Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ФОРУМУ ИСПОЛНИЛСЯ ГОД!
Поздравляем нас всех, друзья! Обо всех новинках и плюшках вы можете узнать из темы Новостей.
18/04/2018
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Фантастические твари и где их искать » Act.01 Ох, уж этот хэдканон!


Act.01 Ох, уж этот хэдканон!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s6.uploads.ru/vbhtH.gif
Приветствуем тебя, о, Соискатель!
Перед тобой акция, повествующая о том, насколько мы все здесь на голову волшебные. Акция хэдканона, где мы взяли уже известных тебе персонажей и разделали под орех на свой лад. Каждый из этих персонажей уже очень плотно вплетён в сюжет, оттого описания их такие большие и подробные. Само собой, из этого следует, что менять указанные детали биографии очень сильно нежелательно, так что, считай, нельзя. Однако, взамен за это ты получаешь гарантированную игру и гарантированную любовь. Это ведь так здорово, когда ты всем вокруг нужен!
Так что выбирай себе шкурку и чувствуй себя, как дома!

+1

2

[ALBUS DUMBLEDORE] РАЗЫСКИВАЕТ [ДРУГА]


http://sa.uploads.ru/ptEUh.png

1. Имя: Элфиас Дож | Elphias Doge
2. Занятость: колдомедик
3. Образование: Хогвартс, Гриффиндор
4. Место рождения: на выбор
5. Лояльность: против Революции
6. Возраст: 46 лет
7. Внешность: Dan Stevens


