Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
Поздравляем с Новым годом всех обитателей и гостей форума! Пусть новый год будет лучше предыдущего. Будьте счастливы, друзья.
31/12/2017
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Настоящее » Спасти рядового Скамандера


Спасти рядового Скамандера

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

~   СПАСТИ РЯДОВОГО СКАМАНДЕРА   ~
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/95/ab/fb/95abfbcafbc92e6333366038fde09d71.gif
Albus Dumbledore, Queenie Goldstein, Porpentina Goldstein & Jacob Kowalski
4-5 сентября 1927 года ♦ Нью-Йорк, Лондон

Якоб Кавальски нужен правосудию! Якоб Кавальски нужен Альбусу Дамблдору! Якоб Кавальски должен быть свидетелем на судебном разбирательстве 7 сентября по делу безвинно заточённого в тюрьму Азкабан магозоолога Ньютона Скамандера. Вот только Якобу Кавальски стёрли память в декабре прошлого года и он не помнит тех событий, о которых должен свидетельствовать. И всё же Альбус Дамблдор и сёстры Голдштейн готовы пойти на многократный риск, чтобы доставить не-мага в Лондон, утащив из-под носа М.А.К.У.С.А., и вернуть ему воспоминания.

[SGN] [/SGN]

+6

2

Наверное, всё дело было в травяной настойке, которую Пернель принесла ему перед сном. Либо этот отвар, либо Фламели успели наложить на него какое-то заклятье, но факт остаётся фактом: ночь с третьего на четвёртое сентября Альбус проспал целиком и довольно крепко. Он не помнил ни одного сна, как будто просто провалился в чёрное небытие, наполненное только мягкой, убаюкивающей, спокойной чернотой. Хотя ожидал совсем другого. Внезапная встреча с Гриндевальдом могла превратится в очередной бессонный ад как после Суррея. Не говоря уже о Нурменгарде. Альбус не был готов к новой встрече с милым другом после всего, что произошло в его тюрьме. Почти два с половиной месяца Дамблдор скрывался в Девонширском замке, не встречаясь практически ни с кем. И это был слишком малый срок для того, что снова смотреть в лицо Геллерта, спокойно восседающего в кресле фламелевской библиотеки, словно ничего и не произошло. Да, Девоншир – это ничья земля. Но на душу старшего Дамблдора этот закон не распространялся.
Однако, когда Альбус проснулся утром, он обнаружил себя полным решимости действовать. Может быть, сработала древняя метода «клин клином», может быть, что-то ещё в этом духе, но профессор вскочил с кровати, быстро привёл себя в порядок, показался на глаза Николасу и Пернель, и аппарировал в Лондон.
Местонахождение лондонских апартаментов Порпентины Голдштейн Альбус знал благодаря письмам, которые та ему присылала. Думалось, что и прибывшая вчерашним днём Куини должна была остановиться именно там. Прекрасная младшая Голдштейн могла быть в курсе, что ранее Тина рассказала Дамблдору о том, что на самом деле произошло в Нью-Йорке, так что теперь оставалось только попытаться как-то объяснить ей, ради чего ей пришлось претерпевать мучительное путешествие через Атлантику. А самое главное, что сегодня им обоим предстоит ещё парочка, не менее неприятных.
Материализовавшись в одном из переулков, Альбус огляделся, не заметил ли его кто из магглов, переменил одеяние под столичную моду, и, нахлобучив на рыжеволосую голову шляпу, двинулся в направлении нужного дома. Для той авантюры, которая пришла ему в голову этим самым решительным утром Порпентина не подходила. Она была слишком известным лицом для представителей американского Аврората, а вот Куини, не вращающаяся в кругах Отдела магического правопорядка, не должна привлечь много внимания. Альбус надеялся, что они вообще сумеют не наткнуться на волшебников в Нью-Йорке, но, всё же, лучше постараться предусмотреть всё.
Дамблдор добрался до нужной квартиры, стараясь быть максимально осторожным. Ещё одной новой проблемой для него теперь стал специальный отряд М.Г.Л.А., и в частности их предводитель, Драгомир Крам. Вступать в ряды международной аврорской организации или записываться в их информаторы Альбус не спешил. Сейчас его задачей было освобождение Скамандера, когда как Крам был, кажется, одержим поимкой Гриндевальда. Разница между двумя целями была в том, что в погоне за «крупной рыбой» Драгомир мог особо и не беспокоиться благополучием «мелкой сошки». Альбус же больше заботился о своём бывшем студенте. Потому что уже очень хорошо уяснил: поймать Геллерта Гриндевальда будет ох, как непросто!
Встав у двери квартиры, Альбус вспомнил, что час был, кажется, не для приёмов гостей. Но, в случае чего, время ещё есть: Нью-Йорк отстаёт от Лондона на пять часов. Дамблдор одёрнул плащ, поправил галстук и нажал на кнопку дверного звонка.

