Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
Карнавал прошел, всем причастным положен приз, который Лу уже готовит. Следите за обновлениями в теме аватаризации, а имена Королей ждут вас в новостях!
13/11/2017
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Архив отыгранных квестов » Никаких плюсов, одни заморочки


Никаких плюсов, одни заморочки

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

~   НИКАКИХ ПЛЮСОВ, ОДНИ ЗАМОРОЧКИ   ~
http://s7.uploads.ru/DAIES.jpg
Franz Tybault, Lucretia Carrow
28.04.1927, поздний вечер ♦ Хогвартс

Франц Тибо - персонаж с особой историей. Вампир, спасенный из плена, и с помощью директора поселенный в Хогвартсе... Потенциально опасный хищник среди детей? Вряд ли родители будут рады такому соседству. Альбус Дамблдор, привезя вампира в замок, отправляет весточку Лукреции Кэрроу, чтобы она придумала, как придать такому соседству хоть немного официальный статус.

+3

2

К домашним эльфам, которые были в Хогвартсе слугами, Франц уже привык. Поэтому не удивился, когда однажды вечером один из них заглянул в его комнату. Но вот что было удивительно: к груди домовик прижимал конверт размером чуть ли ни в половину его самого. Тихим и торжественным голосом эльф объявил, что на балконе господину Тибо назначила встречу важная дама, госпожа Лукреция Кэрроу.
Не тратя времени даром - чтобы, чего доброго, слуге не влетело за нерасторопность, - Франц собрался и вскоре оказался на балконе, украшенном чугунными узорчатыми решётками.
Госпожа Лукреция Кэрроу явно была аристократкой. Её осанка, взгляд, движения - всё выдавало в ней потомственную леди. А потому Франц вежливо склонился перед ней и заговорил:
- Приветствую вам, госпожа Кэрроу. Вы желали меня видеть?
Вечер сегодня выдался тёплый, а пол балкона ещё даже не успел остыть после солнечного дня. Францу захотелось снять перчатки и приложить ладони к чугунным решёткам, наверняка тоже хранящим тепло дневного светила, но он не решился нарушить правил хорошего тона, а потому спокойно ждал ответа госпожи Лукреции.

+2

3

Письмо от Альбуса застало ее в самом разгаре рабочей деятельности. Работы было много, вся, как на подбор, срочная, и какая-то мутная, вязкая, будто конца и края ей не видно. Вскрывая конверт со знакомым почерком Лу надеялась, что уж Дамблдор прислал хороших новостей. Вчитываясь в строки, внимательно следя за мягким, привычно-спокойным эпистолярным стилем дорогого ей человека, Лукреция менялась в лице. С одной стороны - у нее появлялся повод, чтобы наведаться в школу, вновь увидеть и сына, и его декана. С другой - задачка, которую подкидывал ей последний, была не из простых...
- Вампир в школе...
Не откладывая в долгий ящик сборы ведьма отправилась решать возникшую проблему.

Вечер был теплый, приятный, и, как все в Хогвартсе, казался правильным - в меру спокойным, в меру суетливым. Мир вокруг пылал и трепетал перед надвигающейся угрозой, но ведь Хогвартс - это совсем другой мир... Лу разглядывала окружающие пейзажи, когда на балконе, куда в поисках деликатного уединения она попросила пригласить ее подопечного, появился этот самый подопечный. Ведьма обернулась - восточные тонкие черты, бледная, не видевшая солнца кожа, легкий французский акцент. Она не торопилась начинать речь, оценивая опасность стоящего перед ней хищника, хотя Альбус и клялся, что Франц безвреден.
- Добрый вечер, мсье Тибо, - сказала она наконец, и указала на стоящую на просторном балконе кованую скамью, - - Прошу вас, присаживайтесь. Вас предупредили, по какому вопросу я прибыла? Это касается... Необходимости официального оформления вашего пребывания в Хогвартсе, что оказалось нетривиальной задачей, учитывая ваши... особенности.

