АДМИНИСТРАЦИЯ
Добро пожаловать в Deadlywand!
Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
Когда Война стучит в твои двери, какую сторону выберешь ты?

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Time in a bottle


Time in a bottle

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

~   TIME IN A BOTTLE   ~
http://s3.uploads.ru/kjXLM.jpg
Moira Ancaster, Richard Fromm
1904 - 1912 ♦ Англия, дом Анкастеров / Хогвартс

Память избирательна. Что-то мы помним в деталях, а что-то забываем навсегда. Эти моменты детства и юности кузен и кузина наверняка будут помнить очень долго.

Отредактировано Richard Fromm (2017-08-23 18:01:05)

+1

2

Рихард был ужасно напуган и плохо понимал, что происходит. События последних двух лет слились в какой-то единый калейдоскоп - правда, не такой радужный, какой бывает у детей его возраста, а скорее составленный из мутных черных и серых стеклышек. Одно за другим наваливалось на него, как снежный ком, и он уже боялся думать, чем всё это может закончится.
Но он помнил, с чего все началось. Он и раньше замечал за собой странности, но был четкий момент, когда эти странности - или то, что отец называл болезнью - проявились таким образом, что кардинально изменили его жизнь.
Было воскресное утро. Почти все уроки были выучены еще со вчерашнего дня, оставалась только арифметика, над которой восьмилетний мальчик старательно корпел на кухне - рядом с матерью, пока она прибиралась после завтрака. Он часто перебирался сюда, так как здесь было очень светло, пахло чем-то вкусным, а матушка одновременно со своими делами могла помогать с учебой или просто рассказывать разные истории, которые приятно развлекали Рихарда. Некоторые из них были довольно странные - прямо говоря, нереальные и фантастические, про невиданных существ и магические вещи, но оттого было еще интереснее. Эти истории помогали поверить, что то, что с ним происходит - нормально, что он не один такой. Но он все равно боялся рассказать матери, и уж тем более отцу.
Отец тоже был дома и читал газету в соседней комнате. Оттого, что все дома, было очень уютно. Через некоторое время, когда Рихард водил карандашом по тетрадке и в который раз проговаривал условие задачи, которую никак не мог одолеть, отец зашел на кухню, откладывая на ходу газету, чуть приобнял жену и поворчал на сына, чтобы он заточил карандаш, а не "чиркал этим огарком".
- Снова рассказываешь ему эти сказки? - спросил он, видимо, услышав отрывки матушкиных историй. Рихард хотел возразить, что это не сказки, но оробел и промолчал.
- Сказки еще никому не приносили вреда, - с какой-то печальной улыбкой ответила мать.
- Если не сильно увлекаться ими. Не сделай из него наивного мечтателя. В наше время нужно четко понимать реальность, а не уходить в фантазии.
Матушка в это время протирала вазу - небольшую, но очень ценную, она досталась семье еще от бабушки доктора Фромма, отца. От слов мужа она задумалась, и ваза ловко выскользнула из тряпки в ее руках и стремительно понеслась вниз... Рихард с замерзшим от страха сердцем смотрел на нее, уже представляя ярость отца. От волнения он забыл, как дышать, и не мог оторвать взгляда от летящей вазы. Время словно остановилось... Однако, как оказалось, остановилось не время, а сама ваза. Она застыла в свободном парении примерно в пяти-семи сантиметрах от пола, и все члены семьи завороженно смотрели на чудо. Как только Рихард оторвал взгляд, чтобы вопросительно взглянуть на мать, и именно в этот момент ваза наконец достигла своей цели, при том не разбившись.
Мать была бледна. Рихард еще никогда не видел ее в таком состоянии. Отец как-то странно смотрел то на вазу, то на них с матерью. На виске у него угрожающе билась жилка. Не сказав ни слова, он вышел. И в этот момент мальчику стало очень страшно. И этот страх больше не проходил.
С этого всё началось. Потом были крики, плач, угрозы. Потом доктора, которые бесконечно осматривали Рихарда. Некоторые стучали по коленке молоточком, некоторые слушали сердце, а некоторые спрашивали о его беспокойствах, что показалось ему наиболее неприятным.
- Я не сумасшедший, - однажды отважился сказать мальчик.
- Конечно же, нет, - со странной улыбкой ответил отец.