ХАРАКТЕРИСТИКА
Голосом Альбуса:
Забавно, Элфи, нас с тобой свёл не удачный случай, не хороший общий знакомый и даже не распределение на один факультет. Нас свело несчастье. У каждого своё, впрочем. И всё же.
Переболеть драконьей оспой перед поступлением в школу - "вот, ведь, не повезло!", говорили все наши сокурсники. Хотя, как ты потом понял сам, много лет спустя, подхватить эту болезнь ребёнком намного лучше, чем юношей или взрослым. К тому же, как ты всегда твердил, если бы ни эта болезнь, разве стали бы мы с тобой так общаться!
Ох, Эл, твоя наивность, какая-то детская непосредственность всегда вызывала у меня умиление. Но ведь и я, как бы хорошо ты обо мне ни отзывался, начал общаться с тобой не с самого первого курса. Первый год мне и самому было сложно, и совсем не до знакомств и общений. За плечами были полтора года в Годриковой Впадине, так и не ставшей ни для кого из нас домом. Я жил мыслями об отце, которого уже не суждено было увидеть, о матери и брате, оставшихся наедине с больной сестрой. Ты знаешь, я всегда любил Ариану. И мне никогда не нужно было объяснять тебе это: ты просто чувствовал, ты понимал без слов. Именно все мои переживания заставили меня обратить на тебя внимание, по-другому взглянуть на тебя, тогда "вонючку Дожа". Я не понаслышке знал, во что может превратиться мир для не совсем благополучных людей. Я просто начал общаться с тобой, а, поняв, насколько ты добр, чист, искренен, и сам потянулся к тебе. Ты говорил, что я был первым, кто "протянул тебе руку". Но это не так, Элфи: ты сам много лет вытаскивал меня из моей реальности.
Когда, с лёгкой подачи Батильды Бэгшот, я начал переписываться с Николасом Фламелем, я упоминал ему и про тебя. После окончания мы вместе должны были отправиться в кругосветное путешествие с Ником. Но Провидение распорядилось иначе. Я не мог оставить свою сестру, я не мог позволить Аберфорту бросить школу - наверное, это был последний раз, когда он меня послушал. Я сказал тебе ехать одному, и ты уехал.
Ты писал мне письма о своих путешествиях, большие, подробные письма. Поначалу я отвечал тебе на них, а потом... я не мог. Прости меня, мой друг, но мне было так тяжело и обидно читать о тех открытиях, предстающих перед тобой, зная, что они уже никогда не будут доступны мне самому. Я не верил, что у меня будет будущее, я не верил ни во что. Всё это совсем меня не красит, а мой единственный брат счёл меня эгоистом, которому дороже амбиции, чем родная семья. Но это неправда. Я был счастлив за тебя. Я любил Ариану и Эйба. Но моя жизнь методично уходила у меня из-под ног и мне было страшно оказываться за её пределами.
Ты же достиг больших успехов. Именно тогда ты выбрал для себя призвание: колдомедицина. Ты и правда очень и очень талантливый, Элфи. А сейчас ты - потрясающий профессионал своего дела. Можешь скромничать сколько угодно, но Николас Фламель никогда не обращает внимание на тех, в ком не видит действительной перспективы и дарования. Твои путешествия длились два года. Ты продолжал писать мне, но не получал ни одного ответа. И всё же, по возвращении в Англию ты в первую очередь решил навестить меня. И попал на похороны Арианы...
В тот дождливый день ты был с нами на кладбище, видел, как мы с Эйбом без помощи магии закапывали могилу сестры. Видел, как Аберфорт с криком разбил мне лицо. Ты и мистер Пруэтт пытались успокоить моего младшего брата. Иронично, но у тебя с Эйбом всегда были лучшие отношения, чем у меня. Ещё в школе ты был кем-то вроде клея между нами: пусть тебе не удавалось разрешить наши с братом конфликты, но получалось свести их к минимуму. Но тогда, видя весь этот ужас, ты понял, что за время твоего отсутствия произошло что-то страшное. Я не мог ничего рассказать тебе, я не мог ни с кем говорить. Аберфорт тоже. И когда нас с братом отвели обратно домой, наложили чары сна, чтобы мы хоть немного успокоились, ты попытался разузнать о случившемся у Батильды. И она рассказала тебе всё, что знала.
На следующий день ты, как и все прочие, думал, что магия всё ещё действует на нас с Эйбом. Но брат проснулся раньше меня и ушёл, я очнулся парой часов спустя и покинул Годрикову Впадину навсегда, ни с кем не прощаясь. Я бежал от того, что сделал, бежал от самого себя.
Какое-то время ты пытался найти меня. Узнав часть правды, ты боялся за меня. Но твои поиски не увенчались успехом, и в итоге ты оставил свои попытки, надеясь, что где-то в этом огромном мире я смог найти своё место. Вновь ты услышал обо мне только в 1907, когда расстроенная Батильда сообщила тебе о моём возвращении и моём состоянии. Ты нашёл меня в одной из грязных таверн в Лютном, где шастает всякий сброд, и пытался забрать меня оттуда, но не преуспел. Тогда ты обратился к единственному человеку, который ещё мог оказать на меня влияние: Нику Фламелю...
Ты - самый искренний и самый добрый человек из всех, кого я знаю. Ты добрый, храбрый, честный и милосердный. Ты - настоящий гриффиндорец, Эл. Ты, но никак не я. В твоём поистине огромном сердце всегда оставалось место для меня. Ты всегда был готов меня понять, и старался помочь всем, чем мог. Именно поэтому я не рассказал тебе всей правды, а ты, понимая, что это слишком тяжело для меня, не стал продолжать свои поиски истины. Реабилитация у Ника, а потом шестнадцать лет преподавания в Хогвартсе немного отдалили нас друг от друга: ты строил свою карьеру, устраивал личную жизнь, я - переключился со своей жизни на жизни своих детей. Но я знаю, что ты - тот человек, который всегда окажется на моей стороне. Тот, кому я могу доверять, могу верить, полностью и без остатка. Именно поэтому я не делаю этого: я хочу защитить тебя от меня самого.


P.S.


