Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
Карнавал прошел, всем причастным положен приз, который Лу уже готовит. Следите за обновлениями в теме аватаризации, а имена Королей ждут вас в новостях!
13/11/2017
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Союзники » Tanz der Vampire: the Other Way


Tanz der Vampire: the Other Way

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://static.diary.ru/userdir/1/1/1/5/1115722/84911628.jpg

Все канонические персонажи идут по упрощённой анкете!

0

2

На ролевой форум Tanz der Vampire: the Other Way по мотивам фильма "Бал вампиров" и одноимённого мюзикла требуются следующие персонажи:

Обитатели замка

найден

Герберт, сын графа фон Кролока, владыки вампиров

Куколь, слуга графа

Жители деревни

Йони Шагал, хозяин трактира
Ребекка Шагал, его жена

найден

Сара Шагал, их дочь

Магда, служанка

А также

Профессор Абронзиус, охотник на вампиров - срочно требуется!

Отредактировано Совиная почта (2017-06-09 18:18:11)

0

3

найден

Разыскивается

Сара Шагал/Sarah Chagal

http://static.diary.ru/userdir/1/1/1/5/1115722/84969580.jpg

Основные сведения

Единственная дочь трактирщика Йони Шагала, который содержит её в крайней строгости. Сара давно мечтает покинуть свой дом, ставший для неё тюрьмой, и ради этого готова на что угодно - даже сбежать с обольстительным вампиром, чьи намерения могут оказаться не столь чисты.

Пожелания по внешности

Любая актриса, когда-либо исполнявшая эту роль на экране или на сцене. Также возможно использовать собственный фанарт или фанкаст.

Пожелания к игроку

Знакомство с любой из версий канона, грамотность, уважение к соигрокам.

Отредактировано Совиная почта (2017-06-09 18:18:32)

0

4

Сюжет

Наша ролевая игра основана на фильме "Бал вампиров" и одноимённом мюзикле, однако мы не копируем канонический сюжет, а предоставляем игрокам возможность проявлять инициативу и самим определять, как будет развиваться линия каждого персонажа - разумеется, не забывая о правдоподобии.

Раз в год, в самую длинную ночь в году, что наступает с 21 на 22 декабря, в таинственном трансильванском замке, которым владеет загадочный граф фон Кролок, состоится бал вампиров, на котором угощением традиционно служит молодая девушка. Иногда за неимением девушки сгодится и мужчина, но девушка всё же предпочтительнее. В нынешнем 1889 году выбор хозяина бала пал на юную Сару Шагал, дочку трактирщика, которую граф надеется влюбить в себя и заманить на бал якобы в качестве гостьи, на деле же - в качестве еды. Однако не одни вампиры умеют охотиться на людей - встречаются порой и люди, называющие себя охотниками на вампиров. И что, если парочка таких охотников решит сорвать планы обитателей замка?

Исходной точкой служит появление профессора Абронзиуса с ассистентом Альфредом в трактире Шагала. Далее развитие событий определяют игроки. Каждый игрок может как повести линию своего персонажа в соответствии с сюжетом фильма и мюзикла, так и придумать что-то своё.

0

5

Вампиры - живые мертвецы, продлевающие своё существование за счёт чужой крови.

Способности

Большинство из них обладают физической силой, во много раз превышающей человеческую. Сила высшего вампира, например графа фон Кролока, равна силе двадцати человек, простые же вампиры уступают ему в силе в два раза.
Способны видеть в темноте. Обладают прекрасным обонянием. Тончайший слух позволяет им слышать, как в дальней комнате шуршит мышь и как бьётся человеческой сердце в груди жертвы, перегоняя кровь.

Слабости

Не переносят солнечного света, прикосновения серебра, с трудом переносят чеснок. От вампиров, при жизни бывших христианами, может защитить крест, от тех, кто исповедовал другую веру - священные символы их религии. Не отбрасывают тени и не отражаются в зеркале, благодаря чему их возможно распознать.

Питание

Питаются кровью, никакую другую пищу принимать не способны. При недостатке питания сильно страдают от голода, однако на их силах это почти не отражается. Также не способны умереть от голода - в крайнем случае могут впасть в оцепенение, для человека неотличимое от смерти, однако, почуяв близость крови, могут вновь восстать из могилы. Также из оцепенения их может вывести воля владыки.
Люди, умершие от укуса вампира, становятся вампирами сами.

