Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
АМС подготовили расстрельный список. В очереди на снятие с роли следующие игроки: Alice Hamilton, Diura Caragiale, Euphemia Stymphaliti, Newton Scamander
04/12/2017
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Архив анкет » Lucretia Carrow


Lucretia Carrow

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

LUCRETIA CARROW
КАРТОЧКА ПЕРСОНАЖА

Код:
<!--HTML-->
<div class="perg">
<div class="card-image">
<img class="photo" src="http://forumfiles.ru/files/0018/4b/11/45113.gif">
<img class= "zavitok" src="http://forumfiles.ru/files/0018/4b/11/40438.png"></div>
<div class="card-info"><b>Имя:</b><br>
Лукреция Эмберлин Кэрроу
<br><br><b>Дата рождения и возраст:</b><br>
2 января 1892, 35 лет
<br><br><b>Занятость:</b><br>
Первый секретарь главы Международного бюро Магического законодательства
<br><br><b>Внешность:</b><br>
Jessica Chastain
</div></div><br><br>

Здесь и далее - спасибо Борис Борисычу Гребенщикову за тексты песен.
Я знаю одну песню, летит не касаясь земли.
Лето не сожжет ее, январь не остудит.
Хочешь ругай ее, хочешь хвали,
Но не было такой и не будет.

Ты всегда слишком торопишься, Лу. С самого своего рождения, бежишь куда-то, несешься, только бы успеть везде и сделать все, что нужно. Что тебе нужно было в детстве? Отцовское признание - да, так уж вышло, что ты всегда была папиной дочкой, тогда как сестра - маминой. Поэтому ты, подражая, вся из себя серьезная, строгая, размеренная, хотя вся эта размеренность - игра ради одобрения. Пружина внутри, стальная, сильная, упругая пружина, сжатая донельзя, лишь бы только не вырвалось на свободу, лишь бы сдержать все, что "не пристало". Отец в тебе старательно воспитал это "не пристало". Ты - идеальная политическая машина, собранная, аккуратная, просчитанная, рациональная, ты практически не делаешь ошибок, а если делаешь - полностью берешь на себя ответственность за их исправление. Прирожденный лидер, как говорили взрослые. Староста - сначала Слизерина, а потом и всей школы, трудолюбие в учебе, отменная исполнительность в оценках и твердая убежденность в своей правоте - такая, что ты легко могла пойти к преподавателю и доказать, что оценку тебе поставили ниже, чем ты заслужила. Отец гордился, мать - тихо радовалась тому, что хоть одна ее дочка - на самом деле дочка, живая, с нормальными девичьими желаниями, мечтами и радостями. Очевидно, речь шла о сестре, а не о тебе. Конечно, мать любила вас обеих, но если Лицинию она понимала, то ты оставалась для нее загадкой, и с каждым годом, не в силах разгадать эту загадку, она отодвигала ее все дальше и дальше в своем сердце, убирала занозу и непонимание, как она могла произвести на свет настолько далекое существо.
Отец считал, что знает тебя, что ты доверяешь ему все самое сокровенное, и так оно и было... За небольшим исключением. Оба родителя ошибались, думая, что знают, что у их упорядоченной дочери на уме. Никто из них не знал, что там не стержень, а пружина. Никто не знал, что железный характер - это не естественное проявление темперамента, а ежедневная, упорная борьба, к которой ты настолько привыкла, что уже даже перестала замечать. Но пружина сжимается... Напряжение копится. И в какой-то момент она должна распрямиться.
Знаю одну песню, на вкус как пожар,
Попробовавший раз не забудет.
Хватило б только сил самому возвратить этот дар.
Не было такой и не будет.

