Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ФОРУМУ ИСПОЛНИЛСЯ ГОД!
Поздравляем нас всех, друзья! Обо всех новинках и плюшках вы можете узнать из темы Новостей.
18/04/2018
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Архив отыгранных квестов » Ночи в Лондоне слишком коротки


Ночи в Лондоне слишком коротки

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

~ Ночи в Лондоне слишком коротки ~
http://kinoluvr.net/uploads/posts/2016-11/1480351812_55.jpg
Queenie & Porpentina Goldstein
ночь с 3 на 4 сентября 1927 ♦ квартира Порпентины Голдштейн в Лондоне

После прибытия в Лондон и встречи с Францем Тибо вместо Альбуса Дамблдора Куини приезжает к сестре. Им обоим многое нужно обсудить, ведь что такое письма через океан для сестёр?

+3

2

Хорошо, что они с Францем распрощались перед тем как девушка села в такси. А то ведь ещё захотел бы проводить до двери, чтобы убедиться, что с ней всё в порядке. Тине пришлось бы пригласить его в гости... и эта вся канитель взаимной вежливости растянулась бы ещё на пару часов. А всё естество младшей Голдштейн молило о пощаде, имевшей горизонтальную форму. В идеале ещё и мягкую.
Смешные они тут, кстати, эти таксисты. Не то, чтобы в Нью-Йорке ей часто приходилось пользоваться услугами не магических извозчиков, но всё равно разница на лицо. Особенно в темпе передвижений. Все такие чопорные, соблюдают правила, очереди... бр-р-р!..
- Тина, открой, - побарабанила Куини кулаком в перчатке по двери. На всякие вежливости в самом деле не осталось сил.
Войти, свалить всё хоть прям у входа и лечь. Предел мечтаний.
А там можно и попытать сестру на тему этого очаровательного вампирчика.

+3

3

Бам-бам-бам!
Только один человек на свете умеет так стучать в двери. Тина вскочила с кресла, и швабра, уныло размазывающая грязь в одном углу, рухнула на пол.
По расписанию корабль Куини пришел уже довольно давно, и Голдштейн-старшая успела не только вернуться с работы, но и приготовить на ужин запеканку. Британцы называли это "пастуший пирог", а Тина называла это "я покидала в котел все, что нашла на кухне". В конце концов, плачевные кулинарные способности Тины для сестры сюрпризом не станут. Зато кофе, чая и какао в доме хоть отбавляй.
Так вот, Тина успела приготовить ужин, протереть пыль, задаться вопросом, куда запропастилась сестра, расставить по цвету подушки на диване, немного поволноваться и убедить себя, что когда чего-то ждешь, время всегда так медленно тянется, и в конце концов взялась за швабру.
Последние дни у Тины не было ни минуты покоя. А если бы была, она бы, наверное, сошла с ума.
И вот наконец - заветный стук. С трудом вписавшись в поворот, Тина распахнула дверь и без лишних слов схватила сестру в охапку.
- Ну и где ты пропадала?!

+3

4

О, вот это - самая  лучшая на свете штука. Куини дала себя обнимать и с удовольствием ответила сестре тем же.
Именно это на самом деле спасает мир - объятья родных людей. От них всегда хорошо: усталость, тревоги, горе и даже боль стекает по всему телу куда-то вниз, в землю, а ты стоишь - обновлённый, безмятежный и хоть немного, но более счастливый.
Поэтому сестры наслаждались объятьями друг друга несколько минут, прежде чем наконец хорошенько рассмотреть друг друга.
- Ах, Тина, душа моя, как я скучала! - Куини уже улыбалась и сбросила сумку и пальто к туфлям на пол. - Как ты? Что ты? Судя по синякам под глазами, за сном ты проводила не много времени.
Тут, наконец, она услышала запах "пастушьего пирога by Тина". К горлу подкатила волна тошноты.
- Раппапорт подери эти пароходы и Дамблдора! Мне нужно лечь, - с этими словами она поймала указанное направление сестры, сходила помыла руки с дороги и растянулась на диване.
- Оооо, как долго я этого ждала! - вот теперь всё было волшебно. Теперь Куини была готова к любым разговорам. Выпитый недалече кофе взбодрил, так что спать пока не хотелось. - Ты представляешь, он должен был меня встретить. Я-то думала, что там какие-то супер-секретные и важные вещи, согласованные с тобой. А он даже не явился - прислал вместо себя вампира. Этого милашку Франца. Он сказал, что вы знакомы. Ты что-нибудь про это знала?