Немного фактов:
- Элфиас был в путешествии с Ником Фламелем с лета 1899 года по лето 1901.
- Всё это время он писал Альбусу письма, но где-то к концу первого года Альбус перестал отвечать на них. Как оказалось многими годами позже, почти весь год, когда началась дружба Альбуса с Гриндевальдом, последний перехватывал письма Дожа и не давал Дамблдору читать их.
- Батильда Бэгшот рассказала Элфи о причинах смерти Кендры и о болезни Арианы (важно: Батильда не знала, что Ариана - обскур, полагая, что магия девочки нестабильна из-за пережитых психологических травм, не подозревая, что те давно превратились в сосредоточение тьмы), а так же о своём внучатом племяннике, Геллерте Гриндевальде: о том, что Геллерт и Альбус были весьма близки, но Геллерт исчез в день гибели Арианы. Батильда волновалась за племянника, не знала, что и думать обо всём случившемся, но не спрашивала братьев Дамблдор, итак потерявших сестру. Элфи тоже не решился на это, однако провёл для себя некоторые параллели. Годы спустя, когда Геллерт Гриндевальд стал известен миру, трагедия прошлого и все её загадки стали выглядеть гораздо более зловеще.
- Элфиас работает в госпитале Св. Мунго, вполне может занимать должность заведующего каким-либо отделением. Элфи является одним из выдающихся колдомедиков Британии, практически колдомедицинская знаменитость.
- Участвовал в Первой мировой войне, спасал жизни не только магам, но и магглам. Там познакомился с Тесеем Скамандером.
- Что касается личной жизни Дожа, то он вполне может быть уже счастливо женат и познавать радость отцовства. Этот момент оставляю на усмотрение игрока.
- О случившемся пожаре в Хогвартсе Дож узнал постфактум. Однако, будучи сотрудником госпиталя, точно знал, что Альбус Дамблдор не был помещён туда, как утверждал в своём заявлении Гектор Фоули. Информация, касающаяся этого вопроса, была запрещена для разглашения, на вопросы Элфиаса в Министерстве отвечать отказались, отвязавшись пространными фразами и заверениями.
- У меня есть одна зарисовка про Элфи, а ещё он немного сыгран в одном эпизоде.
Эпизод: Broken Inside
Зарисовка: The Greater Good
- А ещё есть частичное описание дня похорон и дня моего побега из Годриковой впадины: The Greater Good
- По всем вопросам пишите мне в ЛС; если будет нужно, я предоставлю прочие мои зарисовки о моём собственном прошлом, чтобы вам была более ясна вся эта трагичная картина.

+1

3

[ALBUS DUMBLEDORE] РАЗЫСКИВАЕТ [БРАТА]


http://sh.uploads.ru/joAbx.png

1. Имя: Аберфорт Дамблдор | Aberforth Dumbledore
2. Занятость: контрабандист
3. Образование: Хогвартс, факультет на выбор (неполное, 6 курсов)
4. Место рождения: Англия, Насыпное нагорье
5. Лояльность: сам за себя, но пока играет на стороне Гриндевальда
6. Возраст: 43 года
7. Внешность: Chris Hemsworth/J J Feild/в принципе обсуждаемо, но вопрос очень сложный


