АДМИНИСТРАЦИЯ
Добро пожаловать в Deadlywand!
Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
Когда Война стучит в твои двери, какую сторону выберешь ты?

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Family buisness


Family buisness

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

~   FAMILY BUISNESS   ~
Lucretia Carrow, Jane Norton
9 августа 1927г. ♦ Министерство Магии
Джейн Нортон приводят в Министерство, чтобы та оформила несколько сделок от своего имени, и там она встречает одну из своих родственниц.

+1

2

Джейн сидела, как вкопанная, на низкой длинной скамье в министерском коридоре, изнывая от скуки. Она торчала в этой очереди уже черт знает сколько времени, и, казалось, что та совершенно не становится меньше. Какого-то старого хрыча пригласили внутрь битый час назад, и тот все еще не вышел обратно. Чего ради она позволила Минти притащить ее сюда? И ведь сама тут же унеслась – ей надо работать, видите ли. Провались все это Министерство со своими олухами прямо под землю! Джейн серьезно не понимала, как Минти не тошнит от ее работы. Как можно тратить свою жизнь на глупое бумагомарание? Если сама Джейн была бы волшебницей, то ни в жизни не стала бы заниматься такой ерундой. Чем именно бы она стала заниматься вместо этого, Джейн пока не решила, но была уверена, что смогла бы даже прославиться – например, изобрести что-нибудь потрясающее, ведь ее голова порой чуть ли не разрывалась от разного рода идей.
Она чуть было не задремала, но тут кто-то осторожно потряс ее за плечо.
– Мисс, вас позвали, – низким глубоким голосом сказал ей высокий чернокожий волшебник, сидящий слева от нее. Появившийся в дверном проеме министерский клерк терпеливо ожидал ее, судя по скорбному выражению на его лице, уже не меньше минуты.
Усилием воли подавив зарождающееся негодование, Джейн пробормотала “спасибо”, и, сжав в руках сумочку, встала и последовала за клерком внутрь кабинета. Право слово, ей нравилось у волшебников, но в некоторых вещах у них было еще меньше разумения, чем у магглов. Однажды, когда они гуляли с Минти по Косому переулку, в толпе ее случайно чуть не сбила с ног какая-то разодетая негритянка. Джейн немедля обозвала ее обезьяной и хотела отлупить ту зонтом, как сестра, ахнув, схватила Джейн за локоть и оттащила в сторону. Оказалось, здесь, у волшебников, нет никакой разницы между белой леди и какой-то туземкой.
К своей досаде, Джейн была уверена, что к чему-то так и не сможет привыкнуть. Впрочем, иные вещи остаются неизменны в любом из миров.
Министерский служащий повел ее по длинному кабинету, где стоял сплошной шум и гвалт, вдоль ряда столов, за которыми устроились посетители.
– Ваши документы, мэм, – нервно улыбаясь, сказал ей он, усевшись за свое рабочее место. Он был молодой – совсем еще мальчишка. Может, только закончил школу.
Решив не заморачиваться, Джейн вытрясла содержимое сумочки на стол и извлекла из охапки пергаментов печать с родовым гербом. Она хотела отдать ее Минти, потому что в гробу видела всю эту бюрократию, но поверенный, который прежде вел дела их отца, с кислой миной поведал, что пользоваться ей может только она. Это значило, что в случае необходимости именно ей придется каждый раз являться в это дурацкое Министерство и подписывать бумагу за бумагой.
Поняв, что облегчать задачу ему явно не собираются, мальчишка натужно вздохнул и придвинул к себе стопку пергаментов.
– Что ж, посмотрим… – пробурчал он, нацепив пенсне на кончик носа. Пытается казаться старше и важнее, чем есть? Ну и умора…
– Это что? – спросил он, помахивая какой-то бумажкой у нее перед носом. – Это нам не нужно. Заберите, – и он бросил свиток на ее край стола.
– Моя сестра собирала все это, – промямлила Джейн, пряча свиток в сумочку.
– Она у вас законник? – беразлично, но с едва заметной иронией поинтересовался служащий.
– Вроде того. Она здесь у вас где-то работает. Араминта Бёрк, возможно, вы ее знаете…
– Здесь очень много кто то работает, то не работает, так что боюсь, что нет.
Служащий задумчиво пожевал губу и поднял на нее взгляд поверх своего идиотского пенсне.
– Так, подписи представителя “Гринготтса” везде есть, все в порядке... Сделки необратимы, вы же понимаете, что делаете, да? – спросил он, вынимая министерские печати из ящика. – Залог части имущества банку под проценты…
Он смотрел на Джейн так, будто считал, что та ни разу не слыхала слово “закладная”.
– Да, знаю, – раздраженно ответила Джейн. На самом деле она и вправду не особо вникала, что там творят ее сестра с дядюшкой. Не заставят же они ее пустить все состояние на благотворительность, в конце концов, это в каком-то роде и их деньги тоже – а оно им надо? Так что она не особо волновалась, что ее могут надуть. Куда больше ей было интересно, могут ли ее, к примеру, отравить или вывести из игры. Но, похоже, либо ее родственники действительно были искренни в семейных чувствах, либо древние родовые заклятия нельзя было обойти подобной чепухой. Так или иначе, пока она может не бояться, что вдруг выпадет из обоймы.
– Ладно, поехали, – устало вздохнул служащий, открыл какую-то огромную книгу вроде бухгалтерской и, взяв первый свиток, начал что-то строчить. Господи, ну когда все это кончится?..
Джейн зевнула и откинулась на спинку стула. У соседнего стола заходилась в истерике какая-то старуха, которой не хотели возвращать деньги, и Джейн поспешила “отключиться”, как она обычно это делала, если окружающая обстановка становилась невыносимой.