+3

5

- Я держусь, - емко ответила Тина, взмахом палочки отправляя пальто сестры на вешалку, - а сон - для немагов.
Глядя, как Куини с наслаждением растягивается на диване, Тина попыталась по оттенку ее лица угадать, насколько все плохо - это уже "положите меня куда-нибудь в тихое место умирать" или еще "чашка какао - и я превращусь в старую добрую Куини". После некоторых сомнений пастуший пирог был отправлен обратно в печь, чтобы не сильно вонял, если соблазнится - достанет. Зато на столе материализовались две чашки и пачка крекеров, купленных в магазине. Они запахов не издавали.
Забавно, есть вещи, без которых, в принципе можно прожить. И только когда они возвращаются, оглядываясь, ты недоумеваешь: неужели я и правда существовала без этого? Подперев подбородок руками, Тина через стол смотрела на сестру и даже не сразу сообразила, о чем та говорит.
- Франц? - Тина подняла брови: известие удивило ее, но не слишком - Я знала, что Дамблдор планирует привлечь его как свидетеля, но была уверена, что он в Хогвартсе. Мне показалось, что он очень привязан к замку. А еще - что вряд ли у такого, как он, есть много вариантов, куда пойти. Я так и не успела никого расспросить толком о его истории, Ньют упоминал, что это они с Дамблдором выхлопотали для него местечко, - девушка отхлебнула какао и задумчиво покачала головой. - А этот рыжий верен себе: никому ничего не рассказывает без острой необходимости. Привыкай. Знаешь, как в преступных группировках, когда каждый знает только свое дело и ближайших подельников, но никто не видит паутину целиком, - Тина еще помолчала, уткнув нос в горячую чашку. - Похвальная дальновидность, хотя и странноватая для школьного учителя.

+3

6

Куини с благодарностью посмотрела на сестру и приняла из её рук кружку с какао.
- То, что нужно! Спасибо! - отхлебнув, поставила её на пол, рядом с облюбованным диваном. - Нет, знаешь, он снимает комнату здесь, в Лондоне. Видимо, учителям в Англии платят достаточно достойно, чтобы они могли себе это позволить.
Куини посмотрела оценивающе не крекеры, но решила всё же воздержаться.
- Или быт вампира не настолько затратен как быт американок... Да, насколько я поняла, там довольно жуткая история про фанатичного охотника на вампиров, который его поймал. Ну а Ньют в свойственной ему манере спас бедолагу от смерти и выпустил на свободу. И пристроил в Шмогвартсе. А вот зачем ему Дамблдор помогает, этого я не знаю. Как ты говоришь, не вижу паутину целиком. Если бы этот рыжий милашка ещё не был бы окклюментом, может было бы и легче. Ты права - не так прост этот Дамблдор.
Куини взялась рассматривать свои руки и под одним из ноготков обнаружила грязь. Проведя по всем ноготкам палочкой, исправила это недоразумение.
- Расскажи, что у тебя тут происходит. Может что новенького за то время, что я плыла? - и вот всё внимание Куини уже приковано к сестре. Она очень хорошо видела, как та переживает, как она осунулась с момента их последней встречи. Нужно было помочь. И если сил младшей Голдштейн не хватит помочь делом, то она обязательно постарается помочь хотя бы добрым словом.