"Вегетарианцы"

Да, на нашем форуме разрешается и такое. Однако, регистрируя вампира-"вегетарианца", питающегося кровью животных, следует помнить, что такая пища не является для вампиров полноценной. "Вегетарианец" лишается многих преимуществ, свойственных его собратьям: его физическая сила равна человеческой, по слуху, обонянию и способности видеть в темноте он также уступает другим вампирам, хотя по сравнению с человеческими его чувства всё равно остры. Как правило, к "вегетарианцам" остальные вампиры относятся с презрением.
Есть, правда, и одно преимущество: в то время как при недостатке человеческих жертв "правильные" вампиры вынуждены голодать, "вегетарианец" может спокойно продолжать охотиться на зверей.

0

6

Alfred написал(а):

От грустных мыслей Альфреда отвлекло появление чёрной кошечки, которая, видимо, жила при трактире.
- Привет, малышка! - обратился к ней Альфред. - Ты, наверное, здешняя? А вот я тебя раньше не видел, наверное, ты долго где-то гуляла, мышковала. Эх, невесёлые здесь дела сотворились, пока тебя не было. Хозяйку твою молодую, Сару, вампир похитил, хозяин твой в лес кинулся тёмной ночью дочь искать, да его самого сюда трупом принесли... С двумя дырочками на шее. Профессор всех предупреждал, что Шагал теперь сам вампиром станет, да никто ему не поверил, а старшая твоя хозяйка, госпожа Ребекка Шагал, ещё и угрожать начала. А он, то есть Шагал, на следующую же ночь ожил и Магду покусал... Никто за этим не уследил, никого рядом не было. Профессор сейчас Магде переливание крови делает - знаешь, такая медицинская штука, в городах её изобрели недавно - а я здесь сижу без дела и не знаю даже, как твою хозяйку из лап вампира вырвать. Ведь люблю я её, твою Сару, а даже защитить не смог. И дороги к замку графа я не знаю, все здесь притворяются, что никаких вампиров в этих местах и нет вовсе...


Из альтернативного эпизода "Когти и крест"

0

7

Sarah Chagal написал(а):