Отцовская любовь достаточно быстро показала свое истинное лицо - надежду на продолжение его дела, на его традиции. Да, наследника-сына он так и не дождался, и собрал этого наследника из "подручного материала" - тебя. Он привязан к тебе, как к своему созданию, детищу, успешному проекту, но не как к ребенку - здесь на сто очков вперед всегда была сестра, хотя она этого, похоже, не понимает. Для нее всегда были забота, утешение, возможность спрятаться за спину и побыть слабой, нежной, хрупкой. А для тебя? Тебя ставили перед проблемами лицом к лицу. Не прятаться, а решать. Не прогибаться, или, тем более, ломаться, а сопротивляться и достигать цели. Отец натренировал тебя идеально, но любил ли он тебя? Знала ли ты, что такое родительская любовь, когда с головой прыгнула в омут с именем Нумерия Булсторуда? Вряд ли. Первое чувство захватило тебя поздно, уже на пороге выпуска, и изначально казалось не взаимным. Ты никогда не была нелюдимой, легко сходилась и общалась с людьми, но тут, чтобы завязать общение, тебе впервые пришлось пойти на существенное преодоление. Было страшно, непонятно, голова делала что-то не то, язык выговаривал слова, о которых ты потом жалела... Вы проучились вместе, на разных факультетах, но на одном курсе, целых семь лет, но общаться полноценно начали уже выйдя за пределы школьного замка. Ты писала ему долгие, стилистически выверенные письма, он отвечал тебе такими же - аккуратными, выверенными, четкими, как по письмовнику. Любые отклонения от признанных тем плавно возвращались в привычное каноничное русло - тогда тебе казалось, что это проявление типичной мужской натуры, что одна линия - это не от нежелания слышать что-то кроме того, что хочется, а из стремления к стабильности и правильности. Тебе казалось, что вы созданы друг для друга. Тебе казалось, что вот ему-то ты можешь сказать все, довериться во всем, распрямить сжатую пружину... Но стеснялась и ждала удобного момента, которого как-то не случалось почти 5 лет. Когда Нумерий попросил у отца твоей руки, и он с радостью дал добро на ваш брак, отступать было уже некуда. Став его женой и открыв ему свое сердце, показав свою пружинку, позволив ей ослабнуть в сильных мужских руках, ты чувствовала себя счастливой. Счастливой и полноценной, живой - не машиной, не отцовской идеей, а человеком.
А в темных аллеях ангелы плетут кружева,
И все мои слова смыты дождем.
И эхом в тишине едва-едва -
Любимая моя, пробьемся.

Кто же мог знать тогда, что в теплых мужских руках греешься не ты одна. Что опора и поддержка - это не он для тебя, а ты для него. Что твой затяжной роман по переписке был только "одним из", а ты просто оказалась достаточно именитой и подошла на роль идеальной жены больше, чем остальные претендентки. Со стороны, на людях, вы были идеальной парой - у тебя потихоньку округлялся животик, заметный при твоей естественной худобе, Булстроуд радостно летел по карьерной лестнице, вовсю пользуясь связями как своей, так и твоей родни. Все прекрасно, да только остальные претендентки с появлением официальной жены не пропали. Нумерий ходил налево, уверенный при этом, что это только добавляет ему шарма и общественного восхищения, а ты тихо плакала, дожидаясь его дома. Беременность протекала не идеально, тебе пришлось часто, чаще планируемого покидать работу, оставаясь в доме, ставшем для тебя клеткой из ожидания и боли. Каждый вечер, когда он возвращался позже нужного, дежурно спрашивал о твоем самочувствии и спрашивал, что сегодня на ужин, вы оба знали, что ни самочувствие, ни ужин его не интересуют. Ему нужна видимость.
- Нумерий, мы должны что-то придумать. Так не может продолжаться... - живот округлился, а запястья и щеки похудели - переживания тяжело сказывались на внешнем виде.
- Я тоже так считаю, дорогая. Тебе пора уволиться и остаться дома. В конце концов, ты должна вести хозяйство, а не бегать бог знает где, еще и будучи беременной... Вести дела - моя забота, а твоя - делать так, чтобы мне после этих дел было хорошо дома.
Немая сцена продлилась недолго. Распрямившаяся пружина вновь сжалась, ты вдохнула поглубже, фиксируя это новое, отныне - ты поклялась - вечное состояние, и выложила ему все, что считаешь нужным. Что его дело - быть верным жене. Что твое дело - это беречь гордость своей семьи и здоровье своего ребенка. Что жить с такой падалью, какой он оказался, немыслимо для благородной чистокровной девушки, и что ты скорее с камнем с моста прыгнешь, чем останешься с ним хоть на мгновение. И что он может сколько угодно пыжиться, пытаясь доказать всем вокруг, какой он идеальный, но гнилая душа все равно возьмет свое, и сгноит и его драгоценную карьеру, и мнение общества, и будущее, и, в конце концов, жизнь.
Тем же вечером ты уехала в отцовский дом. Официально никаких разводов не могло быть, тем более для людей их круга. Ярмо мужа-предателя повисло на тебе, как неизлечимая болезнь, с которой теперь нужно было смириться и жить, пробиваясь дальше. И ты отправилась пробиваться - оставив ребенка с родителями, обретшими наконец мальчика-наследника, и пресекая все разговоры о твоем муже, просто вычеркнув его из жизни. Твое, да и его, отсутствие комментариев, создали удивительную ситуацию: вы были мужем и женой и все это знали, у вас был общий ребенок, но друг о друге никогда никто не упоминал. Твоя уверенность в том, что это - нормально, передалась и другим. Там, где любого обсуждали бы за спиной, в твоем случае просто пожимали плечами и говорили "а что такого". Карьера встала на свое место, сын, любимый, драгоценный сын - на свое. Пружина сжалась, теперь уже ты строго следила за тем, чтобы не давать себе послаблений. Боль, принесенная мужем, оказалась достаточным стимулом, чтобы возненавидеть саму возможность полюбить мужчину, довериться ему. Отчаянно пытаясь воспитать хотя бы одного настоящего, идеального рыцаря, ты начала относиться к собственному сыну не как к ребенку, а как к идее. Полностью повторяя ошибку своего отца. И лишь изредка это замечая...
Так тому и быть, да значит да,
От идущего ко дну не убудет.
А в небе надо мной все та же звезда.
Не было другой и не будет.