+2

4

Послушно сев на скамью, тоже нагретую за день солнцем, Франц внимательно посмотрел на собеседницу. Внимательно, но не настолько, чтобы забывать моргать - очень часто людям взгляд вампира кажется ледяным или даже гипнотическим, из-за того что веки у них обычно неподвижны. А Францу вовсе не хотелось, чтобы госпожа Кэрроу смотрела на него, как на удава.
- Да, мадам, - сказал Франц, - в письме, которое доставил мне эльф, об этом сказано. И я согласен, что ситуация вышла нетривиальной: ведь у людей есть весьма веские причины с подозрением относиться к представителям нашего народа. И я готов выполнить любое требование со стороны Министерства, если это поможет доказать мою безопасность для учеников и преподавателей школы Хогвартс. Я, к сожалению, не знаю, какими методами владеют волшебники, чтобы определить чистоту намерений человека или какого-либо другого существа, но в любом случае согласен пройти испытание.
Голос его слегка дрогнул: ведь он не знал, как будут определять чистоту его помыслов и будет ли испытание безболезненным.

+1

5

Лу молчала и внимательно слушала, что говорит ей вампир. В конце концов, она вполне могла позволить себе быть "рупором общественного мнения" - и ее ребенок был здесь, и ей было, о ком беспокоиться. Тем временем, Франц высказывал всяческую готовность проходить какие угодно требования и испытания. На упоминании испытаний ведьма подняла удивленно бровь...
- Уж не думаете ли вы, что мы вам будем делать полосу препятствий? Или, может быть, вы думаете, что мы вас под пытками будем заставлять признаться, что человеческую кровь вы все-таки пьете? Поверьте, если уж в ход пойдут пытки, вы скажете, что готовы съесть кого угодно, хоть человека, хоть эльфа, хоть чайник...
Она замолчала на секунду. В Министерстве бывали случаи применения грубой физической силы. Очень грубой. Очень настойчивой. Аврорат отстроил себе отличную шумопоглощающую комнату - ни один звук не проникал за ее пределы. Но все же это не было основным методом дознания...
- Нет-нет, никаких испытаний, кроме, может быть, испытательного срока. Но и перед испытательным сроком нужны какие-то гарантии, хотя бы лично передо мной. Я хочу узнать получше, как вы оказались здесь, и чем обуславливается ваше отличие от... других представителей вашего, как вы выразились, народа.

+3

6

Нет, Франц не знал, какое испытание волшебники могли бы придумать для вампира, если бы захотели.
А что касается испытательного срока, то сам он вовсе не посчитал бы его надёжной гарантией, иди речь о любом другом вампире. Вампиры хорошо умеют втираться в доверие к людям и притворяться людьми; чтобы отвести о себя подозрения, иной вампир может голодать неделями и месяцами, а потом, когда люди проникнуться к нему доверием, устроить кровавое пиршество...
- Я и сам толком не знаю, госпожа Кэрроу, в чём заключается моё отличие от других представителей моего народа, и даже не уверен, что это отличие существует. Во всяком случае, с точки зрения физиологии я такой же вампир, как любой другой. Но так уж вышло, что я никогда не мог заставить себя вонзить зубы в человека, именно психологически не мог, как сейчас принято говорить. Чтобы не страдать от голода, я вынужден был питаться кровью зверей - как вы, вероятно, знаете, вампиры способны её употреблять, хотя звериная кровь не является для вампира полноценным питанием. Она не может насытить вампира по-настоящему - но я научился создавать для себя иллюзию сытости, наполняя желудок звериной кровью полностью, так, чтобы больше не поместилось ни капли. Инстинкт любого хищника велит ему охотиться и убивать - но когда у того же хищника полон желудок, включается другой инстинкт, который велит залечь куда-нибудь и переварить содержимое. Вторая причина, по которой я способен обходиться без крови людей, заключается в том, что питаюсь я трижды в сутки, как и сами люди, а не прячусь ночами в подворотнях, гадая, повезёт ли мне на охоте - ведь вампиру может и не повезти, и тогда ему приходится на рассвете так и засыпать голодным. Здесь меня кормят кровью из мяса животных, и я знаю, что могу поесть в любое время, когда мне захочется.  Наверное, это третья причина - мне не приходится всё время думать о том, как бы добыть еду. Вы, наверное, знаете, что человеку гораздо сильнее хочется пить, если он знает, что воды поблизости нет - возможно, постоянный голод, от которого страдают другие вампиры, имеет ту же природу. И есть у меня ещё одно соображение... Когда я был человеком и жил в родном поместье вместе с матушкой, нас однажды навестил охотник, побывавший в дальних странах. Он рассказывал, что зверь, попробовавший однажды человеческого мяса, будет людоедом всегда - потому что человеческое мясо для хищника самое вкусное. А всё из-за того, что люди употребляют в пищу соль. Возможно, соль - это одно из тех веществ, которых не хватает вампиру в звериной крови, поэтому я всегда стараюсь заедать свою еду солью, даже солонку с собой стараюсь держать на всякий случай.
Теперь пришло время рассказать и о том, как он оказался здесь.
- Дело в том, госпожа Кэрроу, что в Лондоне я встретил другого вампира, и он пригласил меня поохотиться вместе, - стал рассказывать Франц. - Я дал ложное согласие, потому что хотел присутствовать при его охоте и попытаться спасти возможную жертву. Я взял с собой мешок проса и к назначенному времени взобрался на крышу дома, так, чтобы тот вампир меня не видел. Как только он высмотрел жертву - я высыпал на него мешок проса, и он принялся считать зёрнышки, как под гипнозом. Сам я при этом закрыл глаза, чтобы тоже не попасть под гипнотическое воздействие. Тот человек успел уйти, но там оказался ещё один, в одежде полицейского... Я никогда бы не заподозрил, что на деле он окажется фанатиком, считающим себя охотником на вампиров! Он захватил меня, второму же вампиру удалось скрыться. Причём этот так называемый охотник не спешил меня убить - ему нравилось надо мной издеваться, держать в клетке, дразнить, порезав себе палец... Случайно об этом узнал директор Скамандер, которому я буду благодарен всю мою вечную жизнь, и попросил господина Дамблдора, у которого я отныне всегда буду в долгу, попытаться меня выкупить. Как ни странно, мой похититель на это согласился - вероятно, он хоть и фанатик охоты на вампиров, но ещё больший фанатик денег. Вот такая у меня история, госпожа Кэрроу.