Потом были бесконечные проверки. Отец вечно пытался заставить его вытворить "что-нибудь эдакое" - как правило, передвигать предметы. Но ничего не выходило. Пока доктор Фромм не понял, как можно спровоцировать сына на "фокусы". Это случилось, когда Рихард заметил, осторожно подглядывая из-за двери, как отец в порыве очередной ссоры ударил мать по щеке, и она заплакала. От злости, обиды и жалости у него заклокотало внутри, и стеклянный шкаф с посудой внутри задрожал и выпустил наружу пару бокалов, которые тут же разлетелись вдребезги. С тех пор отец нарочно доводил его, чтобы проявлялась эта непонятная сила. Впрочем, он считал это не силой, а болезнью, которую нужно вылечить, и потому он ее усердно изучал.
Не в силах что-то исправить, мать худела и бледнела, и вскоре пропала. Отец сказал, что она в больнице, и мальчик много плакал в то время, отчего мебель в его комнате тихо дрожала. О ее смерти он узнал случайно, через разговор отца с другим доктором, подслушанный, как обычно, из другой комнаты. В тот день бедный гость чуть не расстался с жизнью, попав под упавшую люстру.
Все спуталось, все слилось в единую черно-серую полосу. Не было покоя ни дома, ни в школе. Его стали считать чудиком и монстром, каким-то прокаженным, как будто простое приветствие способно передать невиданную болезнь. Сверстники обходили его за километр. Он был одинок, как никогда.
Как луч солнца через тучи появилась тетя Фло. Рихард видел ее до сих пор всего несколько раз, когда она приезжала в гости к матери. Она показалась ему очень бойкой и веселой. Теперь она была все так же энергична, но при этом она была полна праведного гнева, который лавиной обрушился на доктора Фромма. Рихард уже не помнил, о чем они говорили - слишком потерян он был в тот момент. Помнил только, что тетя Фло сильно ругалась и даже не брезговала крепкими ругательствами из обоих языков.
Потом она просто подошла к Рихарду, в оцепенении сидевшему на кухне, и сказала: "Собирайся, милый, мы едем домой". Повинуясь ей, как в тумане, он отправился в свою комнату, собрал в маленький чемодан все самое необходимое на его взгляд: одежду, несколько фотографий и книг - и спустился к ней. Она взяла его за руку и вывела из дома. С отцом они не обменялись ни словом. Покидая родной дом, Рихард даже не обернулся.
Он вышел из оцепенения уже в поезде, когда тетя Фло протягивала ему пирожок. Мальчик удивленно посмотрел на угощение и вспомнил, что уже давно не ел ничего сладкого. С аппетитом вгрызаясь в лакомство, он с благодарностью смотрел на тетю, не зная, какими словами выразить все то восхищение и облегчение, что были у него на душе. Она с лаской погладила его по голове, и он с радостью осознал, что она поняла его.
- Вот мы и дома, - произнесла она, когда они подходили к чудесному особняку с приятным садом вокруг. Рихард смотрел на этот дом, словно на сказочный дворец. Дом в Вене тоже был большим и красивым, но он казался холодным и бездушным. И здесь все было так... уютно.
На пороге встретил мужчина, которого Рихард раньше не видел. Это оказался муж тетя Фло, он представился, разрешил называть его дядей Джейсоном и пожал ему руку.
- Добро пожаловать домой, сынок, - дружелюбно произнес он, провожая мальчика вперед. Рихард впервые за пару лет улыбнулся.
Детям, видимо, велено было ждать в гостиной, но они не вытерпели и выбежали навстречу. Рихард настороженно оглядывал новых знакомых, подсознательно готовясь к нападкам от них. Но они не нападали, лишь весело здоровались и смотрели с любопытством. Тетя представила Рихарда, и он, понимая себя в безопасности, улыбнулся и поздоровался, непривычный к английскому языку. Мальчик, Артур, хихикнул над его акцентом, и Рихард смутился.
Всё было ужасно непривычно, и он не знал, как вести себя. Несмотря на то, что из детей он был самый старший, он чувствовал себя потерянно и вел себя скромно. Не давая ему опомниться, тетя проводила ему наверх и показала ему его комнату.
- У меня будет отдельная комната? - не смог сдержать он удивления. Он готов был спать хоть на полу, лишь бы не дома.
- Конечно, как же иначе, - мягко ответила тетя.
Вскоре, когда организационные моменты были решены, старшие оставили детей одних знакомиться и ушли готовить обед. Рихард глянул на девочку как на самую близкую по возрасту и почему-то улыбнулся.
- У вас здесь очень мило, - скромно произнес он, как его учили. Он не хотел показаться невежливым.
[AVA]http://s4.uploads.ru/pRnTb.jpg[/AVA]