Сара пребывала в предвкушении и волнении. Внутри нее боролись сомнения, опасения и желания с чувствами. "Полночь. Дождаться полуночи" - Думала она, вспоминая графа фон Кролока и его слова. И тогда, по его заверениям, исполнятся все ее желания. Подумать только! Столько волнующих слов исходило от него и тянуло, затягивало ее в бездну, на кромке которой она сейчас пребывала, решительно шагая в голодную пропасть. Что-то влекло ее туда, дальше, глубже, и даже нетерпеливо требовало "быстрее!", что должно было бы даже пугать, но Сара каждый раз в сомнениях напоминала себе, что решилась и отступать некуда, к тому же смешно. Она понимала где-то на самом краешке сознания, что все это может кончиться нехорошо, и уж точно нехорошо оказывалось уже, потому что сбегать из дома в ночи в замок, о котором ходило много разговоров, переходивших почти всегда в шепот, было дурно. Но как же было остаться? Слова вампира задели ее за живое, всколыхнули и направили желания, искушали следовать им, а так же уверяли в том, что ничего страшного с ней не произойдет. Таинственный пригласитель и неведомый ей бал, невиданное ранее дочерью трактиршика торжество, волновали ее если не меньше, то даже больше всевозможных опасений, а, может быть даже, и рисков. Ну и конечно же, таинственная сущность ее искусителя заставляла трепетать. Граф фон Кролок казался настолько обходителен и мил, догадлив, смотрел буквально в самое сердце девицы, что ему было невозможно отказать. Уж точно не ради того, чтобы сидеть в своей комнате, завешенной чесноком, опасаться высунуть нос, будто сразу же на Сару набросится свора собак, и проживать в таком состоянии безумное количество времени, ожидая пока тебя сосватают за какого-нибудь... а, собственно, за кого? Кого-нибудь из их деревни, без каких-либо интересных перспектив или возможности что-то поменять в жизни, кроме дома. Сара чувствовала, что рождена не для этой жизни. Она будто бы цветок, оставшийся без воды, скукоживалась и засыхала. И если с этим можно было сделать что-то, то точно не сидя в доме.
"Интересно, куда подевался Граф?" - Размышляла Сара, оставшись предоставлена самой себе. Конечно, ей хотелось отдохнуть с дороги, но время уже прошло и ожидание как-то затягивалось. Он был очень настойчив, а потом просто растворился, что было странным, но девушка утешала себя мыслью, что он готовится к предстоящему торжеству и именно оно отнимает все его время, позволяя лишь напоминать о себе... вот например сейчас. Сара оказалась в своей комнате, которую ей любезно предоставили, вволю насидевшись в ванной и смыв с себя казалось бы даже остатки прежней жизни, а там ее ждал новый подарок - прекрасное платье, каких ей и не снилось.
- Ой, это мне? - Произнесла она, поглаживая дорогую ткань и стараясь как можно лучше все рассмотреть и запомнить.
"Конечно, кому же, если не мне?" - Заключила она, но на всякий случай огляделась по сторонам в поисках тех, кто мог бы что-то сказать на этот счет. Однако, комната была пуста.
Конечно, как у любой девушки у Сары бывали фантазии о Прекрасных Принцах, которые увозят ее в Счастливую Жизнь, полную достатка и радости, но это было только снами. И тем волнительнее стало все, когда она осознавала, что жизнь ее начинает приобретать их форму. От этого сильнее билось сердце. Она не понимала что чувствует, но вот так вот внезапно в ее жизни появившись, граф уже оставлял огромный след. Сара ощущала что-то большое, но неопределенное, потому что раньше с ней подобного не происходило. О, знала бы она сколько женщин попадалось в эти сети от века к веку, по всему миру. Сколько хищных и не обремененных клыками мужчин заставляли замирать, красиво ведя игру, наивные чувствительные сердца. И чем всегда заканчивались подобные истории. А, может быть, она даже подозревала, но была уже крайне увлечена и не имела сил остановиться. Да и хотела ли?
- Но если это так, и прибудет много гостей... А я не бывала в таких обстоятельствах и не представляю как себя вести. Нужно было расспросить его, когда была возможность. Я ведь не хотела бы его расстроить.
Сара застыла посреди комнаты в одной нижней рубашке, прислонив к груди дорогой подарок. Замечтавшись и представляя грядущее торжество она сама не заметила как закружилась с платьем в неком подобии танцевального па, продолжая прижимать его к себе. Рыжие волосы и алые юбки из летящей ткани изящно разметались в большом во весь рост зеркале, в которое она смотрелась.


Из альтернативного эпизода "Бал состоится в эту ночь..."

0

8

Herbert von Krolock написал(а):

