Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ФОРУМУ ИСПОЛНИЛСЯ ГОД!
Поздравляем нас всех, друзья! Обо всех новинках и плюшках вы можете узнать из темы Новостей.
18/04/2018
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Альтернатива » «Самоубийство — дело невероятного мужества»


«Самоубийство — дело невероятного мужества»

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

~    «Самоубийство — дело невероятного мужества»   ~

https://24.media.tumblr.com/31cc0696cdb42dbd6a8f25f1291683a0/tumblr_n6ndqcuXko1spd9kco2_r1_500.gif

https://31.media.tumblr.com/33c86f6c0c2786c8c5a7ab09e43d57ab/tumblr_n6ndqcuXko1spd9kco4_r1_500.gif

https://31.media.tumblr.com/567fac92be84f20675443bb001a68db5/tumblr_n6ndqcuXko1spd9kco1_r1_1280.png

https://24.media.tumblr.com/67490273827801054e137d529ae1c622/tumblr_n6ndqcuXko1spd9kco3_r1_500.gif

https://31.media.tumblr.com/e6f92f0ca457fa50f5a0624ed2c0e1c3/tumblr_n6ndqcuXko1spd9kco5_r1_500.gif

Время и дата: 1936 год - основное.
А так же вставки от 1849, 1973, 2012, 2144 и 2321.
Декорации: Зедельгем, Бельгия - основная локация.
А так же Тихий океан, Сан-Франциско, Лондон, Нео-Сеул и Гавайские острова.
Герои:

Maria Caragiale
в роли

Адам Юинг, юрист
Роберт Фробишер, начинающий композитор
Луиза Рей, журналистка
Тимоти Кавендиш, издатель
Сонми-451, фабрикантка
Захри Бейли, пастух

Alfred Stonetown
в роли

Тильда Юинг, жена Адама Юинга
Руфус Сиксмит, физик
Айзек Сакс, физик
Урсула, любовь Кавендиша
Хэ Чжу Чен, офицер Единства
Мероним, провидица

"Мы не хозяева собственной жизни. От рождения до смерти мы связаны с другими - прошлым и настоящим. И каждый проступок, как и каждое доброе дело, рождает наше будущее."

Каждая наша встреча не случайна. Каждый сделанный выбор вносит свой вклад в общее будущее. Каждая жизнь подобна комете, сверкающей и проносящейся вмиг по звездному небу, угасающей где-то на периферии видимости. Каждый сам решает, сверкать ему или оставаться невидимым. Но каждый, кто сверкал, оставил неизгладимый отблеск света в беспроглядной материи темного неба, и содеянное им не забудется уже никогда.

"- Даже если ты это сделаешь, это будет всего лишь крошечной каплей в огромном океане!
  - Да, но что есть океан, если не множество капель?"


[NIC]Облачный Атлас[/NIC]
[STA]«Всё взаимосвязано»[/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0011/b8/a1/84759.png[/AVA]

Отредактировано Maria Caragiale (2018-04-15 21:58:36)

+4

2

https://24.media.tumblr.com/fb1a81c0172c1a61b421b45a7384d6e3/tumblr_n6ywghRBQW1spd9kco1_250.gif https://24.media.tumblr.com/9087bcea956a52a55289f2809dd2230a/tumblr_n6ywghRBQW1spd9kco2_250.gif1936 год, КЕМБРИДЖ, Великобритания