+4

3

Да, встреча с Лондоном у Куини получилась сумбурной. Во многом благодаря как раз тому рыжеволосому мужчине в шляпе, который сейчас звонил в дверь. Вместо него девушку встретил неизвестный вампир. Хорошо ещё, что Куини умела читать мысли, не то ещё вопрос как она отреагировала бы на подобного сопровождающего.
Тем не менее, встреча с ним была полезной. Настолько полезной что они с Тиной ещё довольно долго обсуждали и милого Франца и связанные с ним события.
Вообще, Куини как зашла в крохотную квартирку сестры, как сняла туфли и верхнюю одежду, как легла на двухместный нераскладывающийся диванчик, так с него и не вставала до сего момента. Внутренности всё ещё крутило, хотя кофе конечно облегчил состояние американской путешественницы. Но менять горизонтальное положение категорически не хотелось. Зная эту её особенность, Тина, стоит отдать ей должное, заботилась о младшей сестре и вставать причин не было.
Проболтали они до утра по меркам Нью-Йорка, то есть улеглись совсем недавно. Вернее, улеглась младшая Голдштейн. Тина же, кажется и не ложилась, а сразу убежала по своим делам.
Иначе гость не продолжал бы стоять под дверью, пока Куини продолжала видеть цветные сны про погоню портняжных ножниц за Грейвсом по всему М.А.К.У.С.А. Судя по лёгкой улыбке, Куини болела за ножницы.

+5

4

Кажется, Альбус позвонил трижды, но к нему так никто и не вышел. Мысль о том, что обеих сестёр может не оказаться дома, отмелась за ненадобностью. Куини прибыла на Туманный Альбион буквально вчера и вряд ли успела за столь короткий срок адаптироваться к другому часовому поясу. Скорее всего светловолосая Голдштейн глубоко спит после долгого плавания, а старшая Голдштейн либо вышла ненадолго, либо уже улетела по своим делам. Итогом всего этого Альбус Дамблдор уже десять минут стоит в пустом подъезде, опасаясь показаться подозрительным. Вот только дальше так продолжаться не может. После столкновения с М.Г.Л.А. Альбус вполне допускал слежку за собой. Конечно, в Девоншир аврорам доступа не было, но установить наблюдение за домом Тины, с которой его уже однажды застукали – очень даже логичный ход. Поэтому ошиваться у дверей было не слишком здорово. То, что хотел предпринять Дамблдор, вряд ли понравится Драгомиру Краму, так что профессор был не намерен вмешивать в дело ни его, ни его людей. Оглянувшись, Альбус сделал незаметное движение правой кистью, высвобождая палочку из внутреннего крепежа. Несколько шагов в сторону, чтобы быть незамеченным из дверных глазков, и маг аппарировал.
Он материализовался прямиком за дверью, в коридоре. Здесь уже можно было облегчённо выдохнуть, хотя бы на время. Вернув палочку на место, он огляделся, прислушиваясь к шуму и шорохам. Вдруг, они обе всё-таки дома? Например, одна спит, а другая, скажем, принимает ванную? Сняв с головы шляпу, Альбус показательно откашлялся и сделал только один шаг вперёд, не более.
- Прошу прощения, - Мерлин, как же это всё чудовищно неловко! – есть кто дома? Тина? – кажется, на голос никто не ответил. Досадливо поморщившись, Дамблдор вытянул шею, пытаясь со своей точки высмотреть кого-нибудь в комнатах. Не может же он пойти их проверять, в самом деле! – Куини? Мисс Голдштейн? – маг тяжело вздохнул. – Это Альбус Дамблдор. Простите за столь ранний визит, но я по очень важному делу. Это касается Ньюта.

