Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
АМС подготовили расстрельный список. В очереди на снятие с роли следующие игроки: Alice Hamilton, Diura Caragiale, Euphemia Stymphaliti, Newton Scamander
04/12/2017
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Посвящение


Посвящение

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

~   ПОСВЯЩЕНИЕ   ~
http://s5.uploads.ru/t/EnjLa.gif
http://s5.uploads.ru/t/9rq7w.gif
Porpentina Goldstein, Percival Graves
15 сентября 1921 г. ♦ Аврорат, МАКУСА

Традиционная церемония по случаю принятия в Аврорат новых стажеров.
Первая для Тины. Очередная для мистера Грейвса.

+4

2

Празднование принятия в ряды Аврората новых стажеров перешло в самую главную стадию. Речи от главы и старших авроров уже позади, как и вручение стажерских значков, и даже сказаны первые и вторые тосты, и большая часть мужчин ослабили галстуки, несмотря на присутствие начальства. Смех то за одним, то за другим столиком раздается все громче, а музыка с каждой минутой кажется все задушевнее и в середине зала появляются первые танцующие пары.
Тина сидела за столиком, держа в руках бокал, жидкость в котором меняла цвет каждую минуту, и изо всех сил делала вид, что она просто наслаждается атмосферой. В общем, так оно и было до недавнего времени.
Нет, даже так. Этот день должен был стать самым счастливым днем за последние несколько лет.
Она прошла все тесты и вошла в десятку лучших по результатам. Она стала одной из семи девушек среди тридцати будущих авроров. С новой, короткой стрижкой и в темно-зеленом платье с коротким рукавом она очень нравилась сама себе. Это была какая-то новая Тина, которую, несомненно, ждали невероятные приключения и счастливая жизнь.
После первых трех бокалов к ним за столик подсел один из младших авроров - Стивенсон. Он был всего на год старше Тины, но общался со всеми новенькими по меньшей мере как ветеран: в его тоне скользило легкое снисхождение, хотя в глазах горела немая просьба: "Попросите меня еще потравить баек об аврорской службе!".
Тина и четверо ее будущих коллег охотно расспрашивали, хотя Тина в уме делила все произносимое им на два, а то и на три. Когда байки иссякли, Стивенсон предложил сыграть в фанты.
Девушка невольно фыркнула:
- Я прямо как в Ильверморни вернулась!
- Не смей недооценивать фанты, - очень серьезно сказал Стивенсон. - Некоторые наши ребята предпочитают принять участие в двух боевых операциях, чем один раз сыграть в фанты.
"Больше никогда в жизни не буду пить пунш", - сердито подумала Тина, ковыряя зубочисткой оливку. Она сама не заметила, как ее взяли на слабо - и вот она уже кладет свой браслет в общую шляпу.
Задания были в основном безобидные и глупые, как и положено для безобидной и глупой игры: выпить коктейль с неизвестным составом, зачитать выдержки из устава с набитым ртом, незаметно левитировать солонку с соседнего стола...
Когда Тина услышала свое задание, у нее чуть глаза не вылезли из орбит. Стивенсон определенно жульничал, кто-то из игроков ему подсказал, когда из шляпы показался именно браслет. Но правила есть правила, и даже после волны возмущения, гневных воплей и торгов перед ней стоял нелегкий выбор: либо выставить себя на посмешище здесь и сейчас, либо всю первую неделю работы ходить с дурацкой надписью на лбу.
"Ненавижу эти школьные игры..."
Музыканты заиграли вальс. Спасибо, что не фокстрот.
Стивенсон выразительно посмотрел на Тину.
Она вздохнула, последним глотком осушила бокал, который в этот момент засветился зловещим красным, поднялась из-за стола и направилась в противоположный конец зала, где, в окружении своих заместителей, сидел глава Отдела магического правопорядка - Персиваль Грейвс.