Всю дорогу до своих покоев Герберта занимали исключительно мысли о предстоящем бале. Вернее, о нём самом на этом балу. Вряд ли у кого-то возникнут сомнения в том, кто именно является главным, и бесспорно, самым прекрасным украшением торжественного действа. Несмотря на то, что виконт ревностно лелеял соответствие этому статусу уже почти 300 лет, в его планы и сейчас не входило что-либо менять. А потому, сегодняшний вечер целиком и полностью будет посвящён самой тщательной подготовке к предстоящему веселью. Виконт мысленно перебрал в уме список неотложных дел – их было много, но большинство из них обещали довольно приятные хлопоты. Тем более приятные, если вечером он удостоится поощрительного и полного гордости взгляда отца в награду за свои старания. Даже сама эта мысль вызвала у вампира прилив энтузиазма, невольно заставив его ускорить шаг.
Тем не менее, начать Герберт решил с себя. Он даже зажмурился от удовольствия, вспомнив, как ботато искрится россыпь драгоценных камней в вышивке его парадного камзола, ловя блики многочисленных свечей и преумножая искры в его глазах. Каким мягким светом, должно быть, светится его лицо в обрамлении густого золота волос… И как жаль, что нельзя увидеть всё это великолепие в огромном зеркале, неизвестно зачем украшающего его комнаты! Пожалуй, это было единственное досадное огорчение, с которым Герберту так и не удалось смириться до сих пор. Уже не раз и не два в минуты самого дурного настроения он порывался избавиться от этого бесполезного предмета роскоши, но каждый раз волшебство творения неизвестных венецианских мастеров останавливало его. Впрочем, сейчас настроение виконта было самым, что ни на есть, радужным, а открыв двери в свои комнаты, он и вовсе расцвёл улыбкой. Всё его великолепное праздничное облачение, заботливо и тщательно приготовленное Куколем, ожидало на кровати. Вампир не смог воспротивиться удовольствию и погрузил руки в пену лилово-голубых кружев, с наслаждением ощущая их мягкость. Мысли о пене живо напомнили ему ещё кое о чём. Тёплая ванна, до краёв полная ароматной пены, будет не только необходимостью, но и крайне удачным штрихом к началу этого, без сомнения, прекрасного вечера, что затем перетечёт в восхитительную, как надеялся Герберт, ночь.
Открыв двери в просторную ванную комнату, виконт почувствовал, как на него дохнуло теплом. Неужели Куколь сегодня превзошёл сам себя и уже натаскал горячей воды? Как неосмотрительно с его стороны! Ведь Герберту могло прийти в голову понежиться в облаках пены много позже, и что же ему – лезть в остывшую воду? Надо будет… Но тут вампир заметил, что его соли, шампуни, пены и прочие средства для духовного и телесного наслаждения, так заботливо расставляемые им каждый раз, стоят явно не так, как он их оставил. Без сомнения, в этой ванной кто-то побывал до него. Но кто же? Путём нехитрых логических измышлений, Герберт пришёл к выводу, что это может быть только та девушка, которую пригласил отец. Невероятно! Он уже не мог припомнить, кому из гостей замка когда-нибудь выделяли комнату, граничащую с его собственными покоями. И, мало того, ещё и с ванной комнатой, которую он давно привык считать исключительно своей. Вряд ли отец об этом не знал. Тогда почему? Что это – особое отцовское благоволение к девчонке или же наказание ему, Герберту, за какой-то неосознанный проступок?
Ещё не определившись с тем, как именно он сам отнесётся на подобное посягательство со стороны незнакомой (пока незнакомой) гостьи, Герберт почувствовал, что ему просто необходимо расслабиться в тёплой воде и подумать. Он выглянул в коридор, когда нечеловечески чуткий слух уловил лёгкие шаги за соседней дверью. Без сомнения, все догадки оказались верны – гостья была там. «Танцует она, что ли?» — несколько удивлённо подумал виконт, обратив внимание на частоту этих шагов. Он фыркнул, гордо выпрямился и капризно – пусть горбун знает, что Герберт недоволен — выдохнул в стылую темноту коридора:
— Куколь!


Из альтернативного эпизода "Бал состоится в эту ночь..."

0

9

Rene Mort написал(а):

Рене принюхался. Желания впиться незнакомцу в шею не возникло. Совсем. Неужели перед ним его собрат? Какая удача! Только вот говорила "удача" по-румынски, Рене только и разобрал, что имя — Франц Тибо, неужели это его земляк-француз? Тогда это удача вдвойне, нет даже втройне!
— Вы говорите по-французски? — осторожно осведомился Рене.
Кроме родного языка он неплохо знал немецкий, испанский, итальянский и английский, но вот по-румынски он не знал ни одного слова. Может быть как раз Франц его и научит хотя бы самым важным словам и фразам? В конце концов, землякам на чужбине надо помогать. Наверное.
— Вообще-то я хотел посмотреть на знаменитый замок фон Кролоков.
Знаменитый среди вампиров разумеется. Наверное все же следовало купить самоучитель румынского по дороге, но Рене не так давно проснулся из очередной спячки и еще не очень уверенно чувствовал себя среди людей. Да и где его покупать, если по ночам книжные магазины не работают? Пробраться в библиотеку под покровом ночи и стащить нужную книгу? Вот уж действительно, это будет "ограбление века". Обычно Рене просто обращал учителя нужного ему языка и тот учил своего новоявленного "родителя" (в каком-то смысле), а заодно рассказывал ему про новый мир, сильно изменившийся за время очередной спячки. В отличие от своего собственного обратителя, Рене никогда не бросал своих "отпрысков" без объяснений и по мере возможности следил за их судьбами, чувствуя некоторую ответственность за них. Конечно трудно уследить за такой толпой, поэтому обращать людей Рене старался как можно реже. В результате на него снова нападало уже знакомое состояние оцепенения, а на выходе из него он неминуемо нуждался в новой свежей крови, а заодно в ком-то, кто расскажет ему о новом мире и поможет в нем прижиться. Замкнутый круг. Иногда он отдавался этому состоянию абсолютно добровольно, намеренно отказываясь от любой пищи. Сон был весьма приятен, все проблемы исчезали, все неприятные мысли блекли, тоска развеивалась как дым. Эдакое самоубийство-лайт. Вроде бы не смерть, но похоже.