+2

7

Вампир говорил и говорил, практически без пауз - плавно, с приятным французским призвуком, рассказывал истории, которые вполне могли бы сойти за детские сказки. Лукреция не была знатоком волшебных существ и их производных - тех, кто приобрел сомнительные способности, изначально будучи человеком. И поверить в то, что другой вампир мог отвлечься, пересчитывая зерна, ей было просто невозможно. Аргументы мсье Тибо о характере его питания были приземленнее и правдоподобнее, но история со спасением жертвы, пленение, выкуп Дамблдором... Как похоже на Альбуса и как опрометчиво с его стороны. Что он разглядел такое в этом существе? Только протекция Дамблдора и заставляла ее слушать все эти сказки. Где-то должна была быть настоящая причина, и Лу собиралась ее найти.
- Где вы жили, когда были человеком, мсье Тибо? Вы упомянули матушку - она застала ваше... Обращение? И вам, новорожденному вампиру, удалось удержаться от жажды? Каким образом? Ведь, насколько я знаю, в этот момент жажда просто невыносима, не поддается контролю...
Ведьма практически не шевелилась - лицо превратилось в маску, не выдающую мыслей и эмоций. У нее было свое обращение, в чиновника, и она превращалась в него как минимум по будним дням, с 9 утра до 6 вечера. Этот навык, слава Мерлину, был ей подконтролен, но и он был по своему страшен.