+5

3

Зал приёмов МАКУСА пестрил огнями и красками. Всё украшения, так или иначе переплетали в себе детали символики американского магического конгресса и, собственно, американского флага. Звёздный триколор, орлы, магия, разряженные чиновники, кому повезло быть здесь представителями своих отделов, бывалые авроры в парадной форме, со скептическим, даже циничным взглядом и, конечно же, музыка.
- От этого момента ваша жизнь изменится, запомните это, - говорил новоиспеченный глава Отдела магического правопорядка всего лишь час назад, заставляя каждую живую душу внимательно слушать. - Теперь вы начинаете свой путь к большой цели, которой придётся посвятить всю жизнь. Ведь настоящий аврор - это тот, кто всегда стоит на страже покоя и мира, жертвуя для этого своими. А порой и своей жизнью, как сделали это наши предки. Как сделали это те, кто воевал и не вернулся с войны. И если страха в вашем сердце больше, чем отваги, откажитесь сейчас. Потому что вместе с оказанной вам честью на ваши плечи ложится ответственность: вы удостоены встать на путь великих.
Это было лишь частью его речи, и лишь частью того, что он думал. Но весь этот праздник, придуманный каких-то три-четыре года назад, не вызывал у него самого той радости, как у тех, кто получил жетон стажёра Аврората. На своём посту он уже не мог источать столько цинизма, сколько позволяли распределившиеся за столами старшие Авроры, ветераны войны и сторожилы Отдела. И всё же вся эта торжественность немного утомляла своей бесполезностью: настоящие трудности только ожидали новобранцев, так что, по сути, отмечать было ещё попросту нечего. С другой стороны, насколько понимал это Грейвс, после пережитой войны, после того, что магическому миру безусловно предстояло, пусть остаётся сегодня этот небольшой, немного надуманный, но радостный праздник. Возможно, в жизни всех этих молодых волшебников и волшебниц он будет последним беззаботным днём.
- За магический мир, - Перси поднял бокал за своим столом, где его окружали сплошь одни министерские шишки, вместе с госпожой Президентом. Волшебники поддержали его, согласно подняв бокалы, не подозревая, что слова аврора на самом деле были несколько двусмысленны.
- Надеюсь, вы не будете так строги к новичкам, как смотрели на них сегодня, мистер Грейвс? - с некоторым хитрым и не совсем трезвым блеском в глазах подколол главу Аврората начальник магического транспорта по Северной Америке.
- Не более, чем строг сам Закон, мистер Медиссон, - безмятежно ответил Грейвс, пропуская мимо ушей чужую вольность. В отличии от коллег, разменявших уже третий бокал веселящий воды, Грейвс сделал лишь пару глотков из первого. Праздник праздником, но кто-то должен оставаться адекватным на этом празднике жизни, особенно в присутствии подчинённых и новобранцев. Госпожа Президент бросила на Грейвса косой взгляд, пригубив свой бокал, заиграла музыка и волшебники принялись выходить в центр зала.
- А Закон позволяет вам танцевать, мистер Грейвс? - не унимался чиновник, и Грейвс уже почти собрался ответить ему, как вдруг рядом с ним возникла фигура в зелёном платье. Подняв взгляд, он увидел немного странно смотревшую на него девушку, одну из тех, кому лично час назад выдавал значок стажёра. Её имя он помнил, как и каждого, кого принимал на службу и кем командовал.
- Мисс Голдштейн, что-то случилось? - поинтересовался он под пристальными взглядами всех сидящих за этим столом.