Отредактировано Richard Fromm (2017-08-23 15:49:00)

+2

3

Всё изменилось, начиная с письма, что пришло в их дом обыкновенной почтой. Это была большая редкость, но всё же на этот случай у них стоял обыкновенный почтовый ящик. Сестра мамы была замужем за обычным магглом, и у Мойры вроде как даже был кузен, но девочка слышала об этом лишь краем уха. И в голове, забитой кучей другой важной детской информацией, это почти не отложилось.
Прочитав письмо мама сначала долго-долго ругалась, а отец пытался её успокоить. А после - долго плакала. Но Мойру в этот момент отправили в детскую к брату, так что девочка этого и не видела толком. Однако не прошло и пары дней, как матушка собралась и уехала на несколько дней из дома, горячо обняв их с братом и пообещав вернуться побыстрей. Всё было так поспешно, что Джейсону пришлось самому объяснять Мо и Артуру, куда и зачем уехала мама. Новости о ещё одном члене семьи были приняты по-разному. Артур очень обрадовался и стал практически одержим идеей, что у него появится брат. А вот Мойра восприняла идею скептически. Ей вроде бы хватало и одного сопливого мальчишки в доме.
День приезда наступил даже слишком поспешно. Прильнув к окну, Мо и Артур, затаив дыхание, наблюдали как к дому подъезжает машина и оттуда выходит мама и худенький мальчишка. Кузен оказался совсем не таким каким представляла его Мойра. В своем воображение она видела высокого блондина с горящим взглядом и, почему-то, дурацкими словечками в запасе (и уж очень похожего на соседского мальчишку), но Рихард и близко не стоял к этому описанию.
Артур, сгорая от любопытства, всё-таки потянул сестру на улицу, чтобы рассмотреть гостя поближе. Мо и не была сильно против. Ей тоже было ужасно любопытно, просто она была слишком взрослая, чтобы признавать это.
Дети остановились на пороге дома во все глаза рассматривая друг друга. Кузен оказался ростом с саму Мойру, а может даже и чуть ниже. Со смешно оттопыренными ушами и ужасно грустным взглядом. Он был непривычно тихим, скромным. А улыбка была словно что-то чуждое на его лице.
- Дети, это Рихард. Теперь он будет жить с нами... - Мо первая протянула руку, чтобы поздороваться. Не выдержала и улыбнулась. И была очень рада, когда мальчишка улыбнулся ей в ответ. В этот момент девочка подумала, что возможно они даже поладят.
Когда они шли наверх, показывать комнату кузену, Артур аж подпрыгивал на месте от нетерпения. Ему хотелось узнать, в какие игры играет Рихард, а в какие он готов поиграть с ним сию секунду, какое мороженое он любит, а что никогда бы не съел на обед. Мо вела себя более сдержанно, но всё равно не могла оторвать изучающего взгляда от новенького.
Мама, наконец, оставила их одних, спустившись готовить обед. А скорее всего обсудить всё с отцом. Откровенно говоря, Мо очень хотелось послушать, о чем они там будут разговаривать. Потому она хотела оставить мальчишек вдвоем и тихо спуститься вниз. Но не успела.
- Спасибо. - Мойра тоже улыбнулась. Несколько растерянно. Рядом запрыгал Артур.
- Рихард, пойдем, я покажу тебе свою комнату! У меня там есть настоящий паровоз! Ты любишь паровозы? Мама сказала, что вы ехали сюда на нем! - Мальчишка крепко ухватил новоиспеченного кузена за руку и потащил с собой. - А прятки? Я очень люблю прятки! Иногда Мо ищет меня целый день...
- Артур. - Шикнула на него Мойра, виновато оглядываясь на кузена. - Рихард, наверное, очень устал с дороги, ему не до игр.  [AVA]http://s7.uploads.ru/XvoeG.gif[/AVA]

