АДМИНИСТРАЦИЯ
Добро пожаловать в Deadlywand!
Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
Когда Война стучит в твои двери, какую сторону выберешь ты?

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Сладких снов, мой друг.. (ночь с 22 на 23 марта 1927)


Сладких снов, мой друг.. (ночь с 22 на 23 марта 1927)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Сладких снов, мой друг..
[цитата/картинка]
Emma Milton & Andre Etienne Debre
ночь с 22 на 23 марта 1927 ♦ Лондон и мир снов

Все мы спим и видим сны. Некоторые свои , а некоторые - чужие.

Отредактировано Andre Etienne Debre (2017-09-28 13:08:47)

+1

2

Иногда обдумывание одних и тех же мыслей, одних и тех же образов и людей, воплощаются в сознании самым неожиданным образом. Особенно у того, кто любит мечтать. И того, кто в детстве очень любил слушать сказки, даже если спустя годы уже  почти забыл об этом. И эта сказка уже практически была забыта им, хоть и любима в детстве. Сказка о воплощении желаний, о преодолении трудностей и страхов, о недостижимой для бедняка любви прекрасной девушки, настоящей принцессы...

В пышном дворце праздник длился уже несколько дней. Это было заметно по уже несколько утомленным, но все еще веселым лица некоторых гостей. В основном это были полные мужчины средних лет, с длинными бородами и добродушными улыбками в ярких, богато расшитых чалмах и тюрбанах, между ними то тут, то там мелькали послушные улыбки красивых прислуживающих девушек и мальчишек. Мужчины громко переговаривались за столом и хохотали над шутками друг друга, не прекращая поглощать самые разнообразные вина и явства, сменяющиеся как по волшебству. Гости, казалось, хорошо знакомы между собой, однако и новых людей принимали к своему столу с истинно восточным радушием.
Перед сидящими полукругом мужчинами на свободной площадке танцевали девушки. Тела их были едва прикрытые полупрозрачными шароварами и лифами, от чего извивающиеся тела еще больше манили. Сабли и змеи в их руках лишь добавляли колорита, и чувства опасности, а значит - притягивали. У некоторых из них половина лица была прикрыты такой же полупрозрачной тканью, но практически все они умели говорить одним лишь взглядом. Сидящий среди мужчин молодой темноволосый парень с любопытством смотрел вокруг, будто хотел впитать в себя всю эту атмосферу праздника. Его еще нельзя было назвать мужчиной, но и мальчиком назвать было уже сложно. Он был одет как и все остальные, может немного скромнее.

В какой-то миг музыка немного стихла и объявили имена новоприбывших гостей. Султан отправился встречать кого-то из очень влиятельного. Среди них был и богатый купец с дочерьми на выданье. Девушки скромно потупившись сели около отца и глупо улыбались, видимо это был их первый выход в такое высокое общество и они очень надеялись что на празнике из заметит какой-нибудь очень богатый жених. Среди гостей появилась и необычная гостя. Девушка с золотыми волосами в светло-голубом платье, совсем не восточной внешности, с необычайно красивым лицом. Она будто светилась изнутри собственным живым светом и казалась настоящей жемчужиной, среди простых бусин, потому молодой человек сразу обратил на нее внимание. Она, кажется, тоже заприметила его, и не скрывая намерений, направилась к его столу.
- Что ты здесь делаешь?
- Отдыхаю, - он меланхолично пожал плечами, пропустив мимо ушей ее странный вопрос, вряд ли относившееся к нему. Может девушка перепутала его с кем-то другим? Это было бы печально, так как он хотел бы продолжить знакомство.

Отредактировано Andre Etienne Debre (2017-08-08 15:08:20)