Где-то вдалеке слышался мерный бой церковного колокола, собиравшего паству на воскресную проповедь, когда раздражающе-настырный, чеканный стук в дверь раздался в залитом ласковым утренним солнцем номере подобно набату, окончив сладкую сонную негу и заставив Руфуса вздрогнуть всем телом, тут же просыпаясь, ошарашено выдыхая, когда недовольным голосом гостиничного метрдотеля "Мистер Фробишер!" прозвучало по ту сторону двери. Волнение Сиксмита сквозило в той нервозности, которой он обвёл глазами номер, словно ища для любовника то ли пути к отступлению, то ли куда его спрятать, и Роберту пришлось приложить палец к своим губам, поднимаясь с кровати.
Одежду, сваленную бесформенной кучей прошлым вечером рядом с кроватью, пришлось одевать впопыхах, и потому композитор лишний раз порадовался, что не поддался накануне на упрямые уговоры Сиксмита купить ему расфранченную сорочку с доброй дюжиной пуговиц во французском магазинчике. Натянув сорочку через голову, заправив её абы-как в брюки и надев ботинки, под непрекращающийся стук в дверь и грозные требования, вперемешку с угрозами, Роберт шарил руками вокруг в поисках своих вещей. Пальцы наткнулись на светлую ткань подкладки, и юноша поднял со спинки стула жилет Руфуса, который Сиксмит, по-обыкновению привыкший к порядку на грани занудного педантизма, оставил там накануне вечером.
Юноша посмотрел на орехового цвета жилет, расшитый изысканным узором, и поднял на любовника глаза, поднимая его в руке, словно спрашивая "Ты не против?". Сиксмит, всё это время кусавший нервно губы и не сводивший со своего любовника напряженного взгляда, лишь согласно кивнул, несмело улыбнувшись уголками потрескавшихся губ, взглядом отвечая "Конечно.", заставив композитора не сдержать тихого, довольного смеха и озорной улыбки, пока он надевал и наспех застёгивал жилет.
- Вашему отцу будет направлено официальное письмо, сэр! - голос за дверью всё надрывался, периодически прерываясь лишь раздражённым стуком в массивную дверь, отделявшую любовников от "сердитых господ".
Прощание прошло так же в тишине - Роберт подошёл кровати, застывая рядом на миг и глядя в лицо Руфуса, и с каким-то ощущаемым полынной горечью на губах отчаянием, прижался к губам мужчины в прощальном поцелуе, чтобы спустя пару мгновений, испариться, словно мираж, за окном.

Спустя пару часов, Роберт уже сидел в вагоне поезда, каждым новым стуком своих колёс увозившего его всё дальше и дальше на север, дальше от Сиксмита, балуя взгляд малочисленных пассажиров открывающимися видами, тонувшими и плавившимися в летнем мареве за окном. Юноша был одним из немногих, кто не смотрел в окно и не коротал время за светской беседой, всё его внимание было сконцентрировано на листе бумаги, который медленно, но верно превращался в любовное послание:
Сиксмит, Я очень надеюсь, что ты найдёшь в себе силы меня простить. Мне не хотелось уходить, я думал проститься с тобой по-другому. Когда ты читаешь это письмо - я уже на пути в Эдинбург, на пути к славе и богатству. - рука замерла над пергаментом, и юноша закусил губу, обдумывая свои слова, хмурясь от того, сколь плоско они звучали на бумаге. Пожалуй, пиши Фробишер кому-нибудь иному, пришлось бы изрядно помучиться, подыскивая нужные слова и облекая свои мысли в необходимую форму, ведь с музыкой было настолько проще выразить свои чувства, но Сиксмит, казалось, был единственным человеком, кто мог понять Роберта и без лишних слов.
Я понимаю, ты о нём даже не слышал, но поверь, Вивиан Эйрс - музыкальный гений, Сиксмит. - Роберт затаил дыхание, на миг почувствовав некий подъём предвкушения внутри, смакуя это чувство - Беда в том, что он уже много лет ничего не пишет по причине болезни. Я задумал убедить его взять меня в свои личные секретари и помочь ему в создании настоящего шедевра, а потом прорваться в высшее музыкальное общество, чтобы заставить моего отца признать, что его сын, Роберт Фробишер, от которого он когда-то отказался, величайший британский композитор своего времени. - юноша поморщился на миг, ибо даже ему самому эти слова показались чересчур напыщенными и изворотливыми для той прописной истины, коей они, по его мнению, и являлись.