Отредактировано Jane Norton (2017-07-13 23:17:59)

+3

3

Обычный вторник обычного для этого лета августа - суетный, копошащийся, перерастающий в какое-то бессвязное бормотание и обрывочный шепот, едва стрелки переползали через время обеда. Лукреция была в своей стихии: ей все это нравилось, все это было понятным и близким, но чем больше общество трепетало перед нарастающей угрозой Революции, тем больше оно пыталось спрятаться за бессмысленной бюрократией и попыткой выбирать цвет штор в момент, когда горит весь дом. Конечно, это раздражало. Конечно, этому нужно было противостоять, и ее шеф, прекрасный в своем спокойствии и непоколебимости, мужественным волнорезом отсекал излишнюю шелуху, летевшую в него со все набирающей скоростью.
Вокруг все его хвалили, согласно кивали, отмечали его непреклонность и нацеленность на реальный результат, возможность видеть истинную цель тогда, когда так хочется закрыть глаза, и как-то не так часто, как хотелось бы, отмечали, что перед суровым волнорезом стоит его команда. Бумаги, прошения, предложения, приглашения - все это, повинуясь законам бумажного царства, проходило понятный, но долгий путь. Если один министр писал другому, то по факту писал это письмо какой-нибудь его ассистент, который передавал письмо секретарю. Секретарь должным образом письмо оформлял, направлял в канцелярию, где оно получало исходящий номер, после чего наконец-то пускалось в путь. Иногда на двух курьерах. Иногда - на двух курьерах, даже если письмо перемещалось между соседними этажами. Курьер доставлял послание в канцелярию уже другого министерства, где получал расписку, что таки да, он выполнил свою миссию и оно доставлено в целостности. Затем - входящий номер, отправление к секретарю, и дальше вверх-вверх-вверх по цепочке исполнителей, пока, наконец, оно не окажется в руках изначального адресата... Спускавшего обратно выполнение написанного в письме предложения обратно на исполнителей.
- Это что?
Она отбросила очередной пергамент в сторону и устало посмотрела на мнущегося перед ней юношу с парящей рядом тележкой "почты".
- Это от кого?
- Из имущественного отдела магических поселе...
- Да хоть Мерлинового Холма, где отметка? Каким образом его должны регистрировать, как анонимку? Что бы там не было написано, юридически этого не существует...
- Мне отправить его назад, мадам? Но если они откажутся простав...
- Да сидите уж. Вон, попросите у Маргарет налить вам водички.
Лукреция сорвалась с места и метнулась к лифту. Министерский лифт летал во всех направлениях, не повинуясь маггловским привычкам "вверх и вниз", но из-за этого путь его значительно растягивался по времени, пока все желающие не успевали войти и выйти. Лу медленно закипала, рыжая, агрессивная, прямая и острая как лезвие прядка выбилась из туго скрученного узла на затылке, перечеркнув и без того возмущенное лицо.
В таком виде, изрядно наскипидаренная поездкой и бессмысленностью происходящего, она и ворвалась в кабинет дежурного клерка, оставив позади себя, в коридоре, возмущенную очередь.
- Это... - вновь начала она вопрошать, нашлепнув на гору бумаг злосчастное письмо, но уже ставшее привычным "что" прозвучало несколько позже, чем она планировала.
-...что это?
Ведьма кончиками пальцев, осторожно подняла перед собой документ, над которым работал клерк. Содержание быстро схватывалось - закладная с совершенно грабительскими условиями, в которой к своему удивлению она увидела знакомое имя, выведенное знакомой же рукой. Аурелия Бёрк - на ее представление перед магической аристократией Лу не попала буквально в эти выходные. Не сказать, чтобы она была очень огорчена - вряд ли светский раут был особо интересным, но статус крови обязывал, и обстоятельства для непосещения действительно были довольно стоящими. Лукреция буквально в субботу выводила это имя уже своей рукой, отправляя вежливое и обходительное письмо с объяснением невозможности своего посещения...
- Аурелия Бёрк... - протянула она задумчиво, смотря на девушку. Так вот она какая, вновь счастливо обретенная сестра, к горю семейства лишенная магии и потерянная так давно, что о ней никто уже и не помнил, а теперь, наконец-то, представшая во плоти перед своими дорогими родственничками. Судя по всему, дорогие родственнички хотели сделать себя еще немного дороже, а новоявленную барышню - дешевле.
- Мисс Бёрк, я не в курсе, какие у вас отношения с новообретенными родственниками, но думаю, что для такого щедрого подарка вы выбрали сложный путь. Если вы хотите переписать дом на вашего дядюшку, то можно сделать это без невыполнимых условий в закладной, а просто банальной дарственной.
Лу вновь развернула документ лицевой стороной к девушке и провела над ним ладонью. Многократно увеличенные строки написанного текста будто отлипли от листа, паря перед ним и выделяя самое подозрительное - заведомо невыполнимые условия возврата имущества в руки текущей владелицы.

