Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
Поздравляем с Новым годом всех обитателей и гостей форума! Пусть новый год будет лучше предыдущего. Будьте счастливы, друзья.
31/12/2017
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Альтернатива » По ту сторону зеркал ("Киндрэт")


По ту сторону зеркал ("Киндрэт")

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

~   По ту сторону зеркал   ~
http://s8.uploads.ru/t/GSxPm.jpg
Иноканоан(André Étienne Debré), Эския (Elin Bjarnadóttir)
Чуть больше недели с окончания бала ♦ Дом-С-Иллюзиями, Грань, Весь мир

Разбей Зеркало, и увидишь настоящий мир...

Отредактировано Elin Bjarnadóttir (2018-01-17 02:15:05)

+1

2

Многое изменилось если брать началом отсчета конец бала. Очень многое. Эския бродила по коридорам своего дома в Александрии. Дома, который она создавала с особым трепетом и радостью истинного Фериартос. Дома, который являл собою ранее оплот спокойствия, идеальную симфонию, сплетение Материи и Иллюзии в превосходнейшей системе из сюжетов, образов, ненаписанных картин, пониманий, идей и концептов. Дом испокон веков дышал и жил своей жизнью, но сейчас, он погрузился во тьму. Очень важный для Эскии дом. Недавняя Фэриартос шла по накренившемуся коридору, который опять поменял свое направление. Каждый образ теперь смотрел на нее - своего создателя со страхом, предварительно спрятав себя и свой мир обратно в картину, сюжет книги или музыку. В конце мерцала далекая лампочка. Теперь образы пытались спасти себя:
- Оно смеётся надо мной, а я над вами. Есть только мы и смех, все остальное - дым... И куда же вы все подевались? Ну же, выходите, я придумала новую историю, вам понравится! - Эския засмеялась нервно и устало. Она спрашивала все, что она создала, и в чьей компании привыкла находиться веками. Но теперь картины ее боялись. Им бы точно не понравилось. Это была не та Эския. Пол был покрыт сухими досками, в которых вряд ли можно было узнать недавний идеальный паркет. Он скрипел. Со стороны могло бы показаться, что в доме образовалась опухоль. В "особняк-с-иллюзиями" закралась ошибка: малая секунда в идеальной гармонии, превратившая произведение в жуткую какофонию случайных звуков. С картин исчезли лица. Все боялись оказаться следующими:
- А это неважно, совершенно неважно, существует ли он. Как и неважно, существует ли Тилопа и его деревянный тапок. Правда? - Эския опять рассмеялась, и, шаткой походкой, опираясь на полуматериальную стену кишащую теперь уже случайными образами, направилась дальше. Она вспоминала, что раньше видела яркие манящие отблески Грани вдалеке, за всеми этими образами, и уж точно могла отделить видения будущего от того, что произошло на самом деле. Но сейчас особняк тонул шаг за шагом просачиваясь на эту самую Грань, которая оказалась, мягко говоря, не тем чем Эския ожидала ее увидеть, а видения будущего заполонили ее голову ужасающими и сводящими с ума кошмарами. Она шла по коридору вдаль и вдаль, не особо заботясь куда заведет ее изменившийся до неузнаваемости дом:
- Александр, кто сказал что это поможет? Ведь оно происходит наяву, на-я-ву. - обратилась она к пустоте и шагнула в шум. Она не помнила к чему привел разговор с Асиман и по чьим снам она бродила, что показывала. Ее это не волновало. Фразы, сообщения, все существовало не более чем вероятность, а память постепенно распадалась на сотни миров существующих одновременно: - Представь, как Тилопа и Наропа сидят за чашкой чая и неожиданность момента! Брось, Александр, я не должна делать этот выбор, мы все обсудили! - Дом в Александрии стал проходом и выходил на Грань комнатами. Эския не могла понять почему это произошло, вероятнее всего, триггером подобного явления послужило освоение Эскией навыка "материальной" иллюзии. Также, Эския не имела ни малейшего понимания как ее дом выглядел со стороны Мира Иллюзии. И кто мог бы сказать, куда завел бы очередной коридор этого кошмарного сна происходившего наяву? В чем был его смысл? Можно ли было спасти симфонию? Это не волновало. Это не волновало. Разговоры навсегда перепутались в сознании, а в конце коридора тускло мерцала лампочка.

