АДМИНИСТРАЦИЯ
Добро пожаловать в Deadlywand!
Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
Когда Война стучит в твои двери, какую сторону выберешь ты?

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Crownless

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

~ CROWNLESS ~

http://s9.uploads.ru/t/iBYV7.gifhttp://s1.uploads.ru/t/6Yanq.gif

Кассандра Ваблатски ~ Геллерт Гриндевальд
2 июня 1927 ♦ Нурменгард

Заключённый в башне Нурменгарда Альбус Дамблдор чуть не разбился, шагнув вниз из окна. Это не была попытка самоубийства. Кассандра Ваблатски попыталась спровоцировать Альбуса сделать это, вызвав у него галлюцинации умерших родителей. Прежде чем казнить или миловать свою давнюю сторонницу, Геллерт хочет выяснить, зачем она сделала это.

SOUNDTRACK

+1

2

Пятьсот двадцать семь. Пятьсот двадцать восемь. Пятьсот двадцать девять. Пятьсот тридцать.
- Достаточно, Каролина, - приказала Кассандра, и ассистентка отложила щетку для волос. Пятьсот тридцать взмахов - не то, чтобы много, но времени чуть дольше заняться прической не было.
Кассандра посмотрела на часы. Секундная стрелка добегала свой круг. Десять. Пять. Три. Один. Началась новая минута и тут же внизу в холле раздался звон дверного колокольчика.
- Каролина, скажи герру Ланге, что я спущусь через минуту, только накину подходящую мантию.
Когда за спиной помощницы закрылась дверь, Кэс открыла ящик стола и посмотрела на ровное осколки берилла, еще так недавно бывшего украшением ее коллекции. "Возможно даже немного жаль," - где-то на периферии сознания блеснул отголосок эмоции, хотя, может это был просто самообман. Не жаль. Просто пустота. Кассандра накинула мантию, сунула один осколок в карман и поспешила спуститься вниз, где недоверчивый герр Ланге кричал на Каролину, требую немедленно пропустить его наверх.
- Зачем сотрясать воздух? Сказано же, спущусь через минуту. Порт-ключ дайте, - без лишних предисловий потребовала Кассандра.
- Фрау, вас приказано доставить... - перебил предсказательницу Ланге, желавший соблюсти привычный для него ритуал с сопротивлением и принуждением.
- Порт-ключ, - не желая тратить время на объяснения, повторила свое требование Кассандра.
- Но... - слегка замялся ее виз-а-ви, явно теряясь в непривычных ощущениях.
- Тебе приказано доставить меня в Нурменгард, так? Так. Доставить немедленно, так? Так. Не тяни время, дай порт-ключ, - еще раз повторила Кэс. В этот раз подействовало, и Ланге покорно протянул серебряный портсигар.
- Вот так лучше, - похвалила Кэс и потянулась рукой к порт-ключу, но не коснулась его. Время еще было, так почему бы не поиграть. - Тебе ведь надо доложиться о выполнении поручения, так ведь? Передай от меня послание. Запоминай, диктую. На что ты рассчитывал? Ответ предсказуем. Только зря камин разбил. Редкий греческий мрамор, между прочим. Все. Запомнил? Повторять не надо?
Ланге слегка ошарашенно кивнул, а Кассандра коснулась порт-ключа.

Это была не камера, всего лишь какое-то вспомогательное помещение. И все равно не слишком уютно. От этих стен веяло такой могильной тоской, что даже несклонная к эмпатии Кэс поежилась и на секунду задумалась, может стоит все рассказать и рекомендовать сменить декорации. Хотя все таки нет. Бессмысленно.
За дверью послышались шаги, а потом раздался чуть слышный скрип петель.
- По всем прогнозам он тебя переживет. Но ты ведь не это хотел спросить? - вместо приветствия выдала Кассандра.

+1

3

Геллерт спокоен. Уже спокоен, хотя ещё жалких двадцать минут назад мечтал засунуть голову Кассандры в горящий камин, и кричал об этом Ланге так, что трещали стёкла в рамах.
Она здесь и пришла сама. Это значит, что она не видит для себя опасности. Гриндевальду уже интересно, как эта змея извернётся на сей раз, чтобы не попасть в ловушку. То, что она сделала - уже достаточно, чтобы он расправился с ней.
Брошенная ему на пороге фраза заставляет Геллерта остановиться. Дверь сама закрывается за его спиной. Это служебное помещение, в которое он распорядился доставить Кэс, намного меньше той комнаты, где сейчас спит Альбус. Здесь нет окон и камина, из мебели сейчас только диван, стол, пара кресел, шкаф со стеклянной стенкой и книга с полками. Свечей, горящих на полке слишком мало, чтобы хорошо осветить комнату, поэтому здесь немного зловеще. Тем не менее, снаружи сейчас солнечный летний день.
-- Что? - Геллерт цедит сквозь зубы. - Он переживёт меня? Оборотень тебя раздери, так зачем ты пыталась убить его вчера? Ждала, что мы умрём оба?
Неужели она собирается свалить попытку убийства Дамблдора на какой-то свой идиотский эксперимент с линиями будущего?
Уже унявшийся, но, начавший нарастать вновь, гнев поднялся волной внутри грудной клетки. В шкафчике звякнуло стекло. Гриндевальд провёл рукой по лицу. Он больше не хочет выходить из себя.
-- Какого драккла… Ты знаешь, что я хотел спросить, - обжигающая волна сошла, но оскал на его лице остался всё тем же.
Долгие годы вместе не давали ему подозрений против Кассандры. И эта попытка убить Альбуса сейчас как нож в спину. Что-то удерживает его от того,чтобы не вскинуть палочку и не ударить волшебницу в грудь “Круцио”. Это сомнения или былые заслуги Кэс?
Пусть он в последние дни много общался с Альбусом, это не значит,что он размяк. Это Альбус любит давать предателям вторые шансы, Геллерт не может позволить себе такую роскошь.