+1

3

Гулкий говор и смех наполняли мраморные залы диковинного дворца, кругом красовались пёстрые росписи и мелкая искусная резьба по дереву и камню, которая превращала высокие стены в ажурное кружево. Вдоль коридоров сновали евнухи с подносами, полными невероятных кушаний, аж слюнки потекли. От стен веяло холодом, но воздух был душным, поэтому страшно хотелось пить, и девушка, ведомая инстинктивной тягой, побрела на шум, доносившийся из зала, куда стекались гости, похожие яркими нарядами на заморских птиц.
Пришлось сбавить шаг, поскольку у порога девушка наткнулась на почтенное семейство, предводительствовал которым усатый уже в летах господин в расшитом кафтане, сверкающем золотом и драгоценными камнями, вместе с ним стояли, скромно потупив взгляд, девушки, прикрытые полупрозрачными, словно закатный солнечный свет, платками. Эмма прошмыгнула следом за ними, разглядывая залу, в которой оказалась. Вместе с ароматами, разжигающими аппетит, по телу растекалась музыка, заставляя подчиняться её стройному ритму и мелодичности. В углу сидели музыканты с барабанами и похожими на грушу удами, стучали ладонями и ласкали струны, пробираясь в самое сердце гостей. Поодаль, у всех на виду восседал на подушках султан и его многочисленное семейство, перед ними танцевали полуобнажённые одалиски, звеня монистами и извиваясь так, будто не имели костей или были роднёй змеям, которые лентами послушно струились вдоль их красивых тел. Кругом любопытные хмельные взгляды миндальных глаз, темные вихры волос, пряные ароматны и блеск масел на бронзовой коже. Всё было хоть и удивительным, но таким чужим, что Эмма испугалась. Она жадно искала в толпе гостей хоть одно знакомое лицо, и её глаза широко раскрылись, когда она увидела Андре, беззаботно устроившегося на полу на бархатных подушках, как и большинство гостей праздника.
Девушка облизнула сохнувшие от жажды губы и поспешила в сторону своего знакомца.
- Что ты здесь делаешь? – с недюжинным удивлением бросила светловолосая девица, от растерянности даже забыв поздороваться. Ответ молодого человека едва ли прояснил больше, чем она сама успела заметить.
- Что это за праздник? – решила поинтересоваться Эмма, не найдя ничего лучше. Только сейчас она заметила, что её волосы непривычно длинными волнами ниспадают вдоль стана, укутанного в небесно-голубое платье. Не дожидаясь приглашения, она плюхнулась на подушки рядом, поглядывая на поднос, но не решаясь взять или даже попросить угоститься. Девушка ёрзала, пытаясь найти удобное положение, но сидеть на полу было чересчур непривычно.
Эмма продолжала оглядываться, чувствуя на себе тяжелые масляные взгляды.
К ним подобрался прислужник в простом халате и с тюрбаном на голове. Он, не глядя на белокурую девушку, обратился сразу к молодому мужчине.
- Салам алейкум! Это ваша наложница, эфенди? – вкрадчиво начал тот, кланяясь.
- Я не…! – Милтон была в таком возмущении, что даже не сумела произнести это гнусное слово, но слуга на неё даже краем глаза не глянул.
- Мой господин хочет сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться, эфенди! – он широко улыбнулся, сравнивая в уме одежды своего хозяина и тот скромный вид, который имел незнакомый гость. Эмма покраснела от стыда и негодования, растеряно глядя на Андре.