ХАРАКТЕРИСТИКА
Ну, что же сказать, всё как всегда сложно, и, в то же время, всем известно. Аберфорт Персиваль Дамблдор (можете придумать ещё пару имён типа Брайана с Вулфриком) – средний ребёнок/младший сын Кендры и Персиваля Дамблдоров. Вопреки всеобщему мнению, вопреки своей собственной упрямой позиции выставлять себя деревенщиной, с детства был весьма талантливым волшебником. Просто «жизнь в тени» - штука непростая, а человеческое общество, привыкшее сравнивать, всё время тыкали старшим братом. Но те, кто хотел видеть, знали, что сравнивать тут нечего: мальчишки разные и друг другу не уступают. Аберфорт всегда шёл своим путём. Против течения, против системы – против всех, кто был против него. Конфликты решал дуэлями, а лучше сказать драками с мордобоем. В Годриковой впадине престарелые волшебники и ведьмы, вроде мистера и миссис Пруэтт, любивших бывать в гостях у Батильды Бэгшот на вечернем чае, вечно качали головой и недовольно цокали языками, когда разговор касался младшего из сыновей Дамблдоров. Как и в школе, когда мальчишка Эйб внезапно не вёл себя так же, как отличник Альбус. Никто же из всех этих людей не знал, что у него – отец в Азкабане, что над сестрой поизмывались какие-то недоноски и она теперь психически неуравновешенная, а мать готова прослыть жестокой и сухой волшебницей, якобы прячущей дочь-сквиба, только бы не отобрали малышку и не упекли в Мунго. Сказать, что всё это давно лишило Аберфорта детства и беззаботности, это ничего не сказать. А тут ещё непонимание со старшим братом, с которым мальчишка Эйб окружающий мир видит по-разному (хотя на самом деле не очень-то). Да не будь их жизнь разорвана такими чудовищными событиями, прошли бы все эти конфликты незамеченными, как у всех нормальных детей! Но вот, чего у Дамблдоров никогда не было, так это нормальности.
Была история с Гриндевальдом. Долгая история, в целый год (все подробности ниже). Закончилась известным образом. Аберфорт всё бросил, как и Альбус, и отправился… куда-то. Там, в этом «где-то», он пропадал почти двадцать с лишним лет, успел перестать быть максималистом, повзрослеть, научиться уму-разуму. А ещё развить свои таланты волшебные, которых всегда было достаточно, сделаться контрабандистом, быть объявленным в розыск в некоторых далёких уголках магмира, и, благодаря всему этому, сделаться осторожным, осмотрительным, и хладнокровным.
Известно, что закончилось это всё где-то весной 1927 года, а, может быть, и раньше чуть-чуть. Так как с этого момента сторонники одного уже достаточно нашумевшего в мире тёмного волшебника стали наблюдать в своих рядах нового сторонника. Не все знали его имя. А кто знал, был в курсе, что имя это звучит как Аберфорт Дамблдор. В рядах этих Аберфорт появляется очень редко и на баррикадах вместе с ними не выступает. Он вообще среди этих рядов местный Призрак – то всплывёт, то снова исчезнет. Говорят, Гриндевальд поручил ему особое задание. И вот об этом в курсе, пожалуй, только самый-пресамый ближний круг: Аберфорт ищет для Гриндевальда Дары Смерти. Точнее два оставшихся Дара – Мантию и Камень. Это и есть единственная его, Аберфорта, причина: Воскрешающий камень. Потому что, сделавшись контрабандистом, узнав, какой силы и мощи бывают настоящие тёмные артефакты, наслушавшись легенд и сделав свои выводы, Аберфорт поверил, что именно этот Дар сможет помочь ему вернуть к жизни одну маленькую светловолосую девочку, которой ещё жить и жить, а не лежать в холодной земле. Ради этого громила Эйб готов терпеть Гриндевальда, которого ненавидит всей душой; готов терпеть его приближённых, уверовавших в непогрешимость Общего Блага; готов терпеть и ещё больше, только бы сработало – только бы найти Камень и послать ко всем адовым дракклам и Тёмного и всю его свиту и вообще весь мир, если тот попробует встать на его пути! И всё бы, может быть, так и было, если бы в мае 27-го года в замке Нурменгард, в котором Аберфорт вынужден появляться через определённые отрезки времени, не появился новый узник: рыжеволосый профессор трансфигурации из сожжённого замка Хогвартс…

более подробное и художественное описание от первого лица

Никто не перенёс столько боли, сколько мы с тобой, мой брат. Никому не довелось испить чашу горечи и страха до самого дна, до последней капли. Мы были детьми, когда наше небо обрушилось на нас. Мы не выдержали.