+2

4

От обилия внимания кружилась голова. Рихард привык сидеть где-нибудь в тихом углу серой мышью и не привлекать к себе никакого внимания. Тем более что внимание это обычно заканчивалось для мальчика не очень хорошо. Но теперь он, хоть и не надолго, стал центром вселенной для этой семьи, и это его одновременно пугало и радовало. Ему не хватало этого, но это было так непривычно, что он терялся. Без тети Фло, к которой он успел привыкнуть и сильно привязаться за время поездки, он чувствовал себя совершенно без опоры. И почувствовал вдруг, что совершенно разучился общаться с другими детьми.
Новоиспеченный брат Артур был совсем мал, и Рихард решительно не знал, как вести себя с ним. Ему очень хотелось понравиться ему, но в брате было столько детской энергии, что Рихарду нечем было ему ответить. Он не успевал отвечать на его вопросы и лишь растерянно улыбался. Не сумев найти повода воспротивиться, он послушно последовал за Артуром.
О, я знаю, как прятаться так, чтобы меня не могли найти весь день. Эта способность позволяла провести день без боли. Но маленькому Артуру этого не объяснить.
К счастью, сестра, Мойра, сумела остановить младшего брата, и тот обиженно фыркнул, отпуская Рихарда. Маленький австриец благодарно улыбнулся кузине. Она вела себя почти как взрослая и казалась довольно умной, так что Рихард решил, что им удастся подружиться. Не терпелось поговорить с ней отдельно... Артур мил, но разница в возрасте не позволяла поладить с ним очень уж близко.
- Спасибо, Мойра, но я совсем не устал, - Рихард скромно улыбнулся. Он старательно выговаривал английские слова, чтобы Артур снова не посмеялся над ним, но это выходило не очень хорошо. Он еще не привык к языку, и потому говорил немного медленнее, чем новые члены семьи. - Я бы с радостью поиграл, но пока что совершенно не знаю ни дома, ни окрестностей... Вы не могли бы показать мне?..
Он с восхищением огляделся вокруг.
- Вы такие счастливые, - невольно вырвалось у него, и он затих, боясь наговорить лишнего.
[AVA]http://s4.uploads.ru/pRnTb.jpg[/AVA]

Отредактировано Richard Fromm (2017-08-23 22:36:51)

+2

5

Мойра чувствовала себя немного виноватой за брата. Но что она могла поделать с трёхлеткой, которому интересны были только игры, паровозы и конфеты? Хотя была и у неё пару фокусов, как справиться с назойливым братишкой.
- Ну что, Арчи, покажем кузену наш двор? - Мальчишка активно закивал, показывая свою готовность к чему угодно с новым знакомым. Мойра кивнула, повернулась к Рихарду, крайне хитро улыбнувшись. - Тогда идём. - Девочка уверенно направилась к двери и хотела было спускаться, как вдруг остановилась, будто бы вспомнив кое о чем.
- О, Артур! Мы же должны предупредить маму и папу о том, что идём в сад. Не сбегаешь на кухню? - Брат не подозревающий подвоха широко улыбнулся щербатой улыбкой, гордо глянул на Рихарда, чрезвычайно счастливый, что ему поручают такое ответственное задание, ринулся вниз по лестнице. Был слышен топот маленьких ножек. Мо довольно улыбнулась и медленно пошла вниз по лестнице. На пролете между первым и вторым этажом девочка резко остановилась, прислушиваясь к тому, что происходит внизу. Потом повернулась к окну, подняла его, и, оглянувшись на Рихарда, полезла в окно.
- Идём! - Сразу под окном была небольшая пристройка - сарай для садовых инструментов. Так что по ней можно было легко выйти в сад. - Не бойся, если мы не пройдем мимо кухни, то Артур про нас и не вспомнит. - Пояснила Мойра, подойдя к краю крыши сарая. - Мама наверняка заняла его чем-то. - Рядом с крышей стояла раскидистая яблоня, на которую девочка перебралась, а оттуда уже и на землю. Мо отряхнула платье и подняла взгляд вверх, обращаясь к кузену внезапно по-немецки. - Идёшь?

[AVA]http://s7.uploads.ru/XvoeG.gif[/AVA]