+1

4

Интересная она все таки. Села, даже не спросив можно ли, где находится и что празднует не знает. Он оглядел девушку еще раз и внимательнее. Нет, на сумасшедшую она не похожа, но как можно объяснить настолько явное незнание здешних обычаев при том, что в замок она все таки попала?
Судя по беглому взгляду на его стол, девушка была голодна. Заметив это, юноша взял ветку винограда с самыми сладкими, на его взгляд, ягодам, протянул светловласой, решив, что кормить ее из рук не стоит. А то еще обидится и уйдет. Будет досадно.
- Угощайся. Все что приглянется твоим лучистым глазами ты можешь попробовать и этим только порадуешь мое сердце, - он широко улыбнулся, глаза были полны лукавства. Разговаривать на восточный манер было совсем не обязательно, просто сейчас это показалось забавным и уместным.
- Этот праздник - ежегодная традиция, во время которого знатные мужи посещают владения местного правителя. Здесь заключаются сделки и обсуждаются дела, здесь отдыхают и демонстрируют нажитые богатства, здесь можно пристроить дочерей в жены влиятельным людям, получив за них неплохой калым..откуп. Большой честью считается внимание со стороны..
Договорить он не успел, потому что к столу, как ползучая змея, подошел прислужник с лживой услужливой улыбкой. Договаривать в общем то и хотелось, когда рядом чужие уши. Это может быть опасно. На Востоке любая неосторожность может быть опасна.
- Салам алейкум! Это ваша наложница, эфенди?
- Я не…!
- Мой господин хочет сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться, эфенди!
- даже не смотря на то, что вел он себя по всем правилам и ни словом не оскорбил, Андре почувствовал себя неприятно. Будто не сказанные слова и предложение незнакомого богача, а сами губы, произносившие это предложение были гнилыми. Он будто инстинктивно почувствовал, что его приняли за бедняка, все ценности которого можно купить, показав монету.  А вот испуг и растерянность девушки его позабавила. Что ж, это хороший шанс объяснить ей как стоит себя вести и куда она на самом деле попала.
- Я поговорю с твоим господином лично, если он так желает, - парень поменялся в лице, и некоторая надменность господина над слугой, привитая годами, с лихвой покрыла недостатки его костюма. Держался он гораздо увереннее небогатого, за которого его можно было принять, - но пока мне сложно представить сокровища, за которые я отказался бы от общества этой красавицы. Ступай.
Повелительным жестом отослав слугу, на которого даже не взглянул напоследок, он повернулся к девушке и склонив голову набок стал разглядывать ее с удвоенным вниманием.
- Или может ты хотела бы покинуть мое общество и мне стоило согласится?
Видя, что она готова взорваться возмущенной тирадой, он кончиком указательного пальца коснулся ее губ, призывая к тишине.
- Судя по всему, ты не знаешь здешних обычаев. И не похожа на наложницу, - окинул ее наряд и фигуру оценивающим взглядом, - скорее на иностранку. Не знаю, как умудрилась пройти через стражу и ты попасть сюда, но здесь нет вольных женщин, - он обвел рукой зал, как бы призывая посмотреть внимательнее, - даже юные дочери этих людей уже заочно проданы. Многие с рождения. Никто из них не принадлежит себе. Востоком правят мужчины.
Парень сделал небольшую паузу, надеясь, что это даст ей возможность оценить смысл этой фразы и ее положения.
- Здесь не любят строптивых женщин. Их наказывают, иногда весьма жестоко, - он сделал глоток вина и продолжил, - мне не хотелось бы чтобы такой красавице пришлось отведать плетей. Ты можешь пока побыть моей наложницей для всех, по крайней мере это послужит тебе защитой, а я с радостью побуду в твоем обществе.

Отредактировано Andre Etienne Debre (2017-09-11 17:01:57)

+1

5

Всё здесь было в диковинку, как будто целый мир привычных вещей смотрелся сквозь призму пряного востока. Эмма подобрала под себя ноги, найдя, наконец, удобное положение на подушках. Перед носом красовалась полные яств пёстрые расписные тарелки, в рисунке которых сплетались разноцветные кружева узора.
- Благодарю, - ответила Эмма на позволение присоединиться к трапезе и отщипнула небольшую веточку от виноградной лозы. Сладкие ягоды, налитые жаром и солнцем, таяли во рту. Девушка наслаждалась их вкусом, не переставая слушать брюнета, речь которого была так же витиевата, как и окружающие орнаменты.
Когда развернулась эта странная сцена со скользким приторным слугой, улыбка которого была такой жеманной и заискивающей, белокурая гостья едва не подавилась, положив в рот кубик сахарного рахат-лукума из роз с орешками. Никогда прежде ей не доводилась вкушать ничего подобного, удивительно вкусного, пусть и от всех этих лакомств разыгрывалась жажда.
Эмма не решалась вступить в разговор, хотя щёчки её пылали возмущением, а в глазах мелькал испуг. Андре несколько переменился и эти перемены удивительно шли ему: эти волевые жесты, приправленные благородной ненавязчивой надменностью, проницательный взгляд. Девушка залюбовалась, но ненадолго. О ней говорили, будто о гиппогрифе или единороге – существе, возможно, ценном и породистом, пусть и своенравным, но имеющем собственной воли ровно столько, сколько позволит волшебник.
- Или может ты хотела бы покинуть мое общество и мне стоило согласится?
Трудно было сказать, чего хотела в это мгновение англичанка, но уж точно не лишаться опеки единственного знакомого здесь человека, но и быть здесь на правах его домового эльфа совсем не хотелось. Достоинство Эммы было уязвлено, как любого человека с должным воспитанием. Целительница ещё не решила, как именно хочет возразить, соглашаясь, но её намерения Дебре прочитал с лёгкостью и поспешил предупредить.
Он коснулся её губ таким спокойным естественным жестом, что Эмма даже не сразу ощутила неловкость. В её мире подобную фривольность на людях можно было допустить только, будучи в соответствующем для того положении социальной близости. Вместо разряжения и смущения, это вызвало что-то другое.
Милтон слушала Дебре, пытаясь осознать всё то, о чём он говорил. Она не желала лезть на рожон, но и чувствовать себя ручным зверьком было унижало собственное достоинство. Столько лет в Мунго Эмма старалась над тем, чтобы её, женщину, стали уважать не менее других колдомедиков. Новое время навевало мечты о свободе и равенстве. И пусть Эмма не была сторонницей радикальных идей, она всё же была солидарна с теми женщинами, кто отстаивал своё право на независимость и возможность заниматься тем, к чему лежит душа, не сталкиваясь с предубеждениями общества.
- Я не знаю, как попала сюда, была в Англии и вдруг, -  растерянно призналась Эмма, вздохнув, - ничего не помню. Какая удача, что я встретила вас!
Эмма стала напряжённо думать, как могла оказаться здесь, но мысли о трансгрессии добавляли новых вопросов. Откуда здесь Дебре? Почему они на Востоке и он говорит так, будто местный и, кажется, совсем не помнит её? Может, она забралась в его сознание? Неужели она под заклинанием легилименс? Тогда почему они разговаривают и он видит её? Чем больше Эмма думала, тем больше не стыковалось. Она погрязла в задумчивость, но попытки осознать происходящее разбивались о здравый смысл, поэтому целительница решила перестать думать над причинами и ориентироваться на ходу. Пусть будет, что будет.