Нашим счастливым домом, местом, где так и остались светлые дни нашей семьи, было Насыпное Нагорье. Помнишь наш небольшой двухэтажный домик? Местечко чем-то напоминало Годрикову впадину: нашими соседями тоже были волшебники. Дома располагались довольно далеко друг от друга, соседствовали с маггловским поселением. Рядом с нашим домом было большое поле, на котором росла высокая трава. Там мы любили с тобой гулять, бегать, играть, сбегая от всех домашних обязанностей. Там, тогда мы были настоящими друзьями. Три года - совсем небольшая разница. Я помню, как был счастлив, что у меня есть маленький брат - мой лучший друг.
Ариана - наше сокровище, мы на равных считали своим долгом заботу о ней. И всё же мы не смогли проследить за ней в тот день. Нет, не мы - я; я не смог этого. Мы были в ужасе, мать в отчаянии. Отец - в ненависти...
Наш отец - убийца. Персиваль Дамблдор - убийца детей. Не важно, что магглов, не важно, что виновных, но детей. Я не осознавал этот кошмар тогда, не понимал настолько, насколько понимаю сейчас. Иногда мне кажется, от этого осознания можно сойти с ума. Я почти достиг этой черты совсем недавно... Но тогда - тогда все отвернулись от нас, сразу, как только авроры пришли за отцом, забрали его палочку, и увели от нас навсегда. Мы не видели его больше никогда, никто из нас. Азкабан - не место для детей. Но Азкабан вполне может уместиться в одной детской душе.
Я не понимал, почему всё так. Мы отстранились, отделились друг от друга. Кажется, именно тогда начали переставать понимать друг друга. Словно что-то встало между нами. Ужас, боль, трагедия - мы не сплотились под их гнётом; они ударили в нас и попали в сердцевину. Сначала пришлось понять, что у нас больше нет никого, и все отвернулись от семьи детоубийцы. Потом пришлось оставить навсегда родной дом и уехать в маленькую деревушку на другом конце страны. Годрикова Впадина, новый дом на самом краю деревни. Там бы нужна была мужская рука, но мы с тобой - всего лишь дети. А мать не применяла лишний раз магии, чтобы не пугать волшебством Ариану.
Наша мать - она до последнего своего дня старалась дать нам всё, что только могла. Она старалась уберечь наше будущее или сохранить то, что от него оставалось, пока весь наш мир разрушался, откалываясь частями, падая в бездну. Даже Ариану: мама выдумала эту легенду о сквибе, чтобы уберечь её. Кендра была готова быть притчей во языцах, прослыть жестокой, якобы стыдящейся собственной дочери - и всё ради того, чтобы не отдать её в Мунго. В госпитале Ари бы забрали, отняли у нас. Мы бы никогда больше её не увидели. Пятый этаж для умалишённых - он стал бы для неё её Азкабаном. Разве можно было так поступать? Пусть она была бы тысячи раз проклятой, мы не отдали бы её...
Ты был сильнее меня. Ты и сейчас сильнее. Ты был настоящим подспорьем маме и Ариане, пока я учился в школе. Эти три года, до твоего поступления, пока ты ещё оставался дома, очень сблизили тебя с Арианой. Ты постоянно был с ней, ты знал, как успокоить её, ты старался быть настолько полезным и нужным, насколько только мог маленький мальчишка, чтобы хоть как-то облегчить груз тяжкой ноши нашей матери. Но между нами с тобой не было так. Когда я приезжал на каникулы, мы ссорились. Всё чаще и чаще. Сейчас мне и не вспомнить ни одной причины. Всё это было так глупо. Мать переживала из-за наших ссор. Она не терпела наши склоки и всегда разгоняла нас. Она не искала между нами правого и виноватого - она говорила, что мы не имеем права на обиды. Мы не послушали её. А когда ты приехал в Хогвартс, пропасть между нами как будто ещё сильнее расширилась. И только Элфи Дожу, нашему общему другу, удавалось порой осадить нас.