+2

5

Волшебница перевернулась на другой бок.
Ножницы побеждали. Они уже сумели простричь траншею в причёске начальника обоих Голдшетйн, и сделать из его брюк капри с неровными краями. Из-под капри выглядывали чёрные носки с белыми звёздочками и подтяжки для носков. Грейвс уворачивался и уклонялся как заправский ловец от бладжера, отрывался от погони, использую коридоры-лабиринты, двери и даже лифты. Обычно он открывал двери ногами, руками и заклинаниями. Но вот в эту почему-то принялся звонить. Настойчиво, что удивительно - нет бы вышибить её бомбардой!
А потом и вовсе он обернулся к Куини, то есть к ножницам и голосом Дамблдора сказал:
- Прошу прощения. Есть кто дома? Тина?
Куини искренне удивилась, а ножницы упали перед Грейвсом. Волшебница заподозрила что-то не то - слишком уж натурально это звучало.
- Это Альбус Дамблдор. Простите за столь ранний визит, но я по очень важному делу. Это касается Ньюта.
Девушка открыла глаза и непонимающе уставилась в потолок. А потом до неё дошло.
- О-оу... - только и сказала она. Затем каким-то единым и не очень изящным движением скинула плед, схватила палочку, что лежала на полу у дивана и поднялась.
- Да-да, мистер Дамблдор! - хрипло со сна ответила Куини и прокашлялась. - Одну минуточку! - палочка уже порхала в её руках: вчерашнее платье разглаживалось прямо на ней (искать новое в чемодане было некогда), смятая на затылке причёска тоже превращалась во что-то более привычное; макияж же она просто смыла, чтобы не мучиться. Без зеркала оценить результат в целом не получалось, но медлить дальше было уж совсем не вежливо.
Сделав глубокий вздох, Куини открыла и шагнула босой ногой в прихожую.
- Здравствуйте! - она пока не сориентировалась, какое нынче время суток, поэтому решила выбрать нейтральную форму приветствия. - Простите нам отсутствие гостеприимства, - закусила она губу, смущённо улыбаясь. - Можем пройти на кухню и обсудить всё.
Дамблдор был бодр. Прям даже как-то до противного бодр, чего про себя Куини сказать не могла. Она знала точно только 2 вещи: она не сможет мыслить здраво, пока не выпьет кофе, и что она убьёт Тину.
- Кофе?..