+2

4

Чужой, едва сдерживаемый гнев как кипящий источник в тумане, шаги на ощупь с высокой опасностью ошибки.  Яркое ощущение в ледяной пустыне на осколках погибших эмоций. Это оживляло и вызывало интерес.
Слова сквозь зубы как брызги обжигающей воды сквозь пелену мглы – ощущение на грани физического. Приятно, оборотень загрызи.
Вопреки интерьеру и ситуации Кэс скривила в улыбке губы:
- То, что я жду – сбывается, а шансов умереть в один день у вас никогда много не было, - сухо пояснила Кассандра, явно без особо настроения нырять в омут возможного будущего. Здесь и сейчас прошлое было гораздо интереснее.
– Магическая история утверждает, что большинство пророков сходили с ума. Примеры сам сможешь вспомнить, - повисла пауза, слишком короткая, чтобы хоть что-то вспомнить, но при этом достаточно длинная, чтобы продемонстрировать ожидание.
– Мне эти истории когда-то казались мифом, - еще одна пауза как пустая попытка найти где-то в глубине собственной души это когда-то.
- Но с годами будущее становиться все более предсказуемым, все меньше неожиданностей, уже давно ничего не может удивить. Грядущие события видны как воспоминания из омута памяти. И в этот момент начинает пропадать ощущение времени, вместо него появляется чувство холодной трясины предсказуемости, которая сгубила рассудок многих, кто был до. И для того, чтобы не повторить их судьбу, нужна песчинка жизни, слишком мелкая, чтобы хоть как-то повлиять на движение колеса судьбы, но при этом достаточная, чтобы спасти от чужой участи.  Возможно, моя песчинка кажется тебе огромным камнем, брошенным в спину, но в масштабах грядущего она меньше капли. Ты все еще хочешь спросить меня «зачем»?

+2

5

Большинство пророков сходят с ума - жестокая правда. Многие не в состоянии совладать этим даром, приглушить в себе постоянное бормотание бездны прошлого и будущего. Когда Дар проснулся в Геллерте, его родители и до опасавшиеся странных способностей сына, отдалились от него окончательно. Он остался наедине с этой бездной, да со старой домовихой, приносившей ему еду. А потом отец показал сына колдомедикам. К счастью, те знали, что существует дар предвидения, и он достаточно редок, но вполне нормален для волшебников. Упечь в госпиталь Геллерта не смогли, а к первому курсу он уже достаточно хорошо сумел приглушать это, чтобы различать где реальность, а где видения.
С Кассандрой их всегда роднило то, что другие не смогли бы понять никогда (даже Альбус плохо представлял себе каково это).
Слыть безумцем Геллерт тоже привык.
- Считаешь, что я спятил, раз решил, что смогу склонить Альбуса на свою сторону?
Геллерт мерил комнату шагами, как запертый в клетке зверь.
Пусть время, проведённое у постели живого друга, успокоило Гриндевальда, утихомирив в нём жгучий и всесокрушающий гнев, холодная и цепкая ярость осталась в самом его нутре.
“Ты все еще хочешь спросить меня «зачем»?” - произносит Кассандра.
- Да, я хочу, - у него совершенно нет желания разгадывать загадки этой женщины, словно при встрече со сфинксом.
Почему он вообще разговаривает с ней? Почему не ударил её с порога круциатусом или чем-нибудь не менее неприятным? Наверное, потому что внутри него всегда существовало сомнение, а не видит ли Кассандра нечто большее, чем видит он сам? Иногда, особенно раньше в пору молодости, когда ему случалось сопровождать её на сеансе в каком-нибудь аристократическом доме, впавшая в транс Кассандра казалась ему если не Пифией, то воплощением какой-нибудь языческой богини, решившей на одну жизнь спуститься в мир смертных.
Сам он никогда не выглядел величественно во время транса, скорее, казался больным. Когда-то, увидевший это Альбус, был серьезно взволнован.

+3