+2

4

В конце концов, мы живем в XX веке, а не в те дремучие времена, когда пара танцев на балу - и мужчина уже обязан жениться, как честный человек. В неформальных компаниях уже давно всем все равно, кто кого приглашает - танцевать хотят все. Пора выводить эту тенденцию на новый уровень.
Так Тина успокаивала себя (или это пунш из хамелеоновой ягоды ее успокаивал) по дороге к дальнему столу. Дорога была долгая, и времени подумать оказалось предостаточно.
Дело было бы намного проще, если бы Грейвс был старым хрычом или пузатым дяденькой без возраста. Но нет, на старого хрыча он не тянул даже по меркам двадцатилетней Тины, которая считала, что после цифры "35" жизнь останавливается. Еще он был ухожен, красив, дорого одет и явно привык к тому, что любой его приказ бесприкословно исполняют. Но самое главное - предмет особой зависти Тины - непроницаемое спокойствие на его лице. Он казался человеком, которого ничем не прошибешь и ничем не удивишь. "Когда-нибудь, - мечтательно сказала себе Тина. - Я тоже научусь быть такой. И тогда никто, кроме Куини, не будет знать, что у меня на уме..."
- Мисс Голдштейн, что-то случилось?
Путь закончился неожиданно быстро, и Тина только сейчас осознала, что уже стоит перед столом-президиумом и все первые лица в стране смотрят на нее. А ее новый начальник - пристальнее всех.
Проклятье, проклятье, проклятье!! Он даже помнит, как ее зовут! 
Нас раскрыли! Отступаем! Отступаем!
Но отступать было некуда, и Тина, сцепив руки перед собой, чтобы не так сильно было заметно, что они дрожат, заговорила:
- Мистер Грейвс, от имени всех стажеров я хочу сказать спасибо за вашу вдохновляющую речь. - Она сделала вдох. А дальше надо просто отключить мозг и заставить язык, связки и что там еще есть у нее в горле, сказать вслух нужную фразу. И она сделала это, глядя прямо на Грейвса, но не в глаза, чтобы не было так страшно, а чуть выше, в точку между густых черных бровей: - И пригласить вас на танец.
Фуууууух.
Преодолев самый страшный барьер, Тина поняла, что терять ей уже нечего, и добавила:
- Мы решили, что это будет хорошим символом... эээ... преемственности для молодого поколения авроров.

+3

5

- Мистер Грейвс, от имени всех стажеров я хочу сказать спасибо за вашу вдохновляющую речь.
Мисс Голдштейн начала издалека. Персиваль смотрел на девушку с должным уважением и мягкостью, которая приличествовала в обществе, даже не смотря на то, что теперь, с учётом имеющегося у молоденькой ведьмы значка стажёра, он был старшим по званию. Мимоходом Грейвс успел отметить, что сейчас не самое удачное время для благодарностей, когда мисс закончила свою речь следующими словами: - И пригласить вас на танец.
Услышав это, мистер Меддисон хохотнул в голос, добавив что-то вроде "Опа!", но тут же осёкся, почувствовав на себе неодобрительный взгляд Серафины Пиквери. Грейвс никак не отреагировал на столь податливого к веселящий воде чиновника, продолжая смотреть на Голдштейн. Новичок, который подходит к столу, сплошь усеянному главами государства, чтобы пригласить одного из них на танец& Мисс Голдштейн не казалось нетрезвой, как мистер Меддисон, и не выказывала признаки неадекватности на отборочных. Значит, дело было в другом. Грейвсу хватило одного короткого взгляда в сторону, чтобы заметить уже известного своей репутацией болтуна младшего аврора Стивенсона, посмеивающегося в противоположном конце зала. Что ж, кажется, кто-то только что заработал несколько ночных дежурств подряд. Игра в фанты, о которой Грейвсу было известно давно, начинала надоедать главе Аврората тем, что, порой, выходила за границы дозволенного, являя авроров, разгуливающих по Отделу с дурацкими надписями на лице или новобранцев, вынужденных выполнять не менее идиотские задания. Персиваль прекрасно понимал цену посвящениям, но разводить детский сад у себя в Отделе позволить не мог.
- Мы решили, что это будет хорошим символом... эээ... преемственности для молодого поколения авроров.
Грейвс повёл бровью, глядя в лицо Голдштейн. Здесь нужно было отметить, что помимо выполнения глупого фанта, молодая мисс всё же проявила некую смелость. И пусть сам факт того, что она поддалась на ребяческий развод не говорил в пользу девушки, отмечая её решимость, Грейвс счёл, что не всё потеряно.
Ничего не ответив, он поднялся со своего места, попутно одёрнув тёмно-синий жилет, надетый под парадную мантию, и галантно поклонился мисс Голдштейн по всем канонам этикета. Тёмные глаза смотрели на девушку с должным уважением и учтивостью. Им предстоял танец, а значит директор и его подчинённая уходили на задний план, оставляя только кавалера и его даму. Грейвс протянул ей руку, чтобы повести в центр зала, и улыбнулся, растягивая тонкие губы.
- Только позвольте, я поведу, - с улыбкой заметил он. - И, надеюсь, символом будете только вы и мне не придётся танцевать со всем потоком стажёров.
Сидящие за столом волшебники заулыбались, но дожидаться их комментариев Грейвс не собирался, уведя свою спутницу в центр зала. Звуки одного вальса смолкли и аврор глянул в сторону дирижёра, руководящего небольшим оркестром - на торжественных приёмах в Конгрессе играла только живая музыка. Седовласый музыкант поймал его взгляд и, учтиво кивнув, взмахнул палочкой. Оркестр заиграл ещё один вальс. Персиваль поднял руку Порпентины, бережно придерживая её в своей ладони, аккуратно положил свою на спину девушки, и закружил в такт наполнившей весь зал музыки.
Когда-то ещё отец-чиновник настоял на том, чтобы его сын был обучен манерам и танцам, принятым в высоком аристократическом обществе. Из сына не вышло чиновника, женившегося на богатой аристократке, но танцевать вальс и вести себя как джентльмен он научился превосходно. Структура венского вальса, состоящего из множества вариаций и повторений, занимала немало времени, чем позволяла вальсирующим узнать друг друга получше. И не привыкший танцевать молча, Персиваль решил начать разговор:
- Как вы находите сегодняшний вечер, мисс Голдштейн? - с прежней вежливой улыбкой спросил он.
Грейвс тоже умел начинать издалека.