+2

6

Похоже, сестрица решительно взяла на себя лидерство, что было совсем неудивительно. Из детей хозяев дома она была старшей и довольно разумной, поэтому Рихард с готовностью следовал за ней, совсем не стесняясь того, что его ведет девчонка, да еще и тремя годами младше. Более того, ему это было в радость. Интуитивно он ощущал в ней друга, хотя еще совсем не знал ее. Но у детей всегда так: они сначала чувствуют, потом понимают.
Решение осмотреть двор обрадовало Рихарда. Он еще по пути в дом обратил внимание на роскошный сад, и ему не терпелось посмотреть на него. В Вене у него не было сада, был только забор и тесное соседство с другими домами. Даже увлеченный предвкушением, мальчик заметил хитрую улыбку на лице кузины и уже было подумал, что она задумала что-то против него. Он научился быть осторожным, как дикий зверь, и с трудом доверял. Но этой семье он хотел верить, и потому, преодолев внутреннее сомнение, смело направился за ней по лестнице. Только когда Артур скрылся из виду вместе с топотом своих небольших, но уже ловких ног, Рихард понял замысел Мойры и тихо усмехнулся. Он почувствовал, что они с ней заговорщики, и это неплохо сближало.
Но не успел он опомниться, как кузина уже вылезла из окна, подгоняя его. Рихард недоверчиво смотрел на то, как она перебирается через крышу сарая и через дерево вниз и пребывал в недоумении. В Вене ему бы за такое уже точно оторвали голову, а она так ловко и без тени сомнения просто взяла и вышла через окно. Австриец смотрел на нее сверху вниз большими удивленными глазами, не решаясь последовать ее примеру, хотя все приведенные ею аргументы были вполне логичны. Ему казалось немного... неправильным выходить на улицу через окно.
Едва он хотел возразить, как услышал призыв на родном языке и, не успев понять, что делает, отозвался на родном:
- Иду!
И с внезапно нахлынувшей решительностью он вылез из окна, осторожно прошел по крыше, пару раз чуть покачнувшись с непривычки, и застыл на краю, неуверенно глядя на дерево. Он посмотрел вниз, потом на дерево, потом снова вниз и снова на дерево - прыгнуть сразу на землю определенно было не самой лучшей идеей, поэтому лучше дерево. Выдохнув, он прыгнул, зацепившись за ветку, и осторожно, не так ловко, как сестра, спустился на землю. Выглядел он при этом безмерно довольным собой, несмотря на то, что кора дерева немного запачкала светлую рубашку.
Теперь он опомнился и осознал, что они только что говорили не на английском.
- Откуда ты знаешь немецкий? - с искренним удивлением спросил Рихард на родном, отряхиваясь. Он, конечно, предполагал, что тетушка его знает, но не думал, что она станет учить ему детей. Зачем немецкий англичанам?

[AVA]http://s4.uploads.ru/pRnTb.jpg[/AVA]

Отредактировано Richard Fromm (2017-08-24 00:01:22)

+2

7

Не то чтобы мама или папа одобряли столь нестандартные способы выхода из дома. А уж тем более лазанье по деревьям в столь красивом и чистеньком платье. Но кто их будет спрашивать, верно? И хотя позже Мойре обязательно влетит, так как она уже благополучно испачкала свое новое платье, сейчас девочку это волновало мало. Тяга к приключениям в ней была гораздо сильнее. Как и любого семилетнего ребенка.
Мо с интересом смотрела на то, как Рихард с непривычки неловко перебирается с крыши на дерево, а с него спускается вниз. Ничего. Пройдет совсем немного времени, и он сможет проделать этот трюк с закрытыми глазами. Девочка приободрила спустившегося брата улыбкой, стряхнула с его плеча листочек.
- Джейсон - мне не отец. - Произнесла девочка на английском, и, призывно махнув рукой, пошла вглубь сада. Дальше Мойра снова перешла на немецкий. Говорила она на нём также, как Рихард на английском. Старательно выговаривая слова и с жутким акцентом. - Мой настоящий папа живёт в Бонне. Я часто езжу к нему и он учит меня говорить по-немецки.
Сад миссис Анкастер был её гордостью. Он был довольно небольшим, так как большую часть заднего двора занимала площадка для игр. Зато здесь были и белоснежные розы, и лилии и актинии и еще Мерлин знает что. Каждый день Фло считала свое святой обязанностей уделить несколько часов своему саду. Именно от этого, от той любви и внимания здесь всё благоухало. На задний двор выходили двери кухни, сейчас распахнутые. Оттуда вкусно пахло жареным. Узкая каменная дорожка, с заботой уложенная палочкой мистера Анкастера, уводила детей вглубь сада. Здесь растительность была более буйной, кое-где угадывались кусты дикой малины. У самого забора, что утыкался в участок соседей, росли несколько деревьев. Ещё пару яблонь и раскидистая акация.
- Здесь мне нравится больше всего. - Мойра указала на толстый ствол и раскидистые ветви акации. Лезть она на нее не стала, пожалев одежду кузена. - Если забраться на ту ветку, то видишь весь сад и даже весь дом. Видно, как мама суетится на кухне, а папа ходит из угла в угол в кабинете, как возится в песочнице Артур. Видно всех, а тебя не видит никто.
Девочка провела рукой по шершавому и теплому стволу дерева, будто бы здороваясь со старым другом. Было видно, что несмотря на большую и дружную семью, ей было здесь как-то по-своему одиноко. Но Мо быстро отогнала это наваждение.
- Ты уже летал на метле? - Девочка обернулась к кузену. - Папа в этом году купил мне совсем взрослую! - Гордо вскинула подбородок Мойра, глядя на брата сверху вниз.  [AVA]http://s7.uploads.ru/XvoeG.gif[/AVA]