+1

4

– Мэм, – вырвал ее из полудремы голос служащего. – Все готово, вы можете быть свободны.
– О’кей, – на американский манер протянула Джейн и, с брезгливой миной вынув печать из-под стопки документов, хотела было спрятать ее обратно в сумочку, как проходящий мимо угрюмый верзила в министерской форме бросил на них взгляд и рыкнул:
– Опять забыл взять расписки?
– Простите, сэр, одну минуту, – встрепенулся несчастный и начал шарить по столу. Джейн закатила глаза и, уже было приподнявшись, плюхнулась обратно на стул. Хорошо хоть обивка мягкая, не то что те ужасные скамьи снаружи.
– Долго еще? – рявкнула она наконец, и клерк чуть не подпрыгнул на месте. – Вы хоть знаете, сколько стоит мое время? Подсказываю, что намного дороже вашего.
Тот пробормотал неуклюжие слова извинения, но, похоже, это была не последняя буря гнева, которой суждено было обрушиться на его голову этим утром:
– Что это? – прямо перед столом невесть откуда выросла статная рыжеволосая женщина с искаженным от злости красивым лицом.
Внимательно пробежав глазами по страницам пергамента, которые та сжимала в руке, она наконец объявила:
– Мисс Бёрк, я не в курсе, какие у вас отношения с новообретенными родственниками, но думаю, что для такого щедрого подарка вы выбрали сложный путь. Если вы хотите переписать дом на вашего дядюшку, то можно сделать это без невыполнимых условий в закладной, а просто банальной дарственной.
Бросив взгляд на предъявленные прямо перед ее лицо каракули, Джейн задумчиво пожевала губу. Откуда, кстати, этой даме известно про “новообретенных родственников”? Видимо, она тоже была из этих, чистокровных. Не исключено даже, что какая-нибудь очередная ее тетушка. К сожалению, Джейн понятия не имела, кто она, и не видела ее в том числе среди гостей своего званого вечера. Не пожелавших по тем или иным причинам явить в их поместье свой светлый лик и приславших письмо с сожалениями было достаточно, так что не было толку играть в “угадайку”. Во всяком случае, эта леди была здесь явно не последним лицом, судя по позеленевшей физиономии клерка.
– Боюсь, что меня заставили прийти сюда и подписать это все. Я понятия не имела, что там написано, для меня это чистая тарабарщина, – с кислой миной протянула Джейн. – К сожалению, меня буквально застали врасплох – выдернули из кровати и притащили сюда, сказав, что это срочное дело.
Если бы она не была уставшей как черт знает кто, то здорово разозлилась бы, но она и без того чувствовала себя отвратительно. Кроме того, месть – это блюдо, которое подают холодным.
– Вы здесь начальник, да? Извините, я совершенно не знаю, как к вам обращаться. Я правильно поняла, что без вашей подписи оно еще недействительно? Могу я в таком случае забрать это и подтереться? И еще я хочу подать жалобу вот на него, – Джейн ткнула пальцем в бедного клерка.

