АДМИНИСТРАЦИЯ
Добро пожаловать в Deadlywand!
Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
Когда Война стучит в твои двери, какую сторону выберешь ты?

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Настоящее » In oblivion


In oblivion

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

~   IN OBLIVION   ~

https://68.media.tumblr.com/23a48ec8be97b4df4556499d665cd95c/tumblr_oa9kvw5cc41qimjpio3_250.gif

https://68.media.tumblr.com/0330234bdca11fdea58f533bdaaf65f8/tumblr_oqi6nsetYZ1sgla6so1_500.gifЗабвение - непременное условие памяти.

Jane Norton & Emma Milton
8 сентября 1927 года ♦ Лондон, Больница св. Мунго

Если пациент помнит о своём склерозе - это хороший знак.

Отредактировано Emma Milton (2017-06-25 16:36:03)

+3

2

Минуя вход в больницу через витрину (кто только такое придумал? Голову ему открутить мало) и оказавшись среди снующих в разные стороны целителей и пациентов, Джейн остановилась, замерев в нерешительности.
Уверенность в том, что эта затея была хорошей идеей, испарялась с каждым мгновением, но раз она здесь, отступать уже не было смысла.
Сжав зубы и подойдя к стойке привет-ведьмы, Джейн назвала свое имя и цель визита.
Сверившись с записями, ведьма улыбнулась ей в ответ:
– Вас ожидает доктор Милтон, – сказала она и назвала нужный этаж и кабинет.
Спустя минут десять, чуть не заплутав в коридорах, Джейн оказалась на стуле у нужной двери. Остается надеяться, что этот доктор Милтон – нормальный тип. Не то что тот урод доктор Брэнсон, которому ее подсунул когда-то папаша. Ах-ах, он такой чудесный специалист… Держи карман шире.
На самом деле Джейн относилась ко всей этой психиатрии с нескрываемым скептицизмом. А уж Брэнсон за год, который она провела у него, успел достать ее своим Фрейдом, чей портрет, похоже, повесил в своей спальне вместо иконы, и который был нынче весьма популярен на континенте. Этих фрейдистов хлебом не корми – просто ставь каждой пациентке “бешенство матки” и умывай руки. Остается лишь надеяться, что у волшебников все иначе. В конце концов, полная амнезия была вовсе не ее собственной выдумкой. Правда, она уже сомневалась, что там кроется что-то такое, что следовало бы вспомнить. Нет, она должна вспомнить. Она имеет на это полное право. Ну где же, в конце концов, этот доктор Милтон?..

Отредактировано Jane Norton (2017-07-14 00:53:08)