0

10

Sarah Chagal написал(а):

"У нас гости из большого города, а папа даже не позволил мне  с ним хотя бы поздороваться!"
Сказать, что Сара была донельзя раздосадованной и обиженной на строгого отца – то же самое, что промолчать, не проронив ни единого слова. Ну конечно, как же она могла забыть! В главном зале трактира находилось много мужчин (отца совершенно не волновал тот факт, что большинство из них старше его самого, но еще и ко всему прочему надежно и глубоко женаты), и новые их гости тоже принадлежат к представителям мужского пола! Любую попытку заговорить с Сарой хозяин трактира воспринимал как посягательство на честь единственной дочери и личное оскорбление.
Ладно, познакомиться и побеседовать (ох, как же сильно юной мисс Шагал хотелось расспросить их о городской жизни!) с путниками все равно не получится, и остается лишь одно. Водные процедуры всегда действовали на девушку успокаивающе и заставляли забыть обо всем.
Но (надо же!) именно несвоевременное принятие ванны и позволило Саре хотя бы одним глазком взглянуть на гостей. Услышав звук отпираемой двери, девушка резко обернулась и успела заметить на пороге двух людей: седовласого пожилого мужчину и светловолосого юношу с испуганным взглядом. Сара даже подумать не успела о том, что это, в общем-то, неприлично – разглядывать обнаженную незнакомую девушку, как отец тут же завел привычный разговор о том, что приличным девушкам не положено даже разговаривать с незнакомыми мужчинами, не говоря уже о том, чтоб «разгуливать перед ними в неглиже!», по словам отца.
─ Папа, они меня даже разглядеть толком не успели! ─ тут же возмутилась девушка, оскорбленная необоснованными подозрениями со стороны отца, но тут уже ее и не слышал, выйдя из ванной комнаты и заперев дверь. ─ Как и я их.
В помещении остались лишь сама Сара да ее любимая кошка.
─ Устала я уже, Илинка. Сильно устала. Пленницей себя чувствую. На улицу лишний ра не выходи, на мужчин не смотри, с мужчинами не общайся! ─ тихо перекривила она отца. ─ А я, быть может, просто познакомиться с новыми людьми хочу поговорить с ними, хотя бы из чужих уст узнать, каково это – жить не в Богом забытой крошечной деревне, а в самом настоящем городе.
Даже петь расхотелось, а Сара это дело тоже очень любила.

0

11

Graf von Krolock написал(а):

- Почти триста лет ты живешь в новом амплуа, сын, а все еще морщишься от таких мелочей. Хотя, казалось бы, давно пора научиться маленькому правилу: будь жестоким со всем, что тебя расстраивает. Даже, если это простое зеркало. - Граф убрал руку от стекла и остановился в шаге от Герберта. Слишком близко, чтобы считать дистанцию нейтрально-вежливой. Впрочем, до интимной не хватало полшага. На бледном лице мужчины расцвела понимающая, чуть насмешливая улыбка.
- И все же, ты выглядишь прекрасно. Собрался покорять чье-то неживое сердце? Или желаешь понравиться грядущему гостю? Имей в виду, это может оказаться женщина. Точнее, девушка. С наибольшей вероятностью так и будет. Искать гостей под твои пристрастия в нашем захолустье  становится все сложнее, Герберт. Может быть, ты рассмотришь вариант перемены своих вкусов? - Вампир поднял руку, коснулся было кончиками пальцев щеки сына, но в последний миг, как осекся, так и не прикоснувшись тонкой кожи.