+2

8

Вопросы продолжались, и теперь госпожа Кэрроу хотела знать о его человеческом прошлом и подробностях обращения. И если ответ на первый вопрос не составлял для Франца труда, то ответ на второй вызывал не слишком приятные воспоминания, хотя и не связанные с самим обращением.
- Я жил во Франции, госпожа Кэрроу, во времена правления императора Наполеона Первого. Мой отец умер ещё до моего рождения, и воспитание мне дала мать, с которой мы жили неподалёку от Парижа. В шестнадцать лет я стал студентом Парижского университета, но учиться мне пришлось недолго: очень скоро я встретил вампира, который превратил меня в себе подобного. И тогда... понимаете, госпожа Кэрроу, я никогда не знал своего родного отца, а обративший меня вампир стал моим кровным отцом. И я понял, что люблю его - как отца. Это чувство зародилось во мне помимо моей воли, само по себе, и оно очень похоже на то, которое человек испытывает к своим родным. Однако мать я любил сильнее, поэтому поспешил вернуться домой - оставаться в университете после обращения было небезопасно. Однако вместо радости встречи меня ждало горе: оказалось, что моя мать умерла несколько дней назад, а письмо с известием о её смерти так и не успело до меня дойти... А потому, простившись в последний раз с матушкой, я отправился искать моего обратителя, который стал для меня с того мгновения самым близким на свете существом. И я нашёл его в Восточной Европе, где провёл с ним долгие годы...
Но поскольку о дальнейших событиях госпожа Кэрроу не спрашивала, то Франц перешёл к ответу на следующий вопрос.
- Вы совершенно правы, госпожа Кэрроу, в том, что для новообращённого вампира жажда невыносима и сопротивляться ей невозможно. И я тоже не мог сопротивляться. В те мгновения я подчинялся лишь инстинкту зверя, который требовал от меня найти кровь и напиться. Как только мне это удалось, я уже не мог оторваться от источника крови, я пил и пил, пока не почувствовал, что не в силах больше глотать. И лишь тогда я как следует взглянул на свою жертву - ей оказалась свинья. Вскоре, выбравшись из свинарника, я встретил на улице человека. От него исходил чудеснейшей аромат крови, мне очень хотелось попробовать её на вкус - но я не мог сделать ни глоточка! Стоило мне подумать о еде, как к горлу подступила выпитая мной ранее свиная кровь, чуть ли не до тошноты... И я признаюсь, госпожа Кэрроу, что тогда мне было очень обидно - ведь из-за собственной неразборчивости я лишился настоящей вампирской еды! Но зато сейчас для меня это замечательный способ борьбы с жаждой человеческой крови, который я открыл совершенно случайно.
Несмотря на важность разговора, Франц искренне улыбнулся такой иронии судьбы.

+2

9

Лу поджала губу – ей было жаль ранить чувства живого разумного существа, пусть Франц и был в чем-то хищником, а не человеком. В его словах было много горя, рассказ был пропитан искренними эмоциями, а ведьма хорошо умела различать, когда ее пытаются заставить верить в поддельные, актерские переживания. Если в этом вампире осталось что-то человеческое после его обращения, то все это собралось в единую силу, щедро приправилось банальной удачей, материализовалось в болезненную форму потери матери и свинью, попавшуюся Тибо раньше, чем человек. Да, его обращение прошло по комичному, хотя и жестокому сценарию, но подобные повороты были вполне в духе всемогущего Рока. Лукреция вполне могла оценить иронию ситуации – и перспективы, которые Рок при этом щедро даровал этому сохранившему человечность вампиру.
- Мне жаль, что вам пришлось пережить такую потерю и в такой болезненный для вас момент. Терять близких всегда тяжело, а в момент такого существенного перехода… – она замолкла, давая паузе завершить и так понятную мысль сочувствия утрате, - Вам достался удивительный шанс, пусть он и лишил вас благостной для вашей расы пищи.
Назвать вампиров «народом» она по-прежнему не могла. Как бы то ни было, этот народ убивал людей, а убивать можно было только бездушной машине-государству. Только оно, обезличенными руками палача, и только в виде наказания за тяжкие преступления, могло брать на себя право решать, чьей жизни продолжаться, а чьей – двигаться дальше. Даже в этом случае вопрос был очень тонким, по нему регулярно велись продолжительные дебаты, и все же суровое время требовало суровых решений, принятых холодной головой. Но не жаждой к убийству.
- Я верю вам, но в основном не из-за данных вами ответов, а благодаря доверию к вам профессора Дамблдора. Он редко ошибается в настоящей сущности людей, и я верю его чутью и в вашем случае. Думаю, объяснение вашей специфической для вампиров диеты вполне подойдет для объяснений перед родителями, ежели до них дойдет информация о вашем пребывании в Хогвартсе. Вы же не собираетесь покидать его пределов? – поспешно спросила она. Мысль о том, что француз может собраться отправиться куда-либо еще, как-то не сразу пришла ей в голову, ведь в письме была поставлена задача как раз легализации житья Франца в стенах замка.

+2

10

- Я бы не сказал, что пища, которой я никогда не пробовал, такая уж благостная, - отвечал Франц. - Вряд ли можно назвать благостным то, что добыто ценой насилия и чужой боли. Если этой пищи меня лишила судьба - то я ей за это благодарен, ведь иначе мы с вами не разговаривали бы сейчас. А крови, что содержится в сыром мясе, мне вполне хватает, жаловаться не на что.
Слова самого Франца всё же убедили госпожу Кэрроу меньше, чем доверие профессора Дамблдора. Что же, этого следовало ожидать - люди скорее поверят тому, кого хорошо знают, чем тому, кого впервые видят. Да и не только люди: о вампирах можно сказать то же самое, да и о представителях других волшебных народов - наверняка тоже.
Но вот последний вопрос несколько смутил бессмертного юношу.
- Я вынужден ответить, госпожа Кэрроу, что я собираюсь покидать Хогвартс, - произнёс он, гадая, к чему этот вопрос задан. - Ведь меня здесь не пленником держат. Моя мечта - стать учёным, но в Хогвартсе я не смог бы получить образование, поскольку родился маглом. Профессор Дамблдор обещал помочь мне в этом, найти для меня хороших преподавателей-маглов, которые могли бы заниматься со мной в ночное время - ведь я не переношу солнца.