+4

6

Спустя пару минут из-за двери одной запертой комнаты раздался ответ. Альбус узнал голос Куини. Что ж, значит Порпентина пока отсутствует. Может быть, это и лучше. Дамблдор понимал, что за вчерашний день ему надо объясниться. Он рассчитывал лично встретить младшую Голдштейн, но внезапный визит Геллерта Гриндевальда переписал все планы и намерения. И эти мысли – конкретные лица и персоналии – нужно спрятать подальше от врождённого легилимента. Опять. Или снова. Иногда Альбус думал, что устаёт от всей этой скрытности, скованный по рукам и ногам невозможностью быть до конца откровенным хоть с кем-нибудь. Хотя, ведь он был однажды. И единственный человек, который знает о нём всю самую сокровенную правду, теперь становился тем, кого называют «врагом». Но это чудовищное слово, «враг», просто не укладывалось в голове! И, кажется, если произнести его вслух, произойдёт что-то непоправимое. Потому Альбус молчал, всё пытаясь что-то исправить.
Но дверь, наконец, распахнулась, рассеяв неуместные сейчас размышления, и явила Куини Голдштейн собственной персоной, улыбающуюся, весёлую, немного не выспавшуюся и босую.
- Доброго утра, Куини, - Альбус широко улыбнулся. – Вам совершенно не за что извиняться, я сам заявился к вам не в приёмное время.
Забавно, какое тёплое впечатление производила девушка, стоило ей только появиться в помещении. Может быть, это было как-то связано с её редким даром, но, кажется, только самый чёрствый человек мог остаться не очарованным Куини Голдштейн. Как будто немного не от этого мира, но явно пришедшая из реальности, что была лучше этой.
Альбус немного смущённо помял в руках собственную шляпу и только после этого разжал пальцы, позволяя магии подхватить головной убор и утащить к вешалке, вместе с длинным плащом. Рыжеволосый профессор трансфигурации, в тёмно-синем костюме-тройке, согласно кивнул на предложение выпить кофе, и прошел по квартире, вслед за хозяйкой, на кухню. 
- Позвольте мне, для начала, принести вам свои извинения, мисс Голдштейн, за то, что не встретил вас вчера, - Дамблдор виновато покривился. – Это было исключительно вынужденно, и от меня, к сожалению, никак не зависело. Искренне прошу вашего прощения за весь дискомфорт, который вам наверняка пришлось испытать и за испорченное первое впечатление от Англии.

+4

7

Не надо быть асом легилименции - достаточно иметь врожденный дар, чтобы чувствовать, когда кто-то одевается в скорлупу окклюменции дабы ненароком не обронить ненужную мысль-другую и тем самым себя не скомпрометировать. Вот и сейчас Куини в определённом смысле видела как последний кусочек скорлупки встаёт на место в обороне Дамблдора. На это она лишь слегка пожала плечами - ради Сейр, каждый имеет право на тайны.
Тем не менее, это "обмундирование" заставило сонные мысли в головке Куини задвигаться в другом направлении от темы кофеина.
Этот Дамблдор оказался незаурядным типом с самого начала. Окклюмент, а таких людей уже не много, учёный, и при этом достаточно обаятельный и симпатичный мужчина. Что интересно, профессора зачастую скучны и занудны, а вот этот нет. Он мог быть забавным, с ним было приятно поговорить. Милашка, одним словом. И от Голдштейн почему-то постоянно ускользало, что этот мужчина вообще-то в два раза старше её.
В крохотной кухоньке было уже вполне по-волшебному: среди обычной утвари, знакомой всем не магам, обнаружился небольшой котёл, пара глиняных горшочков, несколько склянок с разноцветными зельями и тыква. О, это был любимый ингредиент Тины. Стоит отдать ей должное, тыкву ей удавалось испортить во время готовки редко.
- Главный дискомфорт - это пароход, - ответила на извинения Куини. - Франц же оказался вполне милым. Если не считать того, что пришлось прождать его час.
Медный чайник, повинуясь взмаху палочки младшей Голдштейн, сам подлетел по струю воды из открывшегося крана, а потом, уже кипящий, опустился на подлетевшую на стол деревянную подкладку. Куини к этому времени уже заглянула в холодильник, после чего из оного вылетел кусок сыра и ветчины и стали сами нарезаться на ломтики огромным ножом, туда же подскочил и хлеб.
Куини со второй попытки нашла кружки и ложки (хорошо, когда знаешь привычки хозяйки дома), а сахар с баночкой «Folgers» уже стояли на столе.
Наконец она обернулась к рыжеволосому мужчине, который настолько забавно выглядел среди этого всего в своём пижонском костюме, что девушка невольно улыбнулась.
- Вы пьёте с молоком? - из холодильника вопросительно выглянула стеклянная бутыль с оным.
Девушка уселась, заливая кипятком 2 ложки растворимого кофе и добавляя столько же сахара. Ложка сама размешивала напиток, а зазвучавший аромат уже настраивал Голдштейн на позитивный лад.
- Так вы сказали, кажется, что по важному делу касательно Ньюта. Уверены, что не стоит дождаться Тины? - хотелось бы ей самой знать, куда подевалась сестра, ну да ладно.