Отредактировано Emma Milton (2017-09-24 13:34:04)

+1

6

Близился вечер, и мальчики-слуги стали зажигать на факелы, весящие на стенах в специальных держателях. Огонь отбрасывал на стены из коричневого камня пока еще слабые, но уже самозабвенно танцующие тени. Мускусный аромат дыма и амбры тяжело висел в воздухе, перемешиваясь с запахами ломящихся от явст столов. Музыка разливалась вокруг, мягкая и ненавязчивая, она бодрила и успокаивала в тоже время, атмосфера была удивительно теплой, даже шум и некоторых людей. Возле халифа стоял тот самый отец множества молодых дочерей. Одни девушки неловко жались за его спиной, другие стояли гордо расправив плечи. Но это не убережет ни одну из них от беды, если когда халиф будет выбирать себе наложницу, их отец скажет хоть одно неудачное слово.

- Я не знаю, как попала сюда, была в Англии и вдруг.. ничего не помню. Какая удача, что я встретила вас!
Англия..Мунго..в голове мелькнуло смутное воспоминание. Оно было тяжелым и безрадостным.Странная вспышка и шепот, темнота в которой не было ничего, а потом дни..бесконечное количество одинаковых дней, наполненных одним лишь безмолвным криком, отчаянием и желанием собственной смерти.
Андре качнул головой, как назойливую муху отгоняя эти странные и неприятные видения. Да, они показались ему смутно знакомыми, но углубляться в нечто подобное совершенно не хотелось, тем более когда вокруг праздник, а рядом скучает такая необычная собеседница.
- Я тоже очень рад этой встрече! - он улыбнулся девушке очень тепло, - Подойди ты на пару минут позже, и мне уже пришлось бы выручать тебя из лап этого сластолюбивого старика,  - он кивнул в сторону сидящего недалеко от халифа полного пожилого мужчины, которому на ухо что-то шептал тот самый слуга, что подходил к ним.
Если уж за нами сейчас так пристально наблюдают, то почему бы не показать ему, что она моя? Андре снял с левой руки широкий восточный золотой браслет, весь усеянный яркими камнями и осторожно одел девушке на руку. Браслет защелкнулся с тихим металлическим звуком. Теперь снять его сама девушка сможет лишь узнав у хозяина на какой из маленьких боковых камней нужно нажать и каким образом.
- Не считай это оковами. Но пока пусть просто побудет на твоей руке, хорошо?
Не дожидаясь ее ответа, он сам наполнил стоящие перед ними на столе кубки красным как кровь вином и протянул один девушке.
- Итак, может мне рассказать тебе что-нибудь еще о местных традициях? Может что-то тебя удивляет сильнее других вещей? Я с радостью поделюсь знаниями, если это в моих силах. - он развел руками, как бы признавая, что далеко не всесилен и многого может не знать. В глубине души мелькала мысль, что это место совсем не похоже на его родной дом. Но сам же"дом" был смутным размытым образом, как и лица, мелькающие на фоне этого видения. А здесь все было таким реальным..