Отредактировано Queenie Goldstein (2017-11-18 21:48:22)

+2

7

В ответ на невинный вопрос сестры у Тины вырвался невольный нервный смешок.
- Моя главная новость в том, что ничего не происходит, - сказала она, поднимая ложку и глядя, как капли какао падают точно в центр кружки. - Иногда это хорошо, но иногда это сводит с ума.
Этот момент наступает неизбежно, когда два близких человека находятся в разлуке. Письма, родственная связь, легилименция - все это дает определенные преимущества, но на самом деле все, что происходит, ты переживаешь сам, в одиночку. "Вот когда встретимся, уж тогда я все-е-е расскажу". А потом приходит долгожданная встреча, и ты вдруг понимаешь, что все пережитое надежно спрятано в шкатулочку где-то внутри, и ворошить это - значит снова копаться в ране, которая будто бы начала затягиваться.
Оставив в покое кружку, Тина откинулась на спинку стула и посмотрела на сестру. В ее сознании одна за другой перелистывались картины последних месяцев - Тина касалась их легонько, боясь потревожить лишнее. Вот она впервые входит в эту квартиру и содрогается от наготы и холодности необжитых стен. Вот встреча с Дамблдором и смешанные чувства - ярость и надежда. Вот Тина с сожалением убирает в шкаф бутылку дешевого виски. С сожалением, потому что не действует - после двух бокалов нет ни облегчения, ни желания продолжить.
Скалистый остров, узкие коридоры, темные тени, холод, холод, холод, как в погребе или склепе - и лязг тюремных решеток...
Нет!
Тина резко поднялась, запустила руки в короткие темные волосы и уставилась в потолок. Прости, Куини, это я пока не пережила сама.
Из всех своих мыслей она выбрала ту, что беспокоила ее больше всего.
- Я никогда не думала, что это так больно. Знать, что он рядом, но не иметь возможности его видеть. Я не представляю, как ты вообще это выдерживаешь.
Это был довольно корявый способ сказать "Мне плохо, а еще очень стыдно, потому что я боюсь, что меня не было рядом с тобой, когда я была тебе нужна", но выразиться лучше Тина не могла.

+3

8

В ожидании ответа, Куини не сводит взгляд с сестры, поэтому ловит её послание легко.
В их жизни было многое и, конечно, был период войны, когда Тина не хотела пускать Куини в свою голову, потому что открытость была односторонняя. Младшая сестра в свою очередь понимала и со своей стороны пыталась сделать всё, чтобы быть перед Тиной такой же открытой книгой. Чтобы быть на равных.
Воспоминания сестры напоминали текилу - точно такое послевкусие они и оставили. Соль, горечь и разъедающая кислота.
- Ох, родная моя! - Куини подскочила с дивана и обняла Порпентину, а у самой стояли в глазах слёзы. - Это всё ужасно! А ещё ужаснее одиночество. Нельзя, нельзя в такую невзгоду оставаться одной. Ох, как же это всё несправедливо!..
А потом, чуть тише добавила:
- Зато у меня есть ты.
Всякое бывает, и если бы вдруг кому из присутствующих захотелось бы всплакнуть, то сейчас было бы самое время. Как говорится, начиная с малого, а там и за всё горе горькое.
Это помогает - Куини узнавала.

- А кому разрешено его посещать? Эти люди как-то фиксируются? Его адвокат-то в итоге рыжик же? - спустя какое-то время решается вновь заговорить светловолосая волшебница.

+2

9

"А у меня - ты", - Тина не сказала это вслух за ненадобностью.
Она уткнулась носом в волосы сестры. От Куини пахло домом. Она всегда носила этот аромат с собой, и это были не духи и не запах их нью-йоркской квартиры, а что-то другое, что вплывало в комнату вместе с ней - ее улыбкой, кудрями и сияющими глазами.
Это правда, их всегда было двое. Что бы ни происходило в их жизни - работа, мужчины, конец света... Всегда было и всегда будет. Что бы ни случилось.