0

12

Napoleon's Page написал(а):

Делал ли он нечто такое, что не делает большинство вампиров и что им бы не понравилось? Ну разумеется, он же пьёт звериную кровь. Однако для Франца это был вовсе не протест, а всего лишь способ утолить голод. А что ему оставалось, если при любой попытке укусить человека у него перехватывало горло, а в коленях появлялась такая жуткая слабость, что впору было так и свалиться рядом с несостоявшейся жертвой? И это при том, что рот слюной исходил от восхитительного аромата, а желудок отчаянно требовал пищи. Словно кто-то надел на него невидимый, но непроницаемый намордник, как на кусачую собаку!
Каждый раз едва ли не до слёз становилось обидно от мысли, что из-за этой загадочной слабости он неспособен даже попробовать той пищи, которая, судя по запаху, обладала таким чудесным вкусом и которую так любили все вампиры. И графу, который, возможно, мог бы что-нибудь посоветовать, признаться было стыдно: ведь тогда признаваться пришлось бы и в том, на какой диете он живёт...
Но Рене продолжал свою историю, и стоило Францу услышать, с какой горечью тот рассказывает о двух обращённых им случайно юношах-вампирах, так и застрявших в своей безрассудной юности - захотелось тут же положить руку ему на плечо. Или даже обнять. Но Франц был гораздо ниже ростом, чем Рене, а обниматься с вампиром, с которым познакомился так недавно, было как-то неловко. Поэтому Франц просто взял руку Рене в свои ладони, мягко сжал, чтобы хоть как-то утешить.
- Знаешь, - горячо заговорил он, - я хотел бы отправиться в путешествие, увидеть мир, узнать как можно больше нового, чтобы стало ясно, могу я развиваться или нет. Но для этого мне пришлось бы покинуть замок и моего обратителя, которого я люблю, как отца. Не знаю, смог бы я решиться... прости, Рене.

0

13

Alfred написал(а):

Так значит, её зовут Сара. Са-ра.
И хотя до сей минуты ничего особенного в этом имени для Альфреда не было, девушек по имени Сара в Кёнигсберге было немало, но отныне оно стало для юного студента самым сладкозвучным из всех женских имён - потому что принадлежало прекраснейшей из женщин.
Сделав шаг назад, Альфред, сам того не заметив, приложил руку к груди.
- Я тоже очень рад, фрёйлейн Сара, - заговорил он, широко улыбаясь. - Простите, что помешал вам принимать ванну. Так неловко всё вышло... Кстати, вам очень идут распущенные волосы - так вы похожи на Русалочку из сказки.
Хотя, возможно, выросшая в этой глуши девушка и не слышала никогда о Русалочке? Тогда его комплимент пропадёт зря.
- Я хотел сказать, - поправился на всякий случай Альфред, - что вы напоминаете мне дочь Морского царя. Но даже она, я уверен, не была так хороша собой!

0

14

Professor Abronsius написал(а):