+4

3

У мужчины, стоящего напротив, от ярости и отчаяния раздулись ноздри, сквозь влажные, будто ощетинившиеся волосы, пот стекал по раскрасневшейся шее прямо за идеально накрахмаленный воротничок. Он полоснул по воздуху очередным возгласом и ударил кулаком по столу.
- А вы проверьте ещё раз! Я говорю вам, это приворот!
В стул вжалась молодая женщина, по виду даже младше Эммы, бледная и дрожащая, она стыдливо прятала взгляд, всхлипывая и издавая тихий беспомощный лепет. Мучая непослушными пальцами несчастную шляпку-клош, бедняжка вот-вот оторвала бы массивный цветок, украшающий головной убор сбоку. В углу немой тенью застыл совсем ещё молодой парень, рослый и худощавый, с неубедительными юношескими усиками над тонкой губой, в форменной одежде коридорного или как их называли белл боя. Его только сейчас перестали держать за шкирку, потому он пытался отдышаться и, разглаживая смятую одежду, надеялся выискать путь к отступлению.
Доктор Милтон была в некоторой растерянности. Обыкновенный приём превратился в настоящую семейную драму, в которой у каждого была своя правда. Эмма сочувствовала происходящему, но ничего не могла сделать, потому как есть сердечные недуги естественного свойства, излечить которые способно лишь время и разочарование.
Вздохнув, целительница сделала несколько шагов вперёд, пусть и заметно робея перед напористым сэром, похожим на старательного клерка, от которого исходит дух затхлой конторы, скрупулёзности и занудства. Такие люди походят на бесцветные тлеющие угли, копящие в себе жар обид и унижений, но стоит ощутимому порыву ветра дохнуть на них – вспыхивает огонь слепой ярости. Явление редкое, но, что называется, меткое.
Мисс Милтон терялась. Супруг до последнего надеялся, что измена жены лишь плод дурных чар, он не мог даже мысли допустить что его милая добропорядочная Бетси способна обольститься кем-то другим.
Внимание мистера Купера привлекло шуршание со стороны мальчишки, он уже было выхватил свою палочку, направляя на юношу.
- Что ты с ней сделал, паршивец! Что?!
- Да она сама полезла! Клянусь Мерлином! Она сама!
Женщина завыла, скрючившись.
- Мистер Купер, - мягко окликнула его Эмма, теряя терпение и откровенно боясь, что ситуация выйдет из-под контроля.  – Уверяю вас, это не приворот. Это случилось по самостоятельному волеизъявлению. Мне жаль, но…
- Нет! Вы дурной целитель! Ничего вы не знаете! Это всё срамные танцульки! Один Мордред знает, что там подмешивают в пунш! Она не могла! Не могла!
Миссис Купер громко всхлипнула.
- Сэр, никаких следов амортенции и квазиаморных зелий.
Коридорный поднял с пола свою шапочку и благополучно удрал за дверь, воспользовавшись очередным замешательством рогоносца. Мистер Купер стоял как вкопанный, будто пытаясь снова и снова осознать заключение колдомедика. Вдруг он сел на кушетку и зарыдал взахлёб, подобно безутешному вдовцу. Милтон приблизилась к нему, а сама дала миссис Купер знак, чтобы та скорей покинула кабинет. Женщина выскочила следом за любовником, только пятки сверкали.
Целительница призвала графин с успокоительным отваром и, наполнив гранёный стакан, протянула мужчине. Он ругался, бубнил что-то о любви, порушенной репутации, женщинах лёгкого поведения и превратностях судьбы. Эмма вкрадчиво утешала его и наблюдала за тем, как к супругу пациентки приходит относительное успокоение.
- Не рубите с плеча, сэр, - по-человечески посоветовала Эмма, тот лишь насупился. Сейчас он бы с радостью отослал жену за сотню ярдов. - А теперь возвращайтесь домой и ложитесь спать. Утро вечера мудренее.
Эмма выпроводила пациента под локоток. Мужчина-колдомедик, возможно, посоветовал бы тому залить позор хорошим бренди, но ей пришлось ограничиться лишь формальным напутствием. Отвар сделает всё сам и сон придёт непроизвольно и неминуемо.
Выпроводив взбудораженное семейство, доктор Милтон выдохнула. Она надеялась провести хоть несколько мгновений в тишине и покое, но её следующая пациентка уже ожидала возле двери.
- Мисс Нейтон? – Эмму так замучило семейство Куперов, что в голове всё встало вверх дном. Светловолосая Милтон, похожая в лимонном халате на бестолковую канарейку, пригласила девушку в кабинет.

Отредактировано Emma Milton (2017-07-21 00:21:42)

+2

4

Некоторое время Джейн провела снаружи кабинета в относительной тишине, но длиться той, как выяснилось, было недолго. Из-за двери предполагаемого кабинета неожиданно начали доноситься вопли, перемежающиеся плачем. Снедаемая любопытством, Джейн подкралась на цыпочках к двери, и, приложившись ухом, попыталась вслушаться в эту ругань, но то ли дверь была такой надежной, то ли на ней было какое-то оглушающее (черт их знает). Так или иначе, как только Джейн показалось, что она уловила что-то внятное, как раздался приближающийся громкий звук шагов, и она едва успела отпрыгнуть в сторону, чуть не застигнутая врасплох. Вслед за ним выскочила молодая женщина, и в этот же момент в кабинете опять кто-то разрыдался. Джейн прислонилась к стене рядом и закатила глаза. Бога ради, ее сегодня примут или нет? Уже давно ее очередь, знаете ли. Хотите плакать – плачьте дома под чай с вареньем, накрывшись пледиком.
– А теперь возвращайтесь домой и ложитесь спать. Утро вечера мудренее, – послышался женский голос из-за уже чуть ли не нараспашку открытой двери, и спустя пару мигов из проема выполз здоровый мужик, которого тащила под ручку хрупкая миловидная блондинка примерно ее возраста в желтом рабочем халате – видимо, медсестра или что-то вроде. Когда мужик испарился из коридора, та наконец заметила Джейн и, вздохнув, пригласила ее в кабинет, исковеркав при этом фамилию.
– Я “Нортон”, – недовольно поправила ее Джейн, зайдя вслед за ней внутрь. – У меня на три часа назначено, к доктору Милтону. – Фамилии-то почти одинаковые, так сложно запомнить, что ли? – подумала она при этом, оглядываясь. Внутри вроде было нормально по обстановочке, но она все равно чувствовала себя не в своей тарелке. – Где, кстати, доктор-то, в подсобку смыслся после этих? – Джейн махнула рукой в сторону коридора. – И еще, надеюсь, вы тут не будете мне спицы в глаза пихать? А то мне у магглов доводилось бывать, так они чего только с людьми не вытворяют, вы и представить себе не можете!
Лоботомию через глазницы, конечно, Джейн на себе испытывать не доводилось (видимо, Брэнсон решил, что это бесполезно), но лучше сразу выяснить все с порога. Вдруг волшебники умеют вскрывать черепушку одним взмахом волшебной палочки, чтоб рассмотреть там все как следует? Тогда, конечно, она сразу отсюда смоется, пусть за прием уже и было уплачено.