Отредактировано Queenie Goldstein (2017-11-15 17:42:18)

+3

8

Что ж, пароход действительно был не самым лучшим впечатлением для многих волшебников. Несколько дней плавания, в окружении бескрайнего морского пространства, которое на кое-кого действует как замкнутое. Но сам Альбус к таким не относился. Его путешествие в Америку осенью прошлого года было сопряжено с исключительно положительными эмоциями. До прибытия на место, конечно же. Но, в противовес радостному рыжеволосому профессору, все его попутчики в виде избранных министерских работников, не переваривали море, не переваривали корабельную еду, и предпочитали проводить сутки в своих каютах. Как говорится, на любителя. Хотя, может быть, в случае Куини всё дело было в тех событиях, которые заставили волшебницу покинуть Штаты и прибыть в Альбион. Возможно, если бы она была в хорошей компании, рядом с человеком, который сумел бы разогнать тучи над её собственной головой, всё было бы иначе?
- Да, с молоком, - кивнул Альбус, наверное, быстрее, чем следовало бы, заставляя себя отвлечься от размышлений про путешествия в компании хорошеньких ведьм. И чтобы ненароком не покраснеть, подхватил тему об упомянутом Франце: - Зато в компании мистера Тибо вы точно были в безопасности, - улыбнулся профессор. – Он совершенно не опасен для людей, но, в случае необходимости, может быстро проявить свои сверхчеловеческие способности.
Мимолётом вспомнилась длинная ночь после первой встречи с Гриндевальдом в Суррее, когда измученный Круциатусом Дамблдор нуждался в специальном зелье, а Франц Тибо так кстати оказался рядом. Альбус отлично помнил, как юный и хрупкий на вид вампир поднял его с пола с такой же лёгкостью, с какой ребёнок поднимает маленькую игрушку.
Но и этим воспоминаниям сейчас не было место. Время уходило с безумной скоростью, как песок из разбитых песочных часов.
- На самом деле, Куини, сейчас мне больше нужны вы, чем Порпентина, - признался Альбус, решив оставить в стороне все прелюдии и перейти к делу. – Ваша сестра рассказывала мне о маггле, то есть не-маге, Якобе Ковальски, который стал случайным участником декабрьских событий. Вы, ведь, знаете, где он живёт и можете найти его кондитерскую? Понимаете, чтобы доказать невозможность того, что Ньют способен на все те злодейства, в которых его обвиняют, нам нужны люди, которые его близко знают. И, - Альбус кашлянул, - особенно те, кто присутствовал рядом с ним там, в Нью-Йорке. Я знаю, что мистеру Ковальски стёрли память, но, скажем так, при определённых инсинуациях, учитывая то, каким именно образом она была стёрта, мы могли бы ему её вернуть. И задействовать как одного из главных свидетелей. Но для этого, - Альбус вдохнул, осознавая то, что сейчас скажет, - нам с вами нужно вернуться в Нью-Йорк. Сегодня. А лучше сейчас.