А потом мы остались совсем одни. Наша мать погибла в июне 1899 года, это был мой выпуск, у тебя - конец четвёртого курса. Батильда Бэгшот, единственный друг нашей семьи, единственный человек, который всегда во всём нам помогал, заботился о нас - ей выпала ноша сообщить нам о смерти матери. Сказать, что мы с тобой - круглые сироты.
Почему ты считал, что для меня мои достижения важнее сестры и тебя? Почему я не смог разубедить тебя в этом? Мы поссорились, когда ты увидел, что я пишу письмо Нику, после похорон матери. Я писал ему о том, что не приеду, чтобы ни он, ни Элфи не ждали меня и отправлялись в своё кругосветное сами. Ты сказал мне, что и ты и Ари для меня обуза. Я разозлился на тебя, на твоё по истине козлиное упрямство. Только плачь Арианы, которая не могла выносить наших ссор, остановил нас. Мы решили, что ты продолжишь обучение. Аргумент, что этого хотела бы мама, подействовал на тебя. Я остался с сестрой на год один, а ты приезжал к нам на каникулы.
Я познакомился с Геллертом Гриндевальдом в июне 1900, до того, как ты вернулся из Хогвартса. Ты не доверял ему, сколь бы веские аргументы я ни приводил. Ты с опаской относился ко всем людям, кто каким бы то ни было образом приближался к нашей семье, и, пожалуй, только Батильда была для тебя исключением. Теперь мы ссорились с тобой ещё и из-за Геллерта. Ты не устраивал открытых скандалов, но предпочитал держать племянника Батильды на расстоянии. Тебе не нравилось, что я общаюсь с ним. Тебе не нравилось, что даже Ариана прониклась к Гриндевальду какими-то чувствами. Быть вместе, вчетвером, было действительно сложно. Кажется, только присутствие Арианы тормозило нас. А когда её не было рядом, воздух неизменно наэлектризовывался.
И всё же ты смог уехать ещё на год, и оставить меня с Арианой во второй раз. Ты знал, что и Гриндевальд остался в Годриковой впадине и не вернулся в Германию, когда завершилось лето. Рождество и Новый год с 1900 на 1901 год мы справляли вчетвером. Это был единственный момент, когда все склоки вокруг нас - всех четверых! - отчего-то утихли, уйдя на второй план. Для меня то время было самым счастливым: у меня снова была семья. Я знаю, что и для тебя тоже. Я видел это по твоим глазам.
И всё это рухнуло разом, всего через каких-то полгода. Наша с Геллертом решимость покинуть навсегда Годрикову Впадину, взять с собой Ариану, и распространять идеи Общего Блага, взбесила тебя. Я пытался доказать тебе, что хочу сделать это ради нашей сестры: что, найдя Дары Смерти, мы сумеем вылечить её. Мне никогда не приходило в голову, что твой гнев был вызван страхом потерять последнее, что ты имел. Я тяжело переживал смерть отца и матери, и не понимал, что и ты испытывал тот же самый ужас, что и я, просто выражал это иначе. Я всегда замыкался в себе, за что ты называл меня лжецом - потому что не мог понять меня. Ты же наоборот - свою боль, свой страх ты выражал гневом и протестами, готовый зубами вырывать у мира то, что тебе было дорого. В тот страшный день мы вылили друг на друга всю грязь, которую накопили. Мы перешли все границы. Но расплатилась за это Ариана...