Отредактировано Andre Etienne Debre (2017-09-24 16:14:47)

+1

7

Масляные лампы источали бархатные пряные запахи, смешиваясь с воздухом и делая его гуще. По стенам плясали огни, соревнуясь с почти обнажёнными одалисками. Эмма откусила что-то острое и, тяжело дыша, запила большим глотком сладкого фруктового шербета. Горло обожгли сначала пряные специи, а теперь ледяной напиток. Девушка даже закашлялась с непривычки.
- Я тоже очень рад этой встрече! Подойди ты на пару минут позже, и мне уже пришлось бы выручать тебя из лап этого сластолюбивого старика, - целительница подавилась вторично и теперь по-настоящему, когда увидела того, в чью собственность чуть не угодила. Старик, с неподобающей его возрасту неприкрытой похотью, разглядывал окружающих девиц и диковинную незнакомку. Милтон еле сдержала своё отвращение и нахмурилась, её щёчки пылали стыдом и возмущением, высказать которое вслух она не решалась.
Она посмотрела на Дебре. Каким живым он был! Какой-то особенный трепет и радость вызывало каждое его движение. Таким его воображала себе Эмма, когда молодой мужчина без движения лежал на своей койке, словно в темнице, лишь изредка моргая и дёргаясь в случайной конвульсии. Даже не воображала, а видела. Он молчал, но она представляла себе его слова, поворот головы или укоризненный вздох, улыбку. И вот он перед ней.
- Не считай это оковами. Но пока пусть просто побудет на твоей руке, хорошо?
Эмма не успела осознать, как и что произошло, лишком засмотрелась на брюнета, уходя в свои мысли. И ахнуть не успела, как на её запястье щёлкнул замок. Милтон почувствовала вес браслета на хрупкой руке, возможно даже, тот был из благородного металла. Он переливался россыпью сверкающих камней, и выглядел в той же мере богато, сколько и вычурно для сдержанной англичанки. Эмма повертела его на руке и будто попыталась «прислушаться» к украшению, которое так ловко защёлкнулось, что с ручки явно не собиралось сниматься по воле новой обладательницы. Магическое ли оно? На мгновение пробрала волна опасений: а вдруг эта вещица лишает воли или ещё чего? В артифактологии доктор Милтон разбиралась не особенно хорошо, а уж в восточной и подавно, но наслышана была о всяком. Впрочем, бокал вина из необычной чаши, тут же решительно протянутый ей в руки заставил сменить точку внимания.
Эмма пригубила багряное вино, которое показалось ей несколько терпким и суховатым, но отдающим благородством.
- Этот браслет, - девушка потрясла рукой, - что он значит? – Андре явно не просто так настоял на том, чтобы гостья надела его. Неужели это всего-навсего что-то вроде именного ошейника для какого-нибудь породистого ретривера? Эмма лихорадочно думала, чего бы ещё такого спросить. Что ей было в диковинку? Ах, Андре, ВСЁ!
- У вас есть гарем? – вдруг выпалила Эмма, хотя обычно пристыдилась бы задавать подобные вопросы. И с чего ей вдруг взбрело в голову это ляпнуть? Вино что ли крепкое. Ведь воспитание не позволяло ей говорить ему «ты», а такое вот вырвалось. Милтон спрятала румянец и смущённый взгляд в бокале. Ей почему-то подумалось, что где-то поблизости может оказаться с дюжину жён господина Дебре и от этого стало неловко и…что-то ещё зашевелилось внутри. О, Мерлин, из всех вопросов о здешней жизни она выбрала именно этот!
Мимо проскользила, извиваясь, словно не имея костей, темноволосая танцовщица с округлыми плечами и высокой грудью, она звенела монистами, привлекая взгляды к самым аппетитным местам. Её лицо лишь для вида было прикрыто лёгким платком, убранным у висков, придавая загадочности и подчёркивая пленительные глаза цвета миндаля, очерченные чёрным.
- Погляди на нашу Фахрие, эфенди, - слуга снова замаячил за плечами, - ммм, слаще пахлавы! – он чмокнул пальцы. – Мой господин от сердца отрывает, чтобы усладить взору твоему. Пожелай – твоей будет!
Эмма рассматривала девушку, которая игриво улыбалась, довольная своей возможной участью и всячески старалась заинтересовать молодого господина, надеясь удрать от прежнего. Эмма почувствовала себя бледной тенью возле пляшущего костра, искрящегося, манящего. Ей немыслимо было так беззастенчиво завлекать мужчину своим телом. Милтон потупила взгляд и смутилась.