+2

9

В ответ на слова профессора, молоко покорно вылетело из холодильника и остановилось на столе рядом с чашкой Дамблдора.
- Да, я кстати, так и не узнала, сколько ему лет. Он не из тех вампиров, которые разменяли уже не один век? - улыбнулась Куини собеседнику из-за чашки столь желанного напитка. Но, в общем-то, в следующую секунду улыбка будто приклеилась к её губам, а рассматривать она принялась стол, потом сахарницу, нож... продолжая слушать Дамблдора, Куини вдруг поставила чашку, поднялась и медленно направилась опять к холодильнику. Как удачно теперь она спиной к гостю. Открыть дверцу, нагнуться и невидяще изучать полки.
- Вот как... - заметила она только для того, чтобы пауза не затягивалась.
Куини, ради Пакваджи, соберись!
В конце концов она схватила пастуший пирог и уже предельно серьёзной развернулась обратно:
- Нет.
Мысли вихрем, нет - смерчем, неслись в её голове. И одной из самых ярких была: "Тина, как ты могла?!" Она была настолько сильной и с острым концом боли, что где бы Порпентина Голдштейн сейчас не находилась, она точно получила это послание.

+3

10

В отказе молодой волшебницы было столько решительности и категоричности, что Альбус не сразу нашёлся, что сказать. Просто немного удивлённо смотрел в ответ на сконцентрированный на нём самом холодноватый взгляд. Наверное, такой реакции стоило ожидать. Собственно, Альбус и не наделся, что ему сразу скажут: "Я согласна, профессор! Это такая классная идея!" Но, всё же, предполагал услышать сомнения, а не отрицание.
И вдруг в рыжеволосую голову врезалась догадка: своим отказом Куини Голдштейн может не соглашаться ни с самим предприятием по спасению Ньюта Скамандера, а с тем, чтобы во всё это был снова втянут кондитер Якоб Ковальски. Ведь сейчас Якоб пребывал в счастливом неведении, не помня ничего о когда-то увиденном магическом мире. Вот только, то был не просто магический мир - Якобу "посчастливилось" увидеть лицо надвигающейся Войны. Альбус тяжело вздохнул, всё ещё держась пальцами за ручку своей кружки. Он понимал стремление оградить друзей от опасностей. Но, возможно, конец этого пути в том, что ограждать будет просто некого - Война доберётся до всех.
- Между прочим, не на корабле, - Альбус мягко улыбнулся, глядя Куини в глаза; и тем не менее, за бархатистой доброжелательностью в лазурном взгляде тоже виднелась своя твёрдость. Он поднялся на ноги, так как мисс Голдштейн не вернулась к своему стулу, а англичанин не смел сидеть в присутствии леди.
- Куини, - проговорил он, позволив себе немного приблизиться к ней, - я знаю, что я для вас чужой человек. Но я прошу вас, помогите мне, - его посерьёзневший голос звучал негромко и в отголосках произносимых слов слышалась тень давней печали. - Я знаю, что вы не хотите подвергать опасности близких вам людей. Но, я боюсь, она уже итак вторглась в наши жизни без спроса. Возможно, вы решите, что эта опасность во мне. И, возможно, я даже не стану с вами спорить. Но помогите мне спасти Ньютона. Он ни в чём не виновен.

+3

11

Дамблдор излучал такую уверенность (хоть и прикрытую изрядной долей вежливости и кротости), что невольно вспомнились недавнее сравнение его с главарём преступной группировки, которое так метко выдала сестра.
- О, Дамблдор, поверьте, я имею все шансы попасть в тройку лидеров из желающий помочь Ньюту, - Куини подбочинилась. В купе с миской пирога в другой руке это выглядело, возможно, весьма забавно.
- Тем не менее было бы странно спасать жизнь одному человеку, при этом ломая судьбы других. Или вы уже знаете, что будете отвечать на контр-обвинение в нарушении Статута о секретности да ещё и рецидивное, если так можно сказать? - неопределённо взмахнула рукой.
Девушка прекрасно понимала, что где-где, а здесь неуместно будет демонстрировать свои чувства. По крайней мере все. Здесь она должна быть взрослой и разумной волшебницей. Да, она будет говорить о деле. По-деловому как это умеет Тина.
Оставалось надеяться, что последняя не выболтала этому джентльмену всё о ней и Якобе.