Отредактировано Jane Norton (2017-07-13 23:19:44)

+1

5

– Вы здесь начальник, да? Извините, я совершенно не знаю, как к вам обращаться. Я правильно поняла, что без вашей подписи оно еще недействительно? Могу я в таком случае забрать это и подтереться? И еще я хочу подать жалобу вот на него,
- В каком-то смысле...
Лу внимательно изучала лицо девушки - на нем отражались усталость, злость, некоторая надменность, даже какая-то капризность. Конечно, в Министерстве, царстве бюрократии, душном мире бумаг и чернил, кто угодно потеряет контроль, разозлится и устанет. Но вот надменность Лукреция увидеть не была готова. На чем она основана? Что такое знает, умеет, использует эта лишенная магии молодая женщина, попавшая, к тому же, в совершенно непривычную ей среду, где она заведомо слабее?
Ведьма протянула руку и размашисто перечеркнула новосозданный документ крестом-петлей.
- Вот это все утилизировать так, чтобы даже пепла не осталось. В исходящей корреспонденции проставить исходящие номера и получателя. Вот она, - женщина бросила на стол документ, с которым изначально и пришла сюда, - И мистер Сейнт, надо быть аккуратнее с такими вещами и внимательнее в работе с подобными бумагами. Я понимаю, вы устали, но это не повод наживать себе врагов магической аристократии. Такие люди очень хорошо помнят, когда кто-то поспособствовал потере их имущества. Идемте, мисс Берк.
Ведьма придержала дверь, пропуская вперед девушку, затем нагнала ее в коридоре и вместе с ней вошла в лифт. Все время, которое им понадобилось для того, чтобы добраться до ее кабинета, Лукреция не затевала разговора с девушкой - вокруг всегда было много ушей, а уши эти обычно соединены с мерзкими, грязными на слово ртами, которые конечно не преминут воспользоваться новостью и сказать, что первый секретарь главы Международного бюро Магического законодательства использует служебное положение в личных целях. Но вот лифт прекратил свои хаотические передвижения, Лукреция коснулась своей двери, снимая защитные чары, и открыла ее, вновь пропуская девушку внутрь. Витая табличка с должностью и именем сверкнула, когда дверь наконец закрылась.
- Садитесь, мисс Берк, - указала ведьма на диван у одной из стен кабинета, - Думаю, чашка чая вам сейчас не помешает. Какая-то интересная авантюра у вас наметилась с этим вашим домом...
Повинуясь жесту волшебницы, чайник воспарил над чайной парой, наполняя чашку ароматным горячим напитком. Вторую чашку Лу перехватила в полете, после чего оперлась на край рабочего стола, продолжая внимательно смотреть на свою гостью, совсем недавно приглашавшую ведьму в гости к себе.
- Меня зовут Лукреция Кэрроу. В каком-то там колене я ваша родственница, но в нашем мире все древние фамилии друг с другом в родстве, так что это не удивительно. Я, к сожалению, не смогла посетить ваш прием, но видимо судьба все же распорядилась так, чтобы мы с вами познакомились.
Рыжая отпила из чашки и внезапно вспомнила о клерке, оставленном в отделе.
- Не держите зла на мистера Сейнта. Не думаю, что он собирался участвовать в краже вашего имущества, он достаточно сведущ к своем деле и липовые документы не принял бы. Хотя ему, конечно, стоило бы акцентировать ваше внимание на странностях этой сделки. Их там мало, в приемном, и бюрократии много, все в целом это выливается в сущий ад... Конечно, никто не помешает вам при желании подать на него жалобу, только это вряд ли что-то изменит. Он работает плохо не потому, что он не хочет работать. Он работает плохо от того, что наша система, к сожалению, весьма несовершенна. Некоторые проблемы актуальны для любого из миров...