+1

11

- Хм...
Чиновница задумалась. Убедить Родителей из нескольких сотен семей, что их детям ничего не угрожает, и легализовать вампира в школе - это один вопрос. Но обеспечить его беспрепятственное пребывание в остальном мире...
- Не то, чтобы я была против ваших перемещений, мсье Тибо, и конечно, я одобряю вашу страсть к науке, какой бы наукой вы не решили заняться... Но вопрос путешествий будет сопряжен для вас с потенциальными трудностями,
которые, возможно, не в моих силах исправить. Я говорю о вашей безопасности, если кто-то попытается радикально защититься от опасного хищника, коим вы являетесь в первом приближении. Мы можем сделать для вас легализацию как для представителя волшебной расы здесь, здесь уже кого только нет, в том числе и потенциально плотоядного.
Но любое путешествие будет уже на ваш страх и риск. Конечно, документы мы вам сообразим, но в них будет указано, что вы в некотором роде... Прикреплены к Хогвартсу и его окрестностям, и ответственность за ваши действия будет на плечах администрации этого учебного заведения.

Лу повела плечами - прохладный ветер забрался под мантию. Все-таки не лето еще, да и Шотландия никогда не славилась особой теплотой.
- Я думаю, вы уже привыкли к тихим путешествиям и сможете не привлекать к себе излишнего внимания. Современный мир активно живет ночью. Но чисто юридически... не забывайте об этом.
Ведьма спрятала ладони в рукава мантии, обернулась к разворачивающемуся ночному пейзажу. Теперь стоило понять, как легализовать Франца. Не вписывать же его как экспонат зоологической коллекции!
- А как у вас... Вы же что-то слышали о магических науках, которые преподают здесь, в Хогвартсе? Доводилось же вам сталкиваться с проявлением магического мира? Может быть, что-то из них вас привлекло, показалось интересным, к чему-то вы почувствовали особое расположение?

+1

12

Ответ госпожи Кэрроу несколько удивил Франца. Он столько лет путешествовал, прежде чем узнал о существовании волшебников - а теперь его возможность путешествовать зависит от одобрения властей магического сообщества? Неужели госпожа Кэрроу думает, что законы волшебников распространяются на вампиров, а те обязаны неукоснительно их выполнять? Пленником Франц становиться не желал, даже если тюрьмой для него стал бы Хогвартс.
Хотя что он, собственно, знает о волшебном сообществе? Ведь многие десятилетия он провёл вдали от цивилизации, в замке своего обратителя, который, пожалуй, был не слишком-то осведомлён о положении дел в большом мире.
- Прежде чем дать ответ, - задумчиво произнёс бессмертный юноша, - я хотел бы узнать, являются ли юридически вампиры членами магического сообщества, существуют ли какие-либо документы, регулирующие отношения волшебников и вампиров. Если да, то каково юридическое положение вампиров в волшебном мире?
"И имеют ли волшебники право ограничивать вампира в свободе передвижения", - добавил он про себя.
Почувствовал ли он расположение к какой-то магической науке? Какое это имеет значение, если он родился маглом? Но ответить было нужно.
- Меня проверяли на способности к чтению рун, - сказал Франц, - однако преподавательница так и не дала мне точного ответа, есть у меня такие способности или нет. Я думаю, что нет, поскольку господин профессор Дамблдор утверждает, что овладеть какой-либо волшебной наукой для магла невозможно.