Ты уехал из Годриковой впадины на следующее утро после похорон Арианы. Не попрощавшись со мной, и ни с кем другим. Ты забрал с собой портрет Ари, один из тех подарков, который мы сделали ей на Рождество, и пропал из моей жизни на двадцать шесть лет. За это время ты изменился. Твоя мятежность, безрассудство, заводили тебя в разные уголки мира, бросали в крайности, передряги. Но в конце концов именно они научили тебя уму разуму: научили быть осторожным, рассудительным, остудили твой пыл, упразднили максимализм. Ты выбрал для себя стезю контрабандиста. Даже "изменившийся ты" не признавал над собой никаких систем. Но эта стезя вывела тебя на Геллерта Гриндевальда. Нет, вы не поубивали друг друга. Ты достаточно опытный и сильный маг, но Геллерт действительно самый могущественный тёмный волшебник нашего времени. И ему не было никакой выгоды в том, чтобы лишать тебя жизни. Убеждать он умеет и ты остался на его стороне. Ты попался на той же уловке, которая в дни нашей юности отравила меня: будучи контрабандистом, и теперь действительно зная, насколько могущественными могут быть артефакты, ты поверил в существование Воскрешающего Камня и того, что он поможет нашей сестре - что он вернёт её.
Ты думаешь, что сможешь использовать Геллерта и избавишься от него, как только вы найдёте второй Дар Смерти. Ты держишься в стороне от его ярых фанатиков, стремящимися менять мир во славу Общего Блага. Ты всё ещё помнишь, как эти слова - Общее Благо - произносил я сам. Потому ты делаешь вид, что занят только поиском Даров.
О пожаре в Хогвартсе, о том, что я стал пленником Геллерта, ты узнал совсем не сразу. Геллерт рассказал тебе, когда, вернувшись в Нурменгард в июне, ты спросил его о слухах и перешёптываниях, которыми был пропитан весь замок. Он отвёл тебя ко мне и даже отдал тебе мою палочку. Она была у тебя в кармане и я видел её. Я знаю, что ты специально не стал прятать её: это был единственный способ, как ты мог помочь мне. Я выхватил её у тебя с помощью беспалочковой магии, а потом сбежал из Нурменгарда, устроив для вас с Геллертом целое представление. Гриндевальд не мог причинить тебе вреда - ты нужен ему.
Может быть, ты считаешь, что этим поступком сделал для меня достаточно и теперь можешь продолжать держаться нейтральной стороны, занятый только Дарами. Но так не считаю я, мой брат. Десять лет я пытался достучаться до тебя. И теперь не смирюсь.