Отредактировано Jane Norton (2017-07-24 21:51:33)

+1

5

Эмма приложила ко лбу ладонь, пытаясь промокнуть проступившую испарину, и неловко, не задумываясь, отёрла о край халата, оставив еле заметный жирный развод. Целительница заправила за ухо непослушную, будто соломенную прядь и, поправив голос, подняла глаза на посетительницу.
– Прошу прощения, мисс Нортон, – пролепетала девушка, до налёта красноты смутившись досадного недоразумения. Она была с детства приучена к хорошим манерам и подобные мелкие промахи принимала к сердцу ближе, чем это полагается - дурное свойство, корнем которого и множества других проблем можно считать один наиковарнейший вопрос «Что обо мне подумают?». Некоторые полагают, что эта мысль загубила больше людского счастья, нежели воины и катаклизмы. Зато посетительница, судя по всему, подобными моральными изысканиями не страдала, держалась просто и непринуждённо.
– Присаживайтесь, - сохраняя чопорную вежливость, Эмма безукоризненно улыбнулась, указывая на стул подле своего стола, на котором лежала аккуратная стопка пергаментов, рядом с гусиным пером и маленьким сосудом с мелкотолчёным мраморным песком.
– Доктор Милтон – это я, – торжественно и не без лёгкой гордости, игнорируя скепсис собеседницы, объявила девица, присаживаясь следом напротив, улыбаясь так широко, что могло показаться, будто у неё вот-вот непременно сведёт челюсть.
– Спицы в глаза? Какая дикость! – Ахнула Эмма, ужасаясь и качая головой. Она относилась к магглам с добросердечным снисхождением, как к существам невольно слабым и неразумным. – Нет, что Вы! – заверила целительница мисс Нортон, умалчивая, впрочем, что от некоторых колдомедических процедур так паршиво, что лучше уж маггловские спицы во все места.
– Что беспокоит Вас, мисс? Сглаз? Порча? Рикошет от сломанной палочки? – доктор Милтон с мнимой проницательностью оглядела посетительницу и принялась строчить что-то на пергамент, скрипуче царапая лист пером. – Вы ведь ранее не лечились у нас? – колдомедик продолжала записи. Видимых недугов заметно не было, разве что нескромность была на лицо. Эмма последний раз обмакнула перо в чернильницу и, поставив точку, вооружилась палочкой, держа её изящное древко с ловкостью оркестрового дирижёра.

Отредактировано Emma Milton (2017-08-12 00:03:32)

+1

6

На ее возмущение девица явно замялась, потерла лоб, поправила волосы, раскраснелась и пропищала:
– Прошу прощения, мисс Нортон. Присаживайтесь, – и, указав на стул, она села за стол напротив. – Доктор Милтон – это я.
Это что, какая-то шутка?  За это ведь можно и жестоко поплатиться.
Джейн приземлилась на указанный стул и вытянула ноги, демонстрируя миру свои новые дорогущие туфли. Неужели тут нет настоящих докторов – мужчин?
Конечно, и у магглов такое случалось. Суфражистки маршировали по планете, забавляя мир несуразностями в лице женщин-ученых, женщин-политиков и женщин-докторов, само собой разумеется. Джейн самой как-то пришлось наблюдать среди коллег доктора Брэнсона подобную личность. Мисс Ланкастер ругалась как извозчик, дымила побольше самой Джейн и в своих интимных наклонностях явно отдавала предпочтение совсем не джентльменам. Так что если бы перед ней сейчас оказалась очередная мисс Ланкастер, то Джейн бы смирилась с неизбежным. Но вот это вот наивное чудо не вызывало ничего, кроме недоумения. Какой из нее вообще доктор? Раз уж решила носить штаны, так хоть соответствуй.
– Вам сколько лет-то, простите? – спросила Джейн, вздернув брови. Черт, ну почему именно она постоянно вляпывается в такие вот переделки? Свое мнение насчет женщин в медицине она решила держать при себе – у волшебников с этим было как-то не так, и ее бы просто не поняли. Может, у женщин-волшебников такой же мозг, как и у мужчин?
– Спицы в глаза? Какая дикость! Нет, что вы! – воскликнула доктор Милтон. Эта новость явно ее шокировала.
– Да-да, именно, – охотно просветила ее Джейн. – Это у них “лоботомия” называется.* Удаляют лобные доли мозга. Мне такого, слава Богу, не делали, но мой тогдашний врач про это много рассказывал – любил пугать меня так, когда я его доставала. Короче, они вроде как берут эти самые спицы, через глазницы тыкают ими прямо в мозг и крутят туда-сюда. Это сейчас передовое слово в психиатрии.
На вопрос доктора Милтон о том, что ее беспокоит, Джейн сперва поинтересовалась:
– Нет, у вас тут не лечилась, только у магглов. А вам история моей болезни нужна? Потому что если нужна, я, к сожалению, вам ее не достану. Я в то место больше ни ногой. К тому же я вообще-то теперь здорова, как они сказали. У меня, это… – Порча? Сглаз? Эта чушь действительно существует? – У меня амнезия. Вы такое лечите или нет? Эй, эй, полегче, – уставившись на волшебную палочку, которую доктор Милтон извлекла из недр своего рабочего халата, Джейн инстинктивно отодвинулась вместе со стулом немного назад. В нее никакими волшебными палочками ни разу не тыкали, и она изрядно перетрусила – все равно что смотреть в наставленное на тебя дуло револьвера.

