Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
АМС подготовили расстрельный список. В очереди на снятие с роли следующие игроки: Alice Hamilton, Diura Caragiale, Euphemia Stymphaliti, Newton Scamander
04/12/2017
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Смерть ему к лицу


Смерть ему к лицу

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

~   СМЕРТЬ ЕМУ К ЛИЦУ   ~
http://funkyimg.com/i/2zYt3.gif
http://funkyimg.com/i/2zYrY.gifhttp://funkyimg.com/i/2zYsh.gif
Zoe Romanova, Gellert Grindelwald & Percival Graves
20 августа 1927 года ♦ Нурменгард; Берлин, Германия

Молодой чиновник из Германского министерства магии, проявивший себя на поприще внешней политики, ещё не заявлял о своём намерении стать следующим министром магии, но его намерения уже прозрачны. Для Геллерта Гриндевальда, желавшего возвести на этот пост своего человека, такая конкуренция представляет сложности, поэтому он даёт задание своим людям: устранить Бааде так, чтобы в министерстве не было сомнений - это сделали зарубежные враги. Операцию по устранению оппонента провести должны будут двое людей Гриндевальда: Зоя Романова и Персиваль Грейвс.

+4

2

Вокруг Нурменгарда сгущались сумерки. Опадая к тёмному, скалистому берегу, у подножия пропитанного магией замка, они стелились незаметным пологом, чуть холодящим кожу сквозь одежду, даже не смотря на последние летние вечера. По другую сторону замка о его стены билось северное море, волнуясь в предвкушении ночной грозы, собирая низкие тучи над головами. И лишь сам замок гордо возвышался над всей этой палитрой живых красок, будто неумолимый истукан, поклявшийся держать свою стражу даже перед лицом самой Смерти.
Её, Смерть, здесь призывали часто, даже не подозревая об этом. Её знак, символ когда-то оставленных в мире живых Даров, свисал медальоном почти у каждого сердца, кто находился здесь, в ставке самого Геллерта Гриндевальда. Пространство у западных стен расступилось, скручиваясь колдовским дымом, являя собой фигуру аппарировавшего на ходу волшебника. Персиваль Грейвс чеканил каждый шаг, как всегда уверенно, серьёзно, сосредоточенно. Магия перемещения давно давалась ему настолько просто, что, казалось, он не использует даже палочку. Несколько патрульных опустились вниз на мётлах, спрыгнув на землю, и выстроились шеренгой перед волшебником.
- Периметр чист, - отчеканил один из них, и Грейвс, бросив на него сосредоточенный взгляд, коротко кивнул.
- Через тридцать минут смените караул. Действуйте по утверждённому графику.
- Как прикажете, сэр! - по-военному отозвался маг, и, резко скомандовав своим товарищам, вновь поднял отряд в воздух.
Грейвс немного замедлился, проследив за их полётом, и направился дальше к своей цели. Его собственный медальон со знаком Даров Смерти, надёжно хранившийся у самого сердца, под рубашкой, призывно грел кожу теплом. Это значило, что он нужен самому Гриндевальду и должен явится немедленно. За всё время пребывания в Нурменгарде Грейвс взял на себя обязанности шефа безопасности, выполняя ту работу, в которой уже давно был лучшим. Не умеющий сидеть без дела, он кооперировал работу оперативных отрядов, тренировал боевиков и инструктировал новичков, которые редко, но пополняли ряды активных последователей Гриндевальда, попадая под влияние агитационной кампании, проводимой Гансом Готтартом. Ведь, помимо аристократов-толстосумов, поддерживающих самого опасного мага современности в тайне, революции требовались исполнители, не боящиеся устраивать те самые террористические акты, о которых периодически писали магические издания разных стран мира. Медленно, но верно они неумолимо приближались к своей цели. Это была война, которая, пусть ещё и не перешла в самый кровопролитный свой период, уже давно набирала обороты. И Грейвс верил в то, что выполнял правое дело.
Добравшись до одного из залов внутри замка, где Гриндевальд по обыкновению собирал своих командиров, чтобы посвятить в детали очередной операции, Персиваль остановился у закрытых дверей, чтобы по привычке, как раньше, одёрнуть мантию и поправить воротник наглухо застёгнутой рубахи. Конечно же, здесь не было такого сурового дресс-кода, какой был принят в Аврорате при американском магическом конгрессе, и бывший аврор уже не щеголял в дорогих тёмных мантиях. Но всё та же привычка, с годами въевшаяся под кожу, навсегда приучила в опрятности и порядку.
Собравшись с мыслями, Грейвс взмахнул рукой и огромные дубовые двери перед ним медленно распахнулись, открывая проход в просторное помещение. Однако, внутри никого не оказалось. Оглядевшись, Перси дошёл до центра, остановившись у стола, на котором были развёрнуты заколдованные географические карты и планы зданий. Одна из них была картой Берлина. На ней виднелось множество маленьких статичных фигурок, обозначающих инфраструктуру города, и подвижных, показывающих перемещение городского транспорта не-магов. Рядом с ней лежал план какого-то большого здания, по которому с подписанными именами бродили таблички, обозначающие живых людей. Все надписи были выполнены на немецком. Его Грейвс видел впервые, и, стоило лишь потянуться к плану рукой, чтобы вытащить левый верхний угол, на котором должно было быть название здания, как позади раздались шаги. Волшебник обернулся и увидел стоящую в дверях молодую женщину. Её красивое и весьма привлекательное лицо ему было хорошо знакомо, как, собственно, и всем обитателям Нурменгарда. Загадочная русская колдунья, которую Гриндевальд называл настоящим гением зельеварения, сумела вскружить голову почти всем мужчинам из свиты Вождя, не поведя, кажется, для этого даже пальцем.
Грейвс развернулся к ней лицом и склонил голову в приветственном поклоне.
- Сударыня.