+2

8

С каждой минутой в этом новом для него доме Рихард узнавал что-то новое. Это, конечно, входило в обряд знакомства, и все же каждый предоставленный ему факт казался великим открытием. После двух лет затворничества он жадно впитывал в себя все окружающее и так же жадно слушал Мойру, которая о невероятных для мальчика вещах говорила с тем же спокойствием, с каким говорила бы о вчерашнем дожде. Это впечатляло Рихарда.
- Вот как, - тихо отозвался Рихард (по привычке, на немецком) на признание кузины об отце. Ему почему-то стало грустно. Эта семья казалась идеальной и единой, а этот факт был словно каплей дегтя в бочке меда. Новая обстановка перестала видеться в столь радужном свете. Однако Мойра, кажется, ничуть не переживала насчет своего признания. Кажется, она рассказала это как что-то банальное, вроде имени или возраста. Ее спокойствие передалось и Рихарду, внушая мысль, что раз она не переживает, то он тем более не должен.
Они прошли вглубь сада. Рихард, утвердившись, что для печали нет причин, вежливо, но при этом искренне заметил:
- У тебя хорошо получается. По-немецки говорить.
На его взгляд, это было правдой, даже несмотря на то, что она еще могла кое-где путаться или медлить. Для него здесь, в чужой стране среди чужих еще людей и почти чужого языка это было отдушиной. Это помогало не чувствовать себя потерянным.
Он с пониманием поднял голову, любуясь сильным деревом. Ему очень хотелось туда забраться, но он не был уверен, что ему хватит сил. Да и, к тому же, он не знал, что скажет тетя Фло, если он в придачу к рубашке запачкает еще и штаны.
От сомнений его освободила Мойра, отвлекая вопросом про метлу. Рихард поглядел на нее с недоумением. В дороге тетя успела кратко объяснить ему, в чем причина его необычных способностей, однако мальчик был слишком растерян, чтобы посвящать его в подробности, так что Флоретта решила оставить это обсуждение на потом. Вот почему сочетание слов "метла" и "летать" вызвали у него такое удивление - он представить не мог, что это возможно.
- На метле?.. - лишь растерянно повторил он, не зная, что ответить. Еще один факт, к которому ему необходимо будет привыкнуть.
От неловкости избавил голос тети Фло, призывавший к столу, и дети послушно направились к дому. На кухне Рихард пришел в еще большее недоумение, заметив, что щетка в раковине самостоятельно отмывает жир с кастрюли, а половник летает в воздухе, разливая суп по тарелкам. Ему казалось это настоящим чудом.