_________________________

Свернутый текст

* Лоботомия появилась только в тридцатых, как я только что успела узнать, надеюсь, что мне простят эту огрешность :D

Отредактировано Jane Norton (2017-08-27 17:06:53)

+1

7

Лицо посетительницы будто вытянулось от недоумения.
– Вам сколько лет-то, простите?
– Достаточно, чтобы помочь Вам, мисс, – с невозмутимой услужливостью ответила Эмма. Ей уже приходилось видеть целый спектр реакций на своё положение в больнице, точнее, будто очевидное несоответствие своей персоны с понятиями о компетентном колдомедике, посему у неё наготове имелись ответы, достаточно вежливые с точки зрения светской беседы, но и не располагающие к дальнейшему обсуждению данного предмета разговора.
Тем временем пациентка с особым смаком делилась впечатлениями о проделках маггловских врачей, – Это у них “лоботомия” называется.
Эмма покрутила в голове незнакомое слово, припоминая его латинские корни. «Резать на доли» - решила Милтон, и само это название не внушило ей симпатии, равно как и то, что рассказала мисс Нортон. Живая фантазия быстро обрисовала этот жуткий обряд, и целительница даже поёжилась. Вот и нравится же магглам разбирать себя за шестерёнки!
Доктор Милтон так увлеклась рассказом, что упустила из вида самое главное – пациентка явно не завсегдатаи волшебного мира. Точнее, она имеет некоторые предубеждения касательно магии. Мягко говоря. Протест девушки заставил Эмму приостановиться. Ей приходилось работать с подобным, но чтобы так – ещё не было. Вот что за люди: приходить лечиться, не веря в лечение. Заставил что ли кто? Эмма была раздосадована, но вида старалась не подавать. Она не понимала маггловский образ жизни и слепое презрение к силам, куда более сложным и могущественным.
– Всего лишь амнезия? – уточнила доктор Милтон, считая простую потерю памяти самым банальным, что возможно сделать с сознанием. Решив, что перед ней маггл, которому просто-напросто недостаточно надёжно подчистили память авроры или кто бы то ни было, целительница даже расслабилась. Будет ещё какая-то дамочка сомневаться в её целительских способностях!
Эмма отступила назад, убрала палочку, решив воспользоваться ею позже, и села обратно за стол. Она вытащила из скрипучего ящика пустой лист пергамента и открыла форму согласия номер двести три, которую, согласно порядку, необходимо заполнить перед вмешательством в сознание при подобных обстоятельствах. К заявлению прилагался протокол осмотра. Напитавшись чернилами, перо начало шаркать по листу. Эмма тянула время, поскольку не знала, как тактичнее спросить у сидящей напротив мисс, является ли она магглом или сквибом. Щепетильнее данной темы разве что вопросы повитухи.
– Как часто Вы колдуете, мисс? – Эмма не нашла ничего лучше, чем выяснить всё с излишней деликатностью. Хотя её неловкость была налицо. – То есть, я имею в виду не только если Вы колдуете, но и если это происходит вдруг само. Бывало такое?
Эмма потупила взгляд, выводя очередную закорючку.
– Расскажите мне, почему Вы уверены в потери памяти? – вкрадчиво поинтересовалась целительница и протянула бумагу, где большими буквами было написано «Согласие на легилименцию». – Поставьте подпись, и опишите мне всё, что сочтёте уместным. – Эмма ободряюще улыбнулась и протянула посетительнице перо.

Отредактировано Emma Milton (2017-09-12 22:34:10)

+1


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Настоящее » In oblivion