+4

6

Когда один из волшебников, сидящих за столом, рассмеялся, Тина пожалела, что не может провалиться сквозь землю сию секунду. Она стояла перед столом, как осужденный, ожидающий приговора. Казнят или помилуют?
Грейвс молчал, наверное, целую вечность, и когда он наконец поднялся, Тине показалось, что все окружающие услышали грохот камня, упавшего с ее души.
Они вышли на середину зала, и из-за стажерского стола раздались аплодисменты. "Я убью тебя, Стивенсон", - подумала Тина, вкладывая свою руку в широкую ладонь мистера Грейвса.
А потом заиграла музыка.
Танцевала Тина неплохо, но с вальсом последний раз сталкивалась три года назад, на выпускном балу. Поэтому первые полминуты она была полностью сосредоточена на движениях, и к тому же, понятия не имела, куда девать глаза от смущения.
Но вдруг в голове у нее что-то щелкнуло.
Стивенсон, конечно, идиот, но ведь она только что одержала победу по всем фронтам, не так ли? Да еще бонусом получила танец со своим начальником, по совместительству вторым человеком в государстве - кто еще может похвастаться таким достижением? Танцевать вальс - это примерно как летать на метле, достаточно научиться один раз, чтобы запомнить на всю жизнь. А мистер Грейвс был превосходным танцором, вел мягко и уверенно. И вскоре Тина позволила увлечь себя ритму танца и кружащимся огням.
- Как вы находите сегодняшний вечер, мисс Голдштейн?
- Он восхитителен, сэр, - ответила она очень искренне, и ее лицо невольно сияло от карих глаз до ямочек на щеках. - Может быть, это просто с непривычки, потому что последний раз я была на подобном мероприятии несколько лет назад, и там все было... скромнее.
Ее кавалер был безукоризненно вежлив, галантен и, оказывается, даже немного умел улыбаться, но что скрывается за этим? Вряд ли он разделяет ее восторг, да и этот вопрос - лишь часть светской беседы. И Тина продолжила, чуть-чуть притушив эмоции.
- Но я не хочу, чтобы из-за этих слов и моего неожиданного... приглашения вы думали, будто я легкомысленно отнесусь к своей будущей работе. Этот вечер важен для меня, но не из-за приема.