+1

6

На вопрос Джейн о занимаемой должности дама окинула ту изучающим взглядом.
– В каком-то смысле… – протянула та. Неизвестно, какие были сделаны выводы, однако в ответ на просьбу она перекрестила свиток и объявила:
– Вот это все утилизировать так, чтобы даже пепла не осталось. В исходящей корреспонденции проставить исходящие номера и получателя. И, мистер Сейнт, надо быть аккуратнее с такими вещами и внимательнее в работе с подобными бумагами. Я понимаю, вы устали, но это не повод наживать себе врагов среди магической аристократии. Такие люди очень хорошо помнят, когда кто-то поспособствовал потере их имущества. Идемте, мисс Бёрк.
Джейн тут же встрепенулась. Чего? А ей-то что будет за это все? И почему нельзя убраться отсюда подобру-поздорову?
Однако дама была сурова и деваться, похоже, было некуда. Джейн покорно поплелась вслед, куда было велено, и, пройдя в любезно открытую перед ней дверь (Господи Боже…) последовала за дамой в сумасшедший лифт и дальше, через хитросплетения министерских коридоров. За все это время с ней не перекинулись даже словом. Нехорошо пахнет… Очень нехорошо.
Наконец за ними захлопнулась дверь в каком-то кабинете, в котором, по всей видимости, обосновалась эта дама, и Джейн невольно поежилась. Ей предложили сесть, чем она незамедлительно воспользовалась.
– Думаю, чашка чая вам сейчас не помешает. Какая-то интересная авантюра у вас наметилась с этим вашим домом… – заметила эта женщина, левитировав чайник, и через миг перед Джейн нарисовалась чашка с ароматным чаем, наполненная чуть ли не до краев. Казалось, за полгода пребывания в волшебном мире уже можно было привыкнуть, но Джейн в который раз никак не могла оторвать глаз. Это же настоящее чудо!  А они тут все делают вид, словно дело совсем обычное.
– Меня зовут Лукреция Кэрроу. В каком-то там колене я ваша родственница, но в нашем мире все древние фамилии друг с другом в родстве, так что это не удивительно. Я, к сожалению, не смогла посетить ваш прием, но, видимо, судьба все же распорядилась так, чтобы мы с вами познакомились, – сказала женщина и пригубила свой чай.
“Лукреция”… Ну кто бы сомневался. У подавляющего большинства волшебников были такие имена, что закачаться можно. Да чего только “Аурелия” стоит! Джейн как-то из любопытства залезла в словарь, и узнала, что это какая-то медуза. Вот что должно быть в башке, чтоб назвать так ребенка? А уж об имечко своего дяди, будь он неладен, вообще язык запнется и свернется в трубочку, поэтому она, коли все же приспичило, звала его просто “Эй, ты”!
– Здорово, – протянула Джейн и тоже отпила чаю, и, чуть не обжегшись, отставила чашку. – В смысле, приятно познакомиться с вами.
На самом деле – не очень-то, но, похоже, эта леди Кэрроу здесь – самая что ни на есть Большая Шишка. Стоит быть с ней осторожнее.
Тому, что женщина не то что может иметь здесь работу, а еще и занимать столь высокую и традиционно мужскую должность, она и вовсе не стала удивляться – сил не было.
– Не держите зла на мистера Сейнта, – неожиданно сказала леди Кэрроу. – Не думаю, что он собирался участвовать в краже вашего имущества, он достаточно сведущ в своем деле и липовые документы не принял бы. Хотя ему, конечно, стоило бы акцентировать ваше внимание на странностях этой сделки. Их там мало, в приемном, и бюрократии много, все в целом это выливается в сущий ад... Конечно, никто не помешает вам при желании подать на него жалобу, только это вряд ли что-то изменит. Он работает плохо не потому, что он не хочет работать. Он работает плохо от того, что наша система, к сожалению, весьма несовершенна. Некоторые проблемы актуальны для любого из миров…
– Это вы верно подметили, – кивнула Джейн. – У меня вот когда-то бабушка умерла, так что было… Какой-то лопух накосячил с бумагами, и мой папаша со своими братьями чуть не передрался у поверенного в кабинете. Мой отец-маггл, – пояснила она, чуть смутившись. Сперва ей хотелось еще и настучать на этого мистера Сейнта, сообщив, что он под своим столом  прячет паскудные картинки, но пришлось оставить эту шальную мысль, раз его начальство было так справедливо настроено. В конце концов, это было неправдой, и вдруг у волшебников таких развлечений нет, и ее поймают на лжи на месте?
Поразмыслив, на что можно было бы сменить тему, Джейн не придумала ничего лучше, чем притвориться невинной паинькой.
– Что же мне теперь делать? – жалобно протянула она. – А вы сильная волшебница, да? Я просто хочу проклясть своего дядю как следует в отместку за этот белдам, но, сами понимаете, мне это самой не с руки. Не знаю только, что вам предложить за это, ведь вы в деньгах тоже не нуждаетесь… – тоскливо протянула она, уставившись в пол.