- Рыжик, ну ты как всегда! - рассмеялась она, расцепляя объятья и смахивая слезу со щеки. - Да, рыжик выступает защитником, а я - его помощником. Поэтому нам дали несколько посещений на всех, и я попросила у него одно. Остальное ему нужнее, чтобы обсуждать линию защиты.
Тина взяла чашку и села на диван, с которого только что спорхнула сестра. Разум был непривычно чист и спокоен.
- Дамблдор хочет обнародовать нашу нью-йоркскую историю. Ох, что-то мне подсказывает, выгонят меня из Аврората второй раз...

+2

10

Куини внимательно проследила за тем как сестра снова приняла сидячее положение. Видимо, увиденное её устроило, потому что она тоже уселась рядом. Но Тину всё же приобняла одной рукой за плечи - для надёжности.
"Ну, хоть так", - подумала она, убедившись, что повидаться с Ньютом ей всё же дали.
- Подожди-подожди, то есть как это обнародовать? - девушка отклонилась. - Хотя, какая разница - тогда итак всё М.А.К.У.С.А. было в курсе наших дел. Ну, будет знать ещё одна страна - подумаешь, - Куини махнула свободной рукой и улыбнулась. Хотя внутренне всё же немного нервничала. Пусть она и была яркой штучкой, но сама всё равно никогда не искала внимания.
Оно находило её само. Вот и тут опять... нашло.
- Так что не переживай. Если уж после всего, что было Пиквери не погнала нас поганой метлой, то и теперь не будет. Или, думаешь, наоборот?

+2

11

Подтянув на диван босые ступни и уютно привалившись к плечу сестры, Тина скосила глаза. Не обманешь ты меня своей беззаботностью, Куини.
- Ну положим, на этот раз ты пока никуда не впуталась, а то, что ты полгода назад стала пособницей побега особо опасных преступников, в МАКУСА уже никого не интересует. Да и для британского суда твоя роль в деле Скамандера не так уж важна. В смысле вообще-то она огромна, конечно, но им об этом знать совсем не обязательно. - Девушка вздохнула и в следующую фразу вложила всю любовь, на какую только была способна. А в глубине души Тина была способна очень на многое. - Я попросила Дамблдора не брать тебя в качестве свидетеля именно потому что не хочу, чтобы ты как-нибудь пострадала из-за этой истории. Ты расстроишься, будешь хандрить, перестанешь готовить, меня будет некому кормить, я умру с голоду... грустная перспектива.

+1

12

- Да, я уж вижу, - поддержала она шутку сестры. - На одних крекерах долго не проживёшь. Счастливо так точно.
Куини закусила губу и взяла сестру за руку:
- Спасибо. Я понимаю, что для тебя моё участие было бы ещё одной гирей на сердце. И лучшая моя помощь в таких вопросах - это не мешать... Но, знай: если что, я пойду. Пойду вместе с тобой и сделаю всё, что будет в моих силах.
Куини смотрела на сестру и думала о том, что прекрасно её понимает. Только для неё - Куини, младшей Голдштейн, "секретаря" Персиваля Грейвса, переживать за сестру, которая каждый день подвергает себя опасности уже стало привычным. Эта угроза висит там, на подсознании, она всегда с тобой. Просто через какое-то время с ней срастаешься - как с другом, которого видишь два раза в год, но он свой в доску, как с чувством, что ты любим, когда любимый каждый день рядом. Тина привыкла защищать, а Куини привыкла быть под защитой. Корректировать роли всегда страшно.

Сёстры болтали до утра. Им надо было многое обсудить. А ещё больше вспомнить. Ведь нет ничего лучше, чем вспоминать счастливые времена. Черпать силы в памяти друг друга, в совместных радостных историях. Воспоминание Куини подхватывала Тина и так, бусина за бусиной собирался оберег Голдштейн от любых невзгод мира - хоть по ту, хоть по другую сторону Атлантического океана.

+2


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Архив отыгранных квестов » Ночи в Лондоне слишком коротки