+3

7

Мисс Голдштейн схватывала на лету, и это качество было очень хорошим. Поначалу Грейвс чувствовал некоторую зажатость с её стороны, но партнёрша довольно быстро преодолела свои внутренние барьеры и позволила музыке, танцу и партнёру управлять моментами вместе. Последнее, а именно "вместе", Персиваля нисколько не волновало, хотя среди его достижений не было частого посещения танцпола. Обычно он танцевал вот на таких мероприятиях и обычно с теми дамами, с которыми это было необходимо в рамках этикета и ситуации. Например, с Серафиной Пиквери. Бывшая однокурсница отличалась не только политической ловкостью, но и завидной грацией. Разве что она никогда не прятала глаз от Грейвса, предпочитала смотреть прямо и, скорее, выискивала что-то в тёмных глазах аврора, чем хоть немного бы смущалась. Серафина всегда знала то, чего она хотела. С чем-то Грейвс был с ней согласен, с чем-то совсем нет. Их танец, идеальный в каждом движении, был всегда в рамках этикета и торжества. Словно прописанный по сценарию.
Но этот танец был другим.
Перси вёл аккуратно, оставаясь в роли галантного кавалера, и Порпентина следовала за ним легко, почти полётно. Он чувствовал, что в этот момент она полностью доверяет ему и идёт туда, куда он направит её. Её прогнутая спина под его пальцами; её хрупкая рука в его ладони. Нет, не безвольная, и нет, совсем не из податливых. Но именно как спутница, как настоящая партнёрша. Танец позволял узнать другого человека лучше, и Грейвс не хотел терять возможности получить эти знания.
Он продолжает улыбаться одними губами, глядя на неё. Зелёный цвет её платья очень идёт её волосам, её глазам.
- Рад это слышать, - в той же благосклонной тональности отвечает он. - Я знаю, откуда растут ноги у этого приглашения, но вы повели себя довольно смело. Похвально смело. Только, надеюсь, вы впредь не будете ввязываться в игры мистера Стивенсона. Не позволяйте себя использовать.
В этот момент он отстранил её, удерживая за одну руку, и закружил, подхватывая в конце - ловко, бережно, но крепко, снова привлекая к себе и ведя дальше по волнам королевского вальса Штрауса.

+3

8

Все начиналось слишком хорошо, даже немного сказочно.
И нет, вальс все-таки не похож на полет на метле, это движение иного рода. Избитая мысль, но жизнь и есть танец. Ты опираешься на что-то или кого-то, а в следующий миг земля улетает у тебя из под ног, ты кружишься вихрем в надежде, что найдется тот, кто остановит неминуемое падение.
В жизни Тина привыкла попадать в вихрь и не привыкла к тому, что кто-то может ее поймать.
Было наивно надеяться, что человек, который отвечает за безопасность всей страны, поверит в шитую белыми нитками легенду об инициативных стажерах. Его слова не походили на упрек, скорее совет от старшего, более опытного товарища, но Тина в этот момент почувствовала странную досаду на себя. Будто попыталась обмануть человека, который по-доброму к ней отнесся.
Весь мир в кружении превратился в сплошное пятно, и этот почти полет избавил Тину от необходимости отвечать сразу же. Когда рука Грейвса коснулась ее спины, она снова встретила его взгляд - спокойно-доброжелательный, проницательный, но непроницаемый. Взгляд, который видел ее насквозь. Это было немного пугающе. И очень волнующе.
- Не собираюсь, сэр, - Тина не успела перевести дух, и фразы получаются отрывистыми. - Но вы правы, это полностью моя ошибка. Я надеюсь, она не будет иметь последствий для мистера Стивенсона?

+2


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Посвящение