В течение ближайшего года он жадно впитывал в себя любые доступные знания о магическом мире. Он без конца спрашивал про Хогвартс, про метлы, про заклинания, про магических животных - обо всем. Для него стало неожиданностью, что осенью не пришлось идти в школу. В этом нет необходимости, уверяла тетя. Чтобы занять неугомонный ум мальчика, она нашла для него кое-какие старые учебники и книги, что помогало ему находить ответы на некоторые вопросы и быстрее осваивать язык. Вскоре он говорил на нем уже довольно бегло, лишь предательский акцент оставался.
Время от времени тетя занималась с ним сама, равно как и с Мойрой. Артур еще был слишком мал, и его занятия ограничивались обучением чтению, письму и счету.
Рихард был так поглощен всеми этими открытиями, что почти ничего не рассказывал о себе. Он много общался с Мойрой, найдя в ней верного друга и наперстника, однако не находил сил признаться в чем-либо более важном, чем в пристрастии к грушевому мороженому или любви к сказке барда Бидля про мохнатое сердце волшебника и неожиданной симпатии к главному герою.
Он не заметил, как пролетел год. Стоял июль. Нынче осенью предстояло впервые отправиться в Хогвартс - по иронии судьбы, первому из семьи, поэтому весь дом был в радостном предвкушении, постепенно готовясь к этому событию. Основные приготовления были запланированы, разумеется, на август. Больше всего тетя переживала за форму - Рихард за последний год заметно вырос, и ей страшно было представить, как он вымахает в следующем году.
В очередной раз пролистывая старые учебники (за разные курсы, так что в голове рисковала образоваться путаница), Фромм так разволновался, что решил отправиться в сад подышать воздухом. Страх и радость предвкушения одновременно мучили его, несмотря на то, что до учебы было еще больше месяца.
Прогулявшись, он не смог успокоиться. В таких случаях самым верным средством было то самое дерево, на которое указала ему Мойра в первый его день здесь. Теперь он забирался на него довольно ловко (как и выбирался на улицу через окно). Ему нравилось сидеть на сильных ветках с кузиной и наблюдать за окружающим миром, но иногда он бывал здесь один. Хотя уже прошло время его затворничества, иногда нападала необъяснимая тоска и хотелось немного побыть одному.
Набравшими силы руками хватаясь за ствол и ветки, он забрался наверх, прячась под кроной. Усевшись, он склонил голову к стволу и задумался, любуясь окружившей его природой и рассеянно наблюдая за витавшими вокруг букашками.

[AVA]http://s4.uploads.ru/pRnTb.jpg[/AVA]

Отредактировано Richard Fromm (2017-08-28 18:19:19)

+2

9

С появлением в доме Рихарда Мойре, чувствующей себя временами одинокой в семействе Анкастеров, жить стало приятнее и веселее. В кузене она нашла верного спутника в своих проказах и идеях. И было даже не жалко разделить место на заветном дереве, чтобы сверху разглядывать мир. Можно было сказать, что в брате Мо нашла родственную душу, спасение от одиночества. Она даже стала меньше скучать по отцу.
Дни потекли стремительно. Мо с увлечением рассказывала про свой мир, полный волшебства, обыденный для неё и наполненный невиданными чудесами для Рихарда. Он рассказывал, правда немногословно, о том, как живут мальчишки в обычных маггловских семьях. Про школу и скучные предметы. Мойра учила брата кататься на метле вместе с Джейсоном, а Рихард рассказывал девочке про прихоти механики и простых алгебраических задач.
На Рождество Мо, не без помощи родителей, подарила брату дневник и самопишущее перо. Не по годам догадливая, она понимала, что много Рих не рассказывает, но это всё равно тяготит его. И хотя Мойру съедало любопытство, она никогда не расспрашивала его о запретном. Но предложила доверить всё бумаге, крепко сжав мозолистую мальчишескую руку. Все Рождественские каникулы они валялись под мохнатой елью, что украшала гостиную Анкастеров и смотрели как мигают разноцветные магические огоньки. А по вечерам мама готовила гоголь-моголь или горячий шоколад и они с папой по очереди читали детям сказки.
За зимой наступила весна. Всё, как обычно, быстро растаяло, и любимым развлечением Мо и Риха стали полёты на метле. Они приходили домой по уши в грязи с красными от ветра лицами и руками, но с такими довольными улыбками, что у мамы не хватало духу ругаться.
Лето подкралось незаметно. Скоро пальто и сапоги сменились на более легкую одежду, а дышать стало как-то легче. Не успела Мо моргнуть хотя бы парочку раз, как деревья в саду зеленели, а первые мамины цветы оцвели. Вместе с летом пришла суета, связанная с подготовкой Рихарда к школе. Мойра одновременно была рада за брата, но с другой стороны ей было немножечко грустно. И хотя Рих обещал приезжать на каникулы, Мо всё равно знала, что будет ужасно скучать по кузену к которому так привязалась за этот год.