+1

13

- Боюсь, положение вампиров в магическом мире приравнено к опасным зверям. У вампиров есть право на самоопределение, право жить кланами и некоторые... Привычные и традиционные места, где они живут, но это скорее от того, что Министерство мало что может сделать для того, чтобы вампиров из общества исключить. Вампиризм - часть нашей реальности, нашей волшебной реальности, а вампиры - порождение магии, за которую каждый волшебник в той или иной мере несет ответственность. Поэтому в рамках наших полномочий попытки максимально ограничить охоту вампиров и спасти максимум человеческих жизней, ведь вы же понимаете, что вы - редкое исключение, и большинство вампиров совсем не чураются убивать. Какие могут быть права у убийц... Жизнь есть - и слава Мерлину.
Не сказать, чтобы объяснять это было приятно леди Кэрроу - ей было странно, что Франц не был осведомлен об этом раньше. Она не знала, каким он видел свое положение, но для себя прекрасно понимала, что попади лично она в такую ситуацию - и лучше бы уж смерть. Вечная жизнь в опасности быть схваченным и заточенным как опасный хищник, лишение контактов с родными и друзьями, невозможность строить карьеру, да даже банально выйти на улицу тогда, когда тебе этого хочется, а ждать захода солнца...
- Поэтому ваше, причем именно ваше нахождение на свободе - это исключительная ситуация, для которой до этого не было прецедентов. Поверьте, если бы любому здравомыслящему волшебнику Британии попался вампир, убивавший людей ради еды, он не стал бы долго церемониться, и или сам... Убрал бы опасность... Или вызвал бы для этого аврора. Уж точно не разговаривал бы с ним на балконе, скорее запер бы в подвале, подперев дверь десятком заклинаний, чтобы опасный хищник точно не вырвался на свободу.
Надеюсь, сейчас вы понимаете, что счастливые ваши передвижения до этого момента - это удачное стечение обстоятельств и отсутствие контактов с кем-либо, кто был бы в силах остановить вампира, а уж маггл вряд ли смог бы противостоять вампиру. Не многие стали бы разбираться в особенностях вашей диеты. Скамандер и Дамблдор - исключения из правил... Такое же, как и вы сами.

Она помолчала немного, давая Францу время переварить мысль. У него были варианты - бежать из Хогвартса, заниматься дальше блужданиями по миру, прятаться, раз уж теперь он знает о грозящей ему опасности. Или остаться здесь и потерять полную свободу передвижения, связав себя с людьми, несущими после этого за него ответственность.
- Не для каждого действия в магическом мире нужны волшебные способности, мсье Тибо. Есть масса магических вещей, которым совершенно все равно, маг вы или нет. Например, магическим растениям в оранжереях нужен уход, и им все равно, кто будет их поливать, подкармливать и окучивать, волшебник или маггл. Или волшебные животные в любом случае будут благодарны за корм - волшебнику или магглу. А есть еще астрономы и астрологи, в работе которых математики и чутья к деталям больше, чем волшебства. В конце концов, даже книги в библиотеке сортируют, чинят и расставляют человеческие руки без всякого волшебства, ну разве что до верхних полок дотянуться...

+2

14

Слова госпожи Кэрроу были неприятны, но разумны. Нет, Франц вовсе не считал, что люди обязаны любить вампиров, и вполне понимал их желание защитить свои жизни. Как бы ни относились сами вампиры к своему положению, факт оставался фактом: вампиры убивали людей, а тех, кого не убивали - обращали в себе подобных, продолжая страшную цепочку.
И по законам волшебного мира, Франца следовало если не уничтожить, то заточить... Что, похоже, с ним и собирались сделать.
Всего несколько минут назад он, казалось, был на пути к осуществлению своей мечты - и вот оказывается, что ценой мечты должна стать его свобода. Возможно, он лишится её навсегда.
Но что такое "навсегда" для бессмертного? Для того, кому суждено жить века и тысячелетия? Законы в истории человечества могут смениться ещё много раз, а он по-прежнему будет жив. Одно из благ бессмертия заключается в том, что у тебя есть шанс дождаться чего угодно - сколько бы времени на это ни ушло. И его положение в Хогварсте, конечно же, не может оставаться неизменным на протяжении тысячелетий.
- Я понимаю вас, госпожа Кэрроу, - твёрдо произнёс Франц, глядя в глаза собеседнице. - И если это необходимо, я согласен отказаться от передвижений за пределами Хогвартса - на тот срок, который будет определён для меня властями. Мне следует что-нибудь подписать?