Настоящая чистокровная рыжая ведьма - это судьба, прогибающаяся под твоими желаниями. Ты редко желала что-то так же сильно, как возмездие за причиненную тебе боль. Конечно, ты всегда была выше того, чтобы что-то делать для ухудшения жизни Нумерия, но желания оказалось достаточно. Едва начав четвертый десяток муж подхватил какую-то хворь, изначально казавшуюся сущей мелочью, но оказавшуюся чрезвычайно живучей. Карьера его встала на месте, он так и застрял в среднем звене, лишенный расположения всех, кто приобрел это расположение к тебе, Лу. Ты никогда не просила их отвернуться от него, но все чувствовали, на чьей стороне правда и кому из вас двоих действительно стоит доверять, на чье слово можно положиться.
Лишенный связей и особого положения Нумерий тихо угасал, пока так же тихо, едва добравшись до весны 1926-го года, не сошел в могилу. На похоронах Лу не плакала, сын, видевший отца только в каникулы, тоже горевал не больше положенного приличиями. Месть заняла десяток лет, но она свершилась. Твоя болезнь излечилась, ярмо исчезло. Впереди была долгая, полная жизнь. И настало наконец время выстроить ее по своим правилам.

КАРТОЧКА ИГРОКА
Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Дата рождения:
23 января))
Откуда узнали о ролевой:
Традиционно, сам испек - сам и кушай.

+5

2

Фантастика! *__*

[float=left]http://forumfiles.ru/files/0018/4b/11/29544.png[/float]

ПОЗДРАВЛЯЕМ,
ВЫ ПРИНЯТЫ!

Добро пожаловать в наш волшебный на всю голову коллектив!

Для Вашего удобства мы собрали темы, которые вам стоит посетить после принятия анкеты:
♦ Список персонажей
♦ Занятые внешности
♦ Личное звание
♦ Выяснение отношений
♦ Поиск партнера для игры
♦ Аватаризация

Личную хронологию, а также перечень выясненных отношений,
Вы можете создать в этой же теме.
Желаем Вам счастливого пути в мире магии!

0

3

ЛИЧНАЯ ХРОНОЛОГИЯ

11 сентября 1926 ♦ Это я спрошу у последних строк
28 апреля 1927 ♦ Никаких плюсов, одни заморочки done!
25 июля 1927 ♦ Там только утро и тени твоего лица
9 августа 1927 ♦ Family buisness

0


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Архив анкет » Lucretia Carrow