Мойра свалилась Рихарду на голову из неоткуда. Практически так и было. Раздался треск веток над головой и с удивлённым “Ой”, Мойра повисла на ветке чуть выше той, на которой сидел Рих. Она кончиками пальцев ноги аккуратно нащупала шершавую ветку и только потом спрыгнула. На щеке её красовался алый порез, ноги были босыми и все в синяках, а на платье и живого места не осталось. Можно было догадаться, что Мо лазит по дереву уже довольно долгое время.
-Что скучаешь? - Девочка присела рядом, дружески пихнула брата локтем в бок и принялась болтать ногами, жмурясь на солнышко. Для полного счастья не хватало мороженого. - Как думаешь, что сегодня на обед?
Мысли и желания Мо были простыми и понятными: картошку и рыбу на обед, мороженого со вкусом солёной карамели и чтобы кузен не уезжал ни в какой Хогвартс. [AVA]http://s7.uploads.ru/XvoeG.gif[/AVA]

Отредактировано Moira Ancaster (2017-10-02 21:02:15)

+2

10

Треск веток и появление девочки прямо перед носом оказались так внезапны, что Рихард испуганно ойкнул от неожиданности и на несколько мгновений забыл, как дышать. С дрожащим сердцем от резкого извлечения его из внутреннего мира он смотрел на кузину с удивлением, недоумением и немного обидой - как она могла так его напугать? Да еще и не подала никаких знаков, что она тоже здесь, когда он залез на дерево.
Однако выглядела она так забавно и невинно, что мальчик не стал на нее сердиться. Захотелось рассмеяться, но вместо этого он лишь чуть улыбнулся. Смеяться, впрочем быстро расхотелось. Просто появление сестры придало сил и радости - но не надолго.
- Я не скучаю, - нехотя отозвался мальчик. И это было правдой. Наедине с собой он никогда не скучал, приводя в порядок мысли и фантазируя.
В следующую секунду он вдруг сильнее ощутил то, что кузина все-таки младше него. Какая же она маленькая. И как она может думать об обеде, когда в мире столько всего неизведанного, когда столько интересного происходит даже на этой самой ветке, когда ему скоро в Хогвартс, о котором он почти ничего не знает? И когда так гложет тоска изнутри...
- Я не знаю, - честно признался Рихард, отворачиваясь в сторону дома. - Я давно здесь и не видел, как тетушка начинала готовить.
Он в задумчивости помолчал. В голове скопилось множество вопросов. На большинство из них могла бы ответить тетя Фло, но мальчику, вероятно, в эту минуту хотелось не получить точный ответ, а просто поделиться своими мыслями и сомнениями с близким человеком, которым по воле судьбы стала Мойра, такая маленькая, но уже достаточно смышленая и понимающая.
- Как думаешь, на какой факультет меня определят? - он глянул на сестру так, словно только она знала единственно верный ответ.
[AVA]http://s4.uploads.ru/pRnTb.jpg[/AVA]

Отредактировано Richard Fromm (2017-10-04 22:07:56)

+2

11

Но брат почему-то не разделил её внутренней радости. Рихард был хмурым и неприветливым. Впрочем, за год Мойра почти привыкла к такому состоянию кузена. Время от времени на него накатывало. Он молчал, редко отвечал на вопросы, а если и отвечал, то как-то нехотя и односложно. Уходил в себя. Сначала девочка очень переживала. Старалась Риха расшевелить, занять. Когда поняла, что своими силами ей это не удается, она пошла спрашивать у мамы. Но всё что посоветовала Фло - просто не трогать мальчика в такие моменты. Ведь потом он вновь становится таким, как обычно? Мо утвердительно кивнула и постаралась прислушаться к маминому совету.
Вот и сейчас она сильно не дергала кузена, хотя ей было и больно видеть его таким хмурым. Они молчали. Мо думала о чем-то отстраненном. Как это бывает, когда много мыслей сразу, они словно мошки роятся в мозгу и не возможно уловить какую-то одну.
Потому вопрос Рихарда застал её врасплох. Но долго думать ей не пришлось.
- Рейвенкло. - В голосе Мо было столько уверенности, будто бы она уже видела это когда-то. Будто бы она сама нашептывала Шляпе правильные ответы. - Ты очень умный. - Уверенно продолжила девочка, всё также болтая ногами. Вдруг Мойра замерла и повернула лицо к мальчику, глядя на него очень серьезно. Она была так близко, что можно было рассмотреть каждую веснушку у неё на носу.
- Рих, ты боишься? - Спросила она удивленно. - Ты же самый храбраый на свете! Ты ничего не боишься! - В голосе её слышалась всё та же уверенность в своих словах и восхищение. Она и правда искренне, по-детски верила в то что говорила. Считала Рихарда самым смелым и самым умным на свете. [AVA]http://s7.uploads.ru/XvoeG.gif[/AVA]

Отредактировано Moira Ancaster (2017-10-09 22:59:23)

+2


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Time in a bottle