+3

12

- Кто сегодня дежурный на складе вещдоков?
- Мейси.
- О, тогда я туда не сунусь, я ей еще с прошлого месяца должен. Сам иди сдавай. Я к ЭТОМУ притрагиватсья больше не собираюсь.
Они стояли втроем у входа в модную лавку. Толстый слой пыли на стекле витрины и крест-накрест забитая досками дверь  вызывали серьезные сомнения в том, что лавка когда-нибудь откроется, однако именно здесь находился один из входов в Министерство магии. Если быть точнее, служебный вход прямиком в Аврорат. Голдштейн, Макгрегор и Стоквел только что вернулись с утреннего вызова и остановились отдохнуть перед тем, как погрузиться в пучины бумажной работы. Мужчины курили, Тина заедала недосып пончиком с лакрицей.

На рассвете ее разбудил патронус Макгрегора. Серебристая ласка поставила передние лапы на подушку Тины и сообщила мужским голосом, что в здании, за которым они следили последний месяц, был пересечен барьер. Вылезая из теплой постели, Тина невольно позавидовала сестре, которая сладко спала, обняв подушку, и даже не подумала проснуться при появлении бесплотного гостя.
Голдштейн-старшая быстро набросала записку и, после недолгих раздумий, оставила ее на зеркале в ванной - уж туда Куини должна добраться первым делом - вышла из квартиры, прикрыла за собой дверь и аппарировала прямо с лестницы.
Увы, вылазка оказалась совершенно бесплодной - дежурная бригада, прибывшая на место, спугнула злоумышленника, и он исчез, оставив после себя таинственную субстанцию, которую аврор Стоквел определил как "сопли русалки". Его экспертную оценку Тина подвергала сомнению.
Все утро прошло в повторной проверке помещения, а вторую его часть предстояло потратить на написание отчетов. Честное слово, раскрываемость преступлений была бы намного выше по обе стороны океана, если бы аврорам не приходилось тратить так много сил на заполнение различных форм.
Тина с сожалением подумала о том, что пончик заканчивается слишком быстро, а работа надвигается неумолимо, а еще о том, что у Куини выпечка все равно лучше... и вдруг эта мысль - о Куини - отозвалась сильным, резким ударом в области сердца. Словно Тина увидела перед собой расстроенное лицо сестры - обычно такое улыбчивое и нежное. В этом чужом чувстве было так много обиды, что вина моментально захлестнула Тину, хотя та еще не совсем понимала, что натворила.
Мозг девушки начал лихорадочную работу. Как минимум, Куини в безопасности, иначе чувство было бы совсем другим. Но все-таки обычно эта связь работала в обратную сторону, и если уж сестра до нее достучалась, значит произошло что-то действительно экстраординарное.
- Ты в порядке? - словно издалека, она услышала голоса коллег.
- У меня что-то случилось дома, - выпалила Тина.
Макгрегор и Стоквел озадаченно переглянулись.
- Дома - в смысле в Америке?
- Нет, в смысле здесь. Только что сработал барьер.
- Пффф, - Стоквел со смехом тыкнул в нее пальцем. - Отличный повод, чтобы не кидать жребий, кому сдавать вещдок.
Проигнорировав его выпад, Тина обернулась к Макгрегору. Все-таки начальником группы был именно он.
- Мне нужно уйти прямо сейчас, нужно проверить, что все в порядке. Гарет, пожалуйста, - Тина впервые назвала его по имени, и, наверное, у нее на лице было написано, что сейчас не до шуток, потому что мужчина нахмурился, пожевал губами несколько секунд, и наконец сказал:
- Жду твою сову с отчетом через час.
- Спасибо!
Миг - и недоеденный лакричный пончик приземлился на землю рядом с двумя мужчинами, которые спокойно курили у входа в лавку.