Оказавшись в комнате, Абронзиус наклонился за книгами.
– Зря это я... – выдохнул он.
От боли перед глазами разве что не плясали звездочки, а зубы сжимались стальным капканом.
Стараясь делать как можно меньше лишних движений, профессор аккуратно сел на кровать. Под мягким одеялом скрывался жетский матрас – вряд ли Шагал предусморел удобства клиентов с проблемными позвоночниками, но сейчас его халатность была как никогда кстати.
Все так же аккуратно, профессор движение за движением выпрямился на кровати. Черт, где там Альфред застрял? Юноша бы сейчас очень помог, намажь он профессору спину согревающей мазью.
Не стоило все-таки тащить столько книг. Хоть большую их часть и нес ученик, но часть экземпляров профессор просто не мог ему доверить (или же сам не мог с ними расстаться - тут как посмотреть), так что теперь каждая страничка этих талмудов засела в позвоночнике.
Впрочем, могло быть и хуже. Вот боль даже немного отступилась. Наверняка скоро пройдет.
Абронзиус, не поворачиваясь, одной рукой нащупал и расстегнул сумку. Кое-как он вытянул книгу.
Милейшее название «О жизни упырей» гласило, скорее, о том, как их убить.
Профессор постарался углубиться в чтение, но куда там.
Каждое слово слышно, каждое слово... Ох уж эти деревянные домишки. Абронзиус с тоской и восхищением подумал об австрийских застройках – идеальных во всех планах. Они были не только до одури красивыми, но и стены их отличалтсь такой толщиной, что ни мышку не услышишь, ни надрывного крика.
А тут... Шаг – скрип, слово – на весь город слышно. Абронзиус зарекся вслух наставлять Альфреда или обсуждать с ним свои дела – только шепотом. На всякий случай.
─ Герр Романссон, можно кое о чем Вас попросить? – щебетал нежный голосок. И тотчас понизился.
Нет, Абронзиус все-таки забрал свои слова о полном отсутствии звукоизоляции.
Но поскольку ванная примыкала к комнате гостей, то стоило девочке повысить интонацию на вопросе, в комнату все-таки прорвалось начало фразы:
«Вы, случайно, не привезли?..»
Альфред ответ тоже шептал, но только дурак не услышит в чужой фразе собственное имя, ровно как и одно из тех слов, которому ты, фактически, посвятил жизнь – «научные труды».
Два плюс два – несложная задача.
Абронзиус достал из кармана маленькую книжонку - та легко помещалась в ладони и не весила почти ничего.
«Стихи о любви. Полет белых голубей».
Профессор украдкой сморгнул влагу и постарался не вспоминать, как он подарил книгу Людмиле.
Прошло их время, прошло...

0

15

Herbert von Krolock написал(а):

Виконт поднял на отца взгляд, исполненный самой искренней благодарности. О да, он был. Он всегда был с ним, с самого перерождения Герберта во тьму. Но и до этого, в смертной жизни, кажущейся сейчас далёким и туманным сном, фон Кролок тоже был с ним рядом: оберегал, защищал, учил, наставлял. Был рядом... как мог. Только потом, уже шагнув за порог бессмертия, Герберт смог оценить те усилия и ту жертву, которую пришлось принести отцу во имя сохранения его юной жизни. И не вина графа в том, что своенравному золотоволосому наследнику сохранить её  не удалось. Впрочем, последние слова отца заставили виконта насторожиться. О, опять этот приступ лирической меланхолии о предназначении всего живого. Только не сейчас! Честно говоря, Герберт рассчитывал поговорить с графом о предстоящем бале, может быть, задать пару щекотливых вопросов о вскользь упомянутой новой жертве, но только не обсуждать с ним сейчас стремления к обретению пары и создания семьи, право слово! В отличие от фон Кролока, виконта не особенно занимал этот вопрос. Герберт предпочитал жить сегодняшним днём, или, если хотите, ночью, не особенно задумываясь о том, что будет завтра. И вполне был доволен тем, что имеет. Возможно, он изменит своё мнение со временем, но время в их случае - совсем не то, с чем следовало бы считаться.
- Я обещаю тебе, что подумаю над этим. - виконт позволил себе полуулыбку, чуть загадочную, в меру мечтательную и даже немного наивную, умелое сочетание, отмерянное веками практики. - А сейчас, с твоего позволения, я оставлю тебя. - и с этими словами он, грациозно повернувшись на каблуках и чуть поклонившись, покинул зал.

0

16

Sarah Chagal написал(а):

― Даже если такого варианта развития событий нет, я придумаю его сама, ― заявила Сара. Когда ее что либо не устраивало, она старалась повернуть ситуацию в нужную ей сторону. В чем-то это ей удавалось, в чем-то ― нет. Да уж, придумать счастливый финал для чужой истории гораздо проще, чем изменить свою. Сбежать из трактира в город? Несмотря на склонность к фантазерству, Сара прекрасно понимала, что в городе в одиночку ей не выжить. Эх, вот если бы кто ей помог… К примеру, хотя бы тот же Альфред.
― Ничего страшного, сборнику фольклора я тоже буду очень рада. По крайней мере, это гораздо интереснее тех книг, которыми снабжает меня матушка, ― девушка тяжело вздохнула, проведя рукой по еще влажным волосам. ― В нашей местности хорошие книги ― большая редкость.
Когда Альфред заинтересовался ее словами о «вампирах в горах», Сара с готовностью ответила:
― На самом деле в горах стоит замок, в нем живет граф фон Кролок со своим сыном. Вы могли видеть их слугу во дворе трактира, они часто покупают у папы свечи для замка. Их светлостей в деревне никто никогда не видел, но поговаривают, что те пьют кровь у домашних животных да у заблудившихся в лесу людей. Если честно, я в это не верю. Скорее всего, они просто слишком горды для того, чтоб связываться с простым людом, а деревенские тетки уже успели небылиц себе напридумывать.