+1

7

Ведьма улыбнулась – Аурелия, державшаяся так надменно и властно с бедным клерком, сейчас, оказавшись с чашкой чая в руках в изолированном от основной массы магов пространстве, выглядела совсем иначе. От Лу не скрылось увлеченное внимание девушки к чайнику, к мелочи, привычной любому ребенку в магическом мире, и неожиданно вспомнила, у кого еще она видела подобный взгляд.
У детей. Детей тех, кто воспитывался в отрыве от волшебников, чьи родители были магглами, или же чьи родители принципиально не пользовались волшебством без очень важного повода (бывали в волшебном мире и такие). Они точно так же отслеживали самые мелкие проявления чудес, будто уговаривая себя, что это теперь – часть их жизни, что они – тоже крупица этого волшебства, что они могут то же самое. Они – могли, но Аурелия – не могла. Судьба была жестока с ней дважды, она лишила крохотную девочку наследственного дара, а затем и отобрала у нее малейшие воспоминания о том мире, что по праву принадлежал ей. Теперь она, полностью освоившаяся в маггловской сущности, искала место в волшебном мире. Искала – и не могла найти. Маленький волшебник привыкал как к должному, что взмах палочки творит чудо, а мисс Берк точно знала, что размахивать палочкой она может хоть целый день, никаких чудес не случится. Она видела их, знала о них, но не имея возможности пропустить через себя никак не могла поверить. Лу не могла представить себе, что она ощущает, и даже попытка поставить себя в подобное положение наводила на нее ужас. Это как лишиться обеих рук одновременно, а еще получить запрет пинать предметы ногами - вообще никаких шансов.
-  А вы сильная волшебница, да? Я просто хочу проклясть своего дядю как следует в отместку за этот белдам, но, сами понимаете, мне это самой не с руки. Не знаю только, что вам предложить за это, ведь вы в деньгах тоже не нуждаетесь…
Девушка протянула слова жалобно, потупив взгляд – сущий растерянный ангел. Снова воспоминание и снова – о детях, точь-в-точь такой же грустный взгляд, «Мама, ну ты же можешь собрать разбитую вазу магией, правда? Я попробовал сам, но у меня не получается, я пока не умею…»
Улыбка приобрела хитрый оттенок – малейшее, едва уловимое изменение в выражении глаз.
- То есть у вас, мисс Берк, достаточно власти, чтобы затаскать по судам и жалобам несчастного исполнителя, но не достаточно для того, чтобы проучить дядюшку? Вот уж не поверю, что дама с таким пробивным характером, решившаяся вернуться в магический мир спустя долгое-долгое время, собирая информацию о нем по крупицам, будет искать исполнителя проклятия посреди Министерства магии. Ну же, мисс Берк, я знаю, что вы гораздо хитрее, чтобы вот так выкладывать предложение заплатить за проклятие.
Рыжая поставила чашку в блюдце, повернула за ручку – так, чтобы рисунок на чайной паре попал в линию симметрии. Автоматическое и пустое действие, чисто чтобы занять руки, пока созревает мысль.
- Тем не менее, идея проучить дядюшку у вас явно где-то живет. И я вас понимаю, после всей истории, случившейся у вас с вашей семьей – это вполне логично. Поверьте, это понимают все, чистокровное сообщество – тот еще гадюшник, в котором всем нам нужно выживать и строить хорошую мину при плохой игре. Возможно, именно поэтому игры за спинами друг у друга ведутся с очаровательной и весьма лицемерной улыбкой. Это часть… Местного этикета, можно сказать. Некоторые, наиболее глупые и наивные, в лицемерные улыбки искренне верят, но поверьте, и ваш дядюшка, и ваша сестра, и я – из другой оперы и знают, что они ожидать удара в спину можно в любой момент. Вы в этом плане для всех пока еще загадка – чем может ударить девушка… В вашем положении.