+4

3

Пустота и размеры Нурменгарда всегда давили на Зою, особенно учитывая отсутствие окон в ее мастерских. Порой зеркало издевалось над ней, показывая в отражении острые скулы и тонкие ключицы так выпирающие из под ткани блузки. Каждый раз девушка давала себе обещание больше бывать на солнце, выбираться в город и меньше сидеть над своими котлами, но всякий раз находилось занятие поважнее, чем бесцельные прогулки. Так и на этой неделе, она посвятила себя экспериментам над новым ядом, довольно интересным в действии и незаметным почти для каждой проверки. Подбор нужной дозы каждого ингредиента, проверка качеств новых образцов, все это было довольно долгим и важным процессом, который зельевар не могла поручить никому, кроме себя. Так и получалось, что помощники делали абсолютно всю работу, лишь изредка советуясь с ней, а девушка посвятила все свое время разработке новинки. Не терпелось испытать свою новую “игрушку” в действии, но надо быть уверенной, что все доведено до совершенства, иначе не будет никакого удовлетворения проделанной работой.
И это, конечно же, увлекло зельевара настолько, что Зоя забыла обо всем на свете. Как раз когда она собиралась переложить все обязанности на помощников, закрыть личный кабинет и аппарировать куда-то, где есть теплая кровать и чашка чая, а еще лучше обед, приготовленный мамой. Уже предвкушая замечательный вечер в кругу семьи, Зоя улыбнулась, стараясь закончить все мелочи побыстрее, но потеплевший медальон напомнил о встрече назначенной Вождем, тут же, в замке. Нахмурившись, девушка накинула мантию и вышла из мастерских и  направилась в зал где обычно проводились собрания.
По пути ей встретилось довольно много знакомых лиц, нельзя было сказать, что Зоя помнила их имена, но приветливо кивала каждому. Девушка знала, что многие мужчины засматривались на нее, но никогда открыто этого не показывали, ведь каждый знал о познаниях Зои в зельеварении и не очень хотел гневить Романову.
Очередной поворот и в конце просторного коридора видно распахнутую дверь в зал. Тихонько чертыхнувшись, Зоя поспешила, распекая себя за медлительность. Впрочем, спешка была напрасной. Вместо полного зала людей, во главе с Наставником, там был лишь один человек. И пожалуй, мистер Грейвс входил в число людей имя которых она запомнила и с кем было приятно работать. Даже несмотря на количество слухов вокруг его личности, Романова придерживалась мнения, что лучше все же узнать человека лично.
- Мистер Грейвс, - приветливая улыбка. - Надеюсь Вам не пришлось долго ждать. - Зоя почти незаметно поправила волосы и подошла ближе к столу, скидывая мантию и усаживаясь на стул.

+3

4

- Нисколько, сударыня, - Грейвс учтиво улыбнулся.
Бывший аврор взмахнул рукой, не утруждая себя использованием палочки, и мантия госпожи Романовой аккуратно развесила себя на соседнем стуле.
- Полагаю, что, раз мы здесь с вами вдвоём, герр Гриндевальд приготовил для нас что-то особенное, - Грейвс бросил короткий взгляд в строну, нет ли ещё кого-то в этом огромном помещении. Но, похоже, они и впрямь были одни.
Колдун не представлял, что именно может приказать им Гриндевальд. Тот всегда был спонтанен и непредсказуем в своих приказах и своей воле. Персиваль своими глазами видел, на что эта воля может быть способна, и даже испытывал на себе. Гриндевальд был сильнее и могущественнее всех правителей, которым аврору когда-либо приходилось служить. Сама Великая Цель, к которой вёл своих сподвижников Вождь революции, была квинтэссенцией всего, во что верил сам Грейвс. Он не изменил себе, не предал своих прежних идеалов, как обычно кричали не согласные с идеологией Общего Блага волшебники и ведьмы. Он увидел истину в том, что когда-то делал и понял путь, по которому должен теперь следовать. Чтобы по-настоящему защитить магическое общество, как делал это всегда.
- Но, пока мы ожидаем, позвольте поинтересоваться, как поживает ваша семья?
Грейвс остался стоять. Кое-что о Романовой он, конечно же, знал. Но узнать партнёра по работе получше никогда не бывает лишним.

+1


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Смерть ему к лицу