0

17

Alfred написал(а):

Неужели? Неужели он встретил человека, который не боится признаться в том, что любит додумывать сюжеты прочитанных книг, если они его не устраивают?
Альфред тоже нередко этим занимался, особенно перед сном. А ещё лучше - на границе между сном и явью, когда уже трудно понять, то ли ты просто мечтаешь, то ли смотришь спектакль, где твои мечты воплощаются.
Но о своих фантазиях Альфред никому не рассказывал: ведь другие люди запросто могли посчитать, что он ведёт себя как ребёнок, убегая в свои выдумки, чтобы не смотреть в глаза суровой правде. Или, что ещё хуже - смеет, пусть даже в мыслях, пренебрегать очередным великим замыслом очередного великого автора, лишь бы концовка была такой, какую ему хочется.
- Мы с вами похожи, Сара, - очень тихо произнёс Альфред, но смотрел он при этом девушке прямо в глаза. - Я тоже люблю мысленно переделывать концовки чужих книг... и тоже никогда не записываю.
Когда Сара рассказала о горбатом слуге графа фон Кролока, у Альфреда не осталось никаких сомнений, что к нечисти Кролоки не имеют никакого отношения.
- Да, я уверен, что причина именно в этом, - ответил он. - Ведь людей с физическими уродствами издревле боялись, считая их несчастье каким-то дьявольским знаком... В городах, к счастью, в такие вещи верят всё меньше и меньше, но в деревнях, похоже, это суеверие сохраняется до сих пор.
И снова он смущённо опустил взгляд, внезапно испугавшись, что его слова о деревнях могут обидеть деревенскую девушку.

0

18

Magda написал(а):

Когда в трактире появлялись гости издалека, Магде приходилось работать усерднее в несколько раз, и она прекрасно справлялась со своей работой. Правда, фрау Шагал все равно оставалась недовольно. Не и так еду приготовила, не вовремя напитки гостям вынесла, комнаты не успела подготовить. А как тут успеешь, коли сами гости прибыли да вот буквально только что? Но разве придирчивой хозяйке это объяснишь?
Герр Шагал увел гостей в ту самую комнату, которую Магда так и не успела подготовить, фрау Шагал после выдала целую тираду по поводу «служанки-нахлебницы, которая пошла в свою мать», а Магда молча ее слушала, еле сдерживая слезы.
И вздохнула от облегчения, когда хозяйка утопала на кухню. Посетители порасходились, а вот Магде предстояло разобраться с тем бардаком, который они здесь устроили. Каждый день ей приходилось ложиться спать позже всех, а наутро ― вставать с первыми петухами.
Насвистывая под нос незатейливую мелодию, женщина принялась за уборку. С песней веселее и быстрее будет.

0

19

Alfred написал(а):

Почувствовав, как что-то прикоснулась к его ногам, Альфред опустил взгляд и увидел чёрную кошку, которая, видимо, жила в этом трактире. Интересно, можно ли гладить чужую кошку? Всё-таки зверь есть зверь, никогда не знаешь наперёд, что ему на ум придёт.
У самого Альфреда кошек никогда не было, хотя они ему нравились. Нравилась их грациозность, ловкость, завораживало кошачье умение подолгу смотреть в одну точку или часами караулить мышиную норку. Но вот удастся ли найти с кошкой общий язык?
- Здравствуй, - обратился Альфред к кошке. - Смотрю, ты совсем не против познакомиться. Я, пожалуй, тоже рад. И хозяйка у тебя очень милая.
Он вновь перевёл взгляд на Сару.
- Эта ведь ваша кошка? - спросил он. - Как её зовут?
Глупо было бы пренебрегать таким предлогом ещё побеседовать с Сарой. Таким мягким, чёрным, мурлычащим предлогом...

0


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Союзники » Tanz der Vampire: the Other Way