Отредактировано Emma Milton (2017-10-12 01:24:18)

+1

8

- Этот браслет, что он значит? – Андре усмехнулся, представляя изощренные мысли в женской голове, на тему того, что значит вычурное украшение. На его левой руке был такой же браслет, парный, однако Эмма видимо не заметила его, так же как не заметила кинжала, спрятанного в широких рукавах расшитой рубахи. Тем более если учитывать, что она иностранка. Он поднял кубок, предлагая выпить вместе и улыбнулся, показывая что на этот вопрос ответ она наверняка узнает в скором времени.Взгляд его устремился в сторону халифа, и в глаза бросилось что ласый до женских тел старик отправил к ним того самого слугу и красивую наложницу. Началось. Ладно, поиграем!
- У вас есть гарем?
- Не называй меня на вы, это не в традициях этих мест, лучше прибавляй к моему имени "джан", ну или просто "сеид". - он хотел объяснить значение этих слов, но заметил как девушку смутил собственный непослушный язычок, видимо сказавший не совсем то, что она хотела. И все же вопрос бы неплохим для иностранки.
- Если тебя волнует, что ты можешь пострадать от проделок ревнивых женщин, боящихся потерять внимание хозяина и уйти в немилость,- он усмехнулся, переставив это, - то бояться тебе нечего, - здесь я сам.

А слуга того господина таки подобрался к ним с выбранной девушкой. На ней был обтягивающий топ из жгучего красного шелка, оставляющий мало для полета фантазии и струящаяся юбка в тон, с разрезом вдоль левой ноги.
- Погляди на нашу Фахрие, эфенди, ммм, слаще пахлавы! Мой господин от сердца отрывает, чтобы усладить взору твоему. Пожелай – твоей будет!
Она двигалась словно змея, приближаясь к столу на фоне возрастающего напряжения музыки, под который в другой части зала глаза халифа услащали новые наложницы. Толстяк удачно подобрал время, и понимая,что такой шанс упускать нельзя, рабыня изрядно старалась показать себя во всей красе. Изгибы ее тела, казалось, были вдохновлены самой луной. Ее руки и бедра манили, умоляли..завораживали. А в темных зрачках таилась просьба, на грани мольбы и согласие, дающее право позволить себе так много..снимающее многие запреты.
С каждым медленным вращением густая копна темных волос вилась по ее обнаженным плечам, а драгоценные камни на лифе и поясе вспыхивали в диком порыве.
- Я не уступлю твоему господину свою будущую жену, даже за этот драгоценный камень. Сделки заключенный в этих стенах нерушимы особыми правилами, он знает это так же как и ты.
Слуга посмотрел на девушку внимательнее и скривился, увидев на ее руке тот самый браслет.
- К тому же, я не привык отступать от собственных слов. Если он хочет обсудить какую-то сделку, я поговорю с ним, а не с тобой. А теперь не надоедай мне своим присутствием.
Слуга поджал губы, но спорить не стал, да и не мог. После чего широко улыбнулся и повел темноволосую рабыню обратно. Сожаление в ее глазах и желание убежать от ненавистного старика было таким явным, что Андре даже стало жаль девушку. Выкупить ее что ли?
Все это время он не смотрел в сторону Эммы, а когда повернулся - глаза лучились лукавством.

Отредактировано Andre Etienne Debre (2017-10-12 10:41:56)

+1


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Сладких снов, мой друг.. (ночь с 22 на 23 марта 1927)