+1

3

Вот уже несколько дней спустя их ссоры, Иноканоан как неприкаянный ходил по Грани. Рваные на коленях джинсы с цепью и черная рубашка казались еще более помятыми чем раньше, будто наглядно показывая как ему не хватало внимания маленькой сестры. Капризная девчонка пропала, будто растворилась в воздухе, и как он не пытался ее отыскать - ничего не получилось. В поисках сестры за эти пару дней он навестил сны практически всех известных ему кровных братьев, обыскал все иллюзии и уголки их особняка. Но Грань не обойти так просто. Мир, отзывавшийся на каждое его прикосновение, был сейчас беспокоен как море при легком шторме. Мысли в его голове бушевали едва ли не больше. Все что между ними произошло казалось нереальным, глупой ошибкой, неудачным сном. Оно всколыхнуло в душе Легамента те чувства, что он давно уже позабыл, как казалось ранее.
Он не могу думать ни о чем другом. Даже мысли о возвращении Атума не занимали его так сильно. Избегая и игнорируя тех, кто искал с ним встречи, он в тысячный раз подходил к тому месту, где остались ее босые следы на земле..цепочка крохотных детских следов..цепочка, ведущая по кругу. Она не пошла за мной. Не поверила. Как же так вышло? Как это возможно? Но вместо того чтобы злиться на своевольность сестры, Иноканоан чувствовал себя глубоко виноватым, уставшим и..живым что ли.
Испытывать чувства было так странно, по-своему даже ново. Прокручивая в голове детали их разговора и события последнего Совета, в поисках важной мелочи, которую он упустил до того, темноволосый небрежно одетый подросток вдруг наткнулся на угол дома, которого раньше не было в этом месте. Дом вплетался в реальность, делая ее зыбкой в том месте, от места веяло не ее магией..другой. Неуверенной, хоть и неплохой в перспективе..неопытной.
Мальчишка зажал переносицу большим и указательным пальцами, стараясь сосредоточится. За последнее время на Грани происходили перемены и ему это все больше не нравилось. Она запоминала эмоции, пускала гостей, а сейчас вот и здание просочилось. Да, Фериартос учились, но такая скорость была им просто не по силам. Эския - мелькнуло в голове. Девочка талантливая и необычная, вот только ее безумие пока не имеет выхода, потому ей должно быть тяжело не только с другими, но и с собой. А Грань чувствует и сейчас, покинутая маленькой любимицей, тянется к другой девочке, будто в поисках ласки... Он нахмурился. Так не должно быть. Он согласился обучить ее, но девочка все же Фериартос, а не Легаментиа.  Дивное дитя клана, когда-то созданного им же и преобразовавшегося до такой степени, что его сложно было узнать. Слабые, безвольные, как марионетки в чужих руках и вдруг - такая редкость, талант и сила..вдохновение. Его тянуло к той, что может быть похожа на него магией и оно же отталкивало.
Соломея..века прошли с тех пор, когда он понял, что ему никто кроме нее не нужен.  И вот, стечением обстоятельств именно в тот момент, когда они так нужны друг другу - она исчезает. Исчезает, когда рядом появятся та, что вызывает охотничий интерес. Для игрушки она слишком похожа на него, но что если ее появление - лишь предвестие воплощения предсказания..

Отредактировано Andre Etienne Debre (2018-01-19 20:17:44)

+1

4

Но тем не менее, Эския не ощущала Грань. Для нее это было чуждое пространство. Странное. Пугающее. Некогда очень манившее, но сейчас ужасающее. Грань изнутри комнат, комнаты уходящие в сны и бесконечность, и не спавшая Эския, которая уже очень долго бродила по комнатам, то и дело попадая в неизвестные и подчас неожиданные места. Фэриартос? Лигаментиа? Это было не важно. Она общалась с Александром. Он нашел какой-то новый путь. Она общалась с Асиман чтобы ей вернули Солнце. Она общалась со многими, но не имела возможности удостовериться в реальности этих бесед. Изменения произошли слишком быстро, и Лигаментиа пугали ее ранее рациональный и упорядоченный мозг полный сущей гармонии Фэриартос. И, если ранее она просто постаралась бы закрыться от происходящего, вернуться в клан из которого ушла самостоятельно, и забыть происходящее так, как обычно забывают сны, то сейчас что-то мешало сделать ей окончательный выбор. Неопределенность происходящего. Загадки во плоти. Желание понять и удостовериться. Пускай... Хотя бы поговорить. О чем? Эския открыла очередную дверь под взглядами испуганных картин. На этот раз там не было пирамид, огромных часов и прибоя. Там не было бесконечных переливов фиолетового, желтого и розового и нетленных планет в небесах. Там были каменные стены и зеркала. Похожий интерьер уже встречался ранее, но от комнат никогда нельзя было ожидать одного и того же. Эския застыла на пороге и попыталась понять что могло бы ждать ее впереди. Комната не была чьим-то сном.
Различать было сложно. Понимать - еще сложнее. И если на первых порах это удавалось хоть как-то, то сейчас... Эския прожила очень долгую жизнь, но все эти тысячелетия играли не на руку бывшей Фериартос, привыкшей жить в рациональности и гармонии. Все выходило из под контроля. За какую-то неделю все улетело в небытие и единственный кто мог помочь... Кто знал как... Понимал... Он бесследно пропал. Эския не знала как трактовать тот факт, что "ее приняли в клан Лигаментиа", она не знала что делать с этим всем, она наконец-то призналась себе, что потерялась и нуждается в помощи. Пространство за дверью не сулило ничего, по особняку по прежнему блуждали случайные образы.
- Иноканоан? - В этот момент ей действительно хотелось, чтобы произошло чудо, чтобы на ее тихий зов откликнулись на самом деле, не шуточная иллюзия порождаемая особняком, а именно он...

Отредактировано Elin Bjarnadóttir (2018-01-25 10:24:24)

0


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Альтернатива » По ту сторону зеркал ("Киндрэт")