+2

15

Кэрроу вздохнула. Франц, кажется, слышал ее через слово, и в целом она могла его понять. По всей видимости ограничение передвижения было для него настоящим шоком, и будь у них время, она предложила бы перерыв на сутки-двое, чтобы он свыкся с идеей, мысленно нащупал свой дальнейший путь в жизни... Но времени не было, ездить в Хогвартс каждый день она не могла, работа, основная, подавляющая ее часть, не ждала.
- Вопроса срока не стоит, Франц. Я могу предложить вам удачный, на мой взгляд, выход - найти здесь какое-то дело, которое было бы вам по душе, и мы с администрацией школы совместными усилиями протолкнули бы идею, что вы для этого дела идеально подходите. Именно вы и никто другой. Таким образом мы вас здесь легализуем, вы будете находиться в замке и на его территории абсолютно легально, под защитой, без рисков для своей жизни. За пределами Хогвартса у вас будут документы о том, что вы работаете здесь, на случай, если кто-то почувствует в вас опасность и попытается повести себя так, как обычно ведут себя с вампирами. Этот документ будет вашей защитой и за пределами замка, но не стоит заблуждаться - это только бумага, она не убережет вас от серебряной пули, если тот, кто будет эту пулю выпускать, будет сначала стрелять, а потом - думать. Да, стрелка привлекут к ответственности, но вам это уже никак не поможет. Поэтому любые перемещения - на ваш страх и риск... И с огромной осторожностью.
Вашей осторожностью. В прочем, это уже планы на будущее, а пожелания о том, куда можно вам пристроиться в Хогвартсе, принимаются уже сейчас. Думаю, если у вас нет личных пристрастий здесь, вы можете обсудить этот вопрос с администрацией. Профессором Дамблдором или профессором Скамандером,
они явно в курсе происходящего в школе больше, чем я. А я со своей стороны обязуюсь создать прецедент выдачи охранного удостоверения для представителей потенциально опасных для человека рас, опираясь на ваш исключительный случай и апеллируя к вашей надобности здесь, в школе.

+2

16

Франц готов был вздохнуть с облегчением, хотя уже давным-давно не нуждался в воздухе. Кажется, он и в самом деле не так понял собеседницу.
- Простите, что не уловил вашей мысли сразу, госпожа Кэрроу, - ответил он на разъяснение. - Я буду вам очень благодарен, если вы поможете легализовать меня в Хогвартсе. Да, я понимаю опасность... Поэтому, если мне случится покинуть Хогвартс, я постараюсь общаться только с маглами, которые в большинстве своём не верят в вампиров. Что же касается моей возможной работы в Хогвартсе... Мне кажется, я мог бы помогать ухаживать за магическими существами. В те годы, когда я жил с матушкой в поместье Тибо, мне совсем неплохо удавалось ладить с лошадьми. Как вы находите такую идею, госпожа Кэрроу?
Правда, Франц не знал точно, какие бывают на свете магические существа, кроме вампиров и привидений. Но он не сомневался, что директор Скамандер непременно придёт ему на помощь, если вдруг возникнут какие-либо трудности.
Он взглянул на тёмный небосвод, пытаясь по положению луны определить время. Кажется, уже близится полночь.

+1

17

Лу кивнула - кажется, взаимопонимание все-таки было налажено.
- Отличная мысль, мсье Тибо. Думаю, мистер Скамандер будет очень рад вашей идее, он души не чает в животных, да и ухаживать за ними, видит Мерлин, сейчас придется больше... Тут же теперь целый заповедник.
Она проследила за взглядом вампира. Что ж, для человека время было уже поздним, уже пора было закругляться с делами. А вот для Франца был разгар активной деятельности. Возможно, в эту ночь он еще успеет передумать массу мыслей.
Женщина встала, с удовольствием пожала вампиру руку.
- Я рада знакомству с вами. Люблю исключительные случаи, люблю, когда что-то выбивается из общих правил в позитивном ключе. Берегите себя, и надеюсь, что вас удастся реализовать все задуманное. А мы уж постараемся вас максимально обезопасить...
Пролетела, низко ухнув, сова, явно утяжеленная какой-то посылкой. Долгое время ей приходилось общаться с дорогими людьми только через сов, эпистолярным жанром. Сейчас, похоже, была возможность повидаться.
- Думаю, вам есть, о чем еще подумать. Я постараюсь переговорить с профессором Дамблдором еще сегодня вечером, вряд ли он спит, а с директором уже свяжетесь самостоятельно... Удачи вам, Франц.

+1

18

КВЕСТ ЗАВЕРШЕН

+1


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Архив отыгранных квестов » Никаких плюсов, одни заморочки