https://31.media.tumblr.com/64a9149d6d66f3cb59ada064e7343638/tumblr_n6ywghRBQW1spd9kco3_500.gif
1973 год, БУЭНАС-ЙЕРБАС, Калифорния

Луиза нервно сжимала руль, вглядываясь в непроглядную тьму автомагистрали, пытаясь осознать произошедшее за последние несколько дней, разложить на какие-то простые и понятные для себя компоненты, чтобы понять что же делать с ними дальше. Мысли сейчас напоминали разорённое осиное гнездо - они гудели, менялись, словно схватывались в смертном бое с чем-то ещё не осознанным и не понятым до конца, заставляя журналистку выжимать педаль газа, выхватывая напряжённым взглядом нечёткую дорожную разметку. Что-то замельтешившее в зеркале заднего вида заставило её поднять глаза, и увидеть силуэт автомобиля, который, как ей показалось на миг, преследовал её.
После трагичной гибели Руфуса Сиксмита, мужчины, который уповал на её защиту в попытке раскрыть некую ужасающую тайну и был варварски убит в безликом гостиничном номере, чему она была свидетельницей, Рей стала дёрганной и нервной, и ей приходилось раз за разом брать себя в руки и убеждать в том, что это всего лишь обострившаяся паранойя.

Пожилой мужчина всё никак не шёл из её головы. Где-то на заднем сиденье машины лежали адресованные ему композитором письма, которые Лу, как и подобает журналистке - изучила со всей бесцеремонностью, жадно вчитываясь в каждое слово.
Чувства, которые описывал в своих письмах его любовник, сначала показались Луизе слишком напыщенными, что уж греха таить - в какую либо подобную связь душ она не верила, равно как и во всё то, что было невозможно увидеть, доказать или хотя бы ощутить, однако сейчас её мнение переменилось кардинальным образом, заставляя погладить занывшее от напряжения плечо, касаясь пальцами родимого пятна в форме кометы.

То, что она почувствовала, ощутила каждой клеточкой своего тела, было необъяснимо. Айзек Сакс, говорил о странных вещах, но впервые за всё время они не казались ей странными или до возмутительного абсурдными. Совсем наоборот - ей казалось, что она обретает некую целостность картины, и была вот-вот на пороге того, чтобы наконец понять некую истину, которая уже теплилась принимающей очертание мыслью на периферии мозга в тот момент, когда фантомная машина снова вынырнула из ниоткуда уже слева, рядом с ней, и сильный удар не вытолкнул её с мостовой в воду, заставляя в доли секунды кровь в венах вскипеть от ужаса, а тело вспыхнуть агонией боли, когда автомобиль ударился о смертельно безмятежную гладь воды.

Фробишер мечтательно прикрыл глаза, представляя себе Сиксмита в его кабинете в Кембридже, не сдержав тихого смеха и счастливой улыбки, вызвавших недоумение у пожилой пары, сидевшей на противоположной стороне, и встрепал пальцами и без того лохматые волосы, продолжая:
Я знаю, Сиксмит, ты сейчас тяжело вздыхаешь, но вместе с тем ты улыбаешься. За это я тебя и люблю. - пальцы юноши огладили край бумаги, пока глаза снова пробежали по тексту письма, что будет отправлено прямо с вокзала по прибытии - мужчина так переживал во время его сумбурного утреннего побега, что Роберт был просто обязан его успокоить.
Мысль, чем же закончить письмо, внезапной вспышкой озарила сознание, и спустя мгновение, перо вывели последнюю строчку, написанную почти каллиграфическим почерком, со всей любовью и старательностью, на которую был только способен юный композитор.
P.S. Спасибо за жилетку. Я хотел, чтобы со мной осталось что-то из твоих вещей.

[NIC]Р. Фробишер | Л. Рей[/NIC]
[STA]   [/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0011/b8/a1/84759.png[/AVA]

Отредактировано Maria Caragiale (2018-04-15 21:35:44)

+2


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Альтернатива » «Самоубийство — дело невероятного мужества»