P.S.


Важно вот что: этот персонаж мне безумно дорог, и я отношусь к нему так же трепетно, как к своему собственному. Мне не импонирует образ старика за сотню, который лелеет старые обиды и всё ещё винит брата во всех грехах. Мне не нравится интерпретация Аберфорта, который якобы всю жизнь брата ненавидел и так и ненавидит и вообще всех в гробу видал. Он, может быть, и видал в какой-то мере, но всё это в моём понимании больше напускное, а не искреннее.  Если вы прочли описание выше, вы понимаете, насколько мне небезразличен «мальчишка Эйб», насколько дорог «громила Эйб». Я уверен, что «последние в мире Дамблдоры» - это актуально не только для Альбуса, который это уже понял, но и для Аберфорта, которому, если угодно, понять это ещё предстоит. Потому что обида его не из-за ненависти, а из-за любви. И это именно любовь здесь основа основ и причина всех причин.

А теперь несколько сухих хэдканонных фактов, обыгранных игровых условностей и важных ссылок:
- Вы поняли, что наш хэдканон значительно меняет первоисточник во временных рамках, на всякий случай я уточню ещё раз: Аберфорт закончил шесть курсов Хогвартса; Ариана погибла в июне 1901 года; наша юношеская дружба с Геллертом длилась не два месяца, а целый год, с лета 1900 по лето 1901.
- В моём представлении после смерти Кендры Дамблдор дети-сироты остались без обеспечения. Дамблдоры никогда не были богатой семьёй, а после заключения Персиваля и переезда из Насыпного нагорья, после того, что Кендра не могла работать, ухаживая денно и нощно за Арианой, к 1901 году дети были на грани нищеты. Им помогала Батильда, как ближайшая соседка и единственный друг. Возможно, Аберфорт и Альбус как-то ещё подрабатывали.
- Невыносимый характер Аберфорта, его враждебность ко всем, часто становилась темой для пересудов у престарелых волшебников и волшебниц, собиравшихся вечерами в доме Батильды.
- Ариане нравился Геллерт. Девочке, в конце концов, было 14 лет, самое время влюбиться первый раз, а тут так удачно лучший друг старшего брата - голубоглазый блондин с почти военной дурмстранговской выправкой, к тому же ещё и иностранец. Ариана писала Аберфорту письма в Хогвартс и рассказывала об этом: в таких вещах ей было проще признаться Эйбу.
- Ариана - обскур. Но ни Альбус, ни Аберфорт этого не знали. Даже Батильда: она считала, что у девочки просто нестабильная магия из-за пережитых психологических травм. Об этом обстоятельстве знал только Геллерт - понял это, но братьям не сказал. Ещё до встречи с Геллертом, Альбус и Аберфорт ни раз становились жертвами гнева сестры: её эмоции могли меняться без видимых причин, что проистекало из сущности обскура, живущего в ней. Выбросы тёмной магии были не такими ужасными, как тот, что убил Кендру, но всё же братья попадали под раздачу. Как правило особого вреда они не получали, но после каждого такого случая Альбус стирал ей память, чтобы она не винила во всём себя, так как в минуты приступов просто не могла себя контролировать. Аберфорт, естественно, при этом присутствовал.
- В июне 1900 года один такой бесконтрольный выброс чуть не убил Альбуса и Геллерта. Так Геллерт узнал о тайне семейства Дамблдоров.
- Это не столь важно, но всё же уже тоже часть хэдканона: дом Дамблдоров в Годрковой впадине двухэтажный, старый, а к 1900 году стал довольно заброшенным, потому что магию при Ариане старались не применять. На первом этаже располагаются комнаты Аберфорта, Арианы и Кендры. Комната Альбуса - на втором и больше похожа на чердак. В этой комнате одно окно в потолке, которое ведёт на зачарованную крышу. Когда-то её заколдовала Кендра ради сыновей, которые вечно где-то шалили: с этой крыши невозможно упасть. После смерти Кендры Альбус восстановил эту магию и она там существует до сих пор. Комната самой Кендры была оставлена в том виде, в котором была в день её смерти. Альбус запечатал её заклинаниями и никто не входил туда целый год, до лета 1900, когда Ариана сильно ранила Альбуса. (об этом подробнее в тех ссылках, которые я обязуюсь сбросить в ЛС)
- А пока зацените вот эти:
1) The Greater Good
2) The Greater Good
- Как контрабандист Аберфорт промышлял в основном аретфактами, но так же приторговывал различными магическими тварями - будет, о чём препираться со Скамандером. Он объездил почти весь мир, многое видел, многое знает. В каких-то отдалённых небольших уголках этого мира вполне может быть в розыске за свою незаконную деятельность. Знаменитой "Кабаньей головы" в списке недвижимости ещё нет.
- Примерно начиная с 1917-1918 года, Альбус пытается разыскать брата, узнать что-то о нём. Альбус писал Аберфорту письма, но не получил ни одного ответа: все совы возвращались обратно.
- На форуме имеется несколько эпизодов из прошлого, которые мы уже успели сыграть с Геллертом. В них Аберфорт фигурирует опосредованно, фактически не присутствуя по сюжету, однако прочитать их будет весьма полезно для понимания хэдканонного обустройства вселенной. Обязуюсь предоставить все ссылки.
- В описании персонажа есть моменты и детали, которые я готов уступить и обсудить. Но, всё же, есть то, что я уже поменять не смогу с учётом отыгранного. Так что пишите в ЛС, всё обговорим и решим.

+1


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Фантастические твари и где их искать » Act.01 Ох, уж этот хэдканон!