Говори она с кем-то из магов – слово «сквиб» сорвалось бы быстро и легко, но руководствуясь своим недавним озарением ведьма попыталась хоть как-то смягчить упоминание отсутствия у девушки магии. Она не знала, как относится к своему положению сама Аурелия, но с удивлением даже для себя подумала, что в нем есть свои преимущества и козыри. Но хочет ли она ими распоряжаться?
- На вашем месте я бы точно не искала исполнителя для проклятия, ведь рано или поздно вы даже не подозревая об этом сможете его найти. И будете очень удивлены, когда к вам придут за наградой, а потом – арестовывать. Или в обратном порядке. В магическом мире свои специфические законы заключения сделок, которые вам не всегда удастся уловить – иногда желание слишком быстро становится реальностью. Так что вот за это… – Лу кивнула на бумаги, - …лучше подготовить хорошо продуманную и равноценную месть. Осторожную.
Вообще, тебе самой уже следовало бы проявить осторожность и прекратить говорить. Кто знает, что она скажет своим родственникам и какие планы в этой молоденькой головке? Уверена ли ты, что она ищет сообщников для мести Блэкам, и нужно ли тебе в эту оппозицию?..

+1

8

Лукреция Кэрроу с вроде бы вежливой улыбкой наблюдала за Джейн, когда та мысленно восхищалась летающим чайником, но после ее вопроса о мести, видимо, напряглась:
– То есть у вас, мисс Берк, достаточно власти, чтобы затаскать по судам и жалобам несчастного исполнителя, но не достаточно для того, чтобы проучить дядюшку? Вот уж не поверю, что дама с таким пробивным характером, решившаяся вернуться в магический мир спустя долгое-долгое время, собирая информацию о нем по крупицам, будет искать исполнителя проклятия посреди Министерства магии. Ну же, мисс Берк, я знаю, что вы гораздо хитрее, чтобы вот так выкладывать предложение заплатить за проклятие.
– Хитрее? Я? Да ладно, с чего это вы взяли? – Джейн в чистейшем недоумении вздернула брови.
– На вашем месте я бы точно не искала исполнителя для проклятия, ведь рано или поздно вы, даже не подозревая об этом, сможете его найти, – тем временем сообщила ей Кэрроу. Ага, значит, как-то отомстить все же возможно. Даже это крохотное знание уже было достаточно полезным. Понятное дело, что блюститель порядка за такое в жизнь не возьмется. Но в чем было здесь преимущество – подобный заданный без обиняков вопрос от ничего толком не знающей девчонки даже всерьез не воспримут. Зато объяснят в ответ хорошо, какие могут быть подводные камни. В общем, прекрасно.
Выслушав внимательно все, что ей сказали, Джейн согласно покивала головой:
– Да, в этом вы правы. Уж простите, я просто сейчас вся на взводе, а когда ты вот такая, одни только глупости в голову лезут. Впрочем, после вашего чая я наверняка наконец приду обратно в себя.
Вслед за Кэрроу поставив чашку на блюдце, она тоже улыбнулась в ответ:
– В моем положении… Вы хотели сказать – будучи сквибом? Можете говорить как есть, поверьте, я от этого вовсе не страдаю, как вы наверняка успели подумать. Гм… – замечания Кэрроу о чистокровном обществе не выходили у нее из головы. – В том, что доверять никому нельзя, нет, конечно, ничего удивительного. Только как бы разобраться, кто здесь чего на самом деле стоит? Может, вы мне про кого что интересное расскажете или просто то, что мне стоит принять к сведению?

+1

9

- Может, вы мне про кого что интересное расскажете или просто то, что мне стоит принять к сведению?
Ведьма помолчала немного, обдумывая ответ на этот вопрос. Конечно, она могла сказать, кому уж точно не стоит верить, и конечно, могла предположить, кто все-таки заслуживает хоть какого-то доверия. Но во-первых, враги и друзья самой Лукреции легко могли не совпасть с будущими врагами и друзьями юной Берк, а во-вторых, после таких рекомендаций эта мисс Берк автоматически попадала бы под ее протекцию, становилась бы ее протеже. Нужен ли ей такой поворот событий? Девушка-сквиб, возможностей мало, хотя те, что есть, небанальны и интересны. Но ведь протеже – это ответственность. Один раз, мимолетом предотвратить потерю наследства – это удобная случайность, но следить за глупостями, которые по незнанию может совершить девушка, постоянно… Стоит ли игра свеч?
Да, мисс Берк успешно разыгрывала карту дурочки, «с чего вы взяли, что я хитрая», но все же у Лу не было поводов думать и обратного. Заход из мира магглов в магический уже был лихой авантюрой, а Аурелия и зашла в этот мир, и явно не собиралась сидеть в нем, послушно выполняя все поручения явно не расположенных к ней родственников. Второй такой ошибки, как сегодня, она уже не сделает – в этом рыжая была уверена.
- Мои рекомендации, боюсь, вам не помогут. Люди очень редко относятся ко всем равноценно, и те, кому могу доверять я, вполне возможно предадут в нужный момент вас. Здесь многое замешано, ваш род, ваше наследство, ваше поло… То, что вы не владеете магией. Ваш характер, в конце концов – я не могу даже угадывать, с кем вы можете сойтись, мы с вами знакомы пять минут. Родственники вам этого всего не объяснили? Право же, ваше положение довольно специфическое, вам стоит быть очень и очень внимательной со всем, что вам говорят, дают подписывать, и уж, конечно, предлагают. Просто так вам ничего предлагать не будут, все ищут выгоды. Судя по всему, и ваш дядюшка ищет от вас выгоды. Так что главный вопрос не в том, кто чего стоит, а в том, чего лично вы ходите достичь и кто вам для этого нужен. И ответив на него можно исключительно расширив круг знакомств…
Она замолчала на полуслове – внезапное осознание, такое типичное для женщины, живущей семьей, и такое дикое для политика, настигло ее. Да, конечно же, она знала человека, который точно не причинит вреда, но этот человек вряд ли что-то глобально может решить. Этот человек был легким, светлым и… опрометчивым, он вполне мог вот так, как Аурелия, подписать закладную на дом, а потом наивно хлопать глазами. И все же этот человек вполне мог стать хорошей подругой, которой не надоело бы возиться с разъяснениями всего и вся, разъезжать по всему магическому миру, придумывать какие-нибудь веселые авантюры, и быть своеобразной магической поддержкой для умной девушки-сквиба, которой как раз магии и не доставало. Удивительно, что Лу не подумала о ней сразу, ведь они были похожи, как две капли воды.
- Судя по вашей реакции на меня, моя сестра тоже не смогла прийти на ваш прием? Она достаточно… Легкий и жизнерадостный человек, возможно, она могла бы побыть незаинтересованным в ваших богатствах проводником в мир магии для вас.

+1


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Family buisness