Тина материализовалась на этаж выше своей квартиры и как можно тише спустилась на два пролета, сжимая в руке палочку. Дверь была незаперта, и Тина на миг похолодела. Подавив желание вынести дверь заклинанием, она так же тихо приоткрыла ее и успела услышать обрывок фразы, которую говорил мужской голос. "Он ни в чем не виновен". Когда заговорила Куини, Тина почувствовала, что невидимый дракон, сжимавший ее сердце, наконец отпустил хватку. Из услышанного Тина успела понять две вещи: говорил Дамблдор, говорили они о Ньютоне... а больше она ничего понять не успела, такова была сила облегчения и желания накостылять этим обоим, чтобы так не пугали. Ладно, сейчас разберемся.
Тина вошла в квартиру и остановилась на пороге комнаты, уперев руку в бок. Ее поза в точности повторяла позву сестры, с той только разницей, что у Тины в руках была палочка. И настроена она была так же решительно.
- Доброе утро, профессор. Доброе утро, Куини. Не знала, что у нас тут собрание с утра пораньше.

+4

13

Дамблдор не успел ответить сразу на заявление младшей Голдштейн, заглядевшись на выбранную девушкой позу "Ведьмочка и пирог". Смотрелось это настолько мило, почти совсем сбивая со всякой серьёзной мысли, что Альбус не удержался от доброй усмешки. Надо было отметить, что для своих лет девушка вела себя весьма разумно, а главное смело и решительно, ничем не уступая в храбрости своей сестре. И глядя с улыбкой на Куини, Альбус всё пытался понять, или это сёстры Голдштейн были настолько взрослыми или он сам рядом с ними вдруг чувствовал себя моложе лет на десять.
Но как только профессор собрался-таки ответить одной из них, расстановка сил внезапно поменялась и в кухне, рядом с младшей Голдштейн возникла старшая.
- Тина! - Альбус улыбнулся шире и приветственно склонил голову. - Рад вас видеть. Что ж, это даже лучше. - Он подобрался, одёрнув полосатый пиджак, и лазурные глаза блеснули немного хитрым огоньком. - Простите, Тина, что не повторяю прелюдию, но Куини, - он посмотрел волшебнице в глаза, - Якобу не грозят никакие обвинения. Насколько я знаю, дело от декабря 1926 года считается закрытым, нарушение закона Раппапорт было случайным и устранено благодаря птице-гром. Что, в свою очередь, не было санкционированным распоряжением Конгресса, а лишь благоволением со стороны магозаолога Ньютона Скамандера. У нас в Англии не судят людей за те дела, которые были закрыты на территории другой страны. Мы с вами просто предложим мистеру Кавальски открыть филиал своей булочной в Лондоне. Всё, что нам нужно, это добиться его согласия, а дальше я позабочусь о том, чтобы мы быстро вновь оказались в Англии, - на этом моменте он немного посерьёзнел и подошёл ближе к сёстрам. - Зелье, которое пролилось над не-магами не стирает память полностью, это, всё же, не Обливейт. Оно лишь заблокировало её, и я смогу снять этот блок. На суде Якоб сможет подтвердить, что Гриндевальд вполне способен принимать чужой облик и, после того, как Ньютон сорвал ему все планы, затаить месть. Ведь Якоб поучаствовал во всех приключениях, которые с вами произошли, и видел всё своими глазами, - Альбус перевел взгляд на Тину. - Наш единственный шанс это убедить Визенгамот, что Ньют - жертва психопата, а не сам психопат. И, учитывая, что сопротивление у нас будет серьёзное, нам нужны все силы. Каждый, кто сможет помочь.
Альбус замолчал, ожидая реакции сестёр. Касательно пребывания Якоба Кавальски в Англии был и ещё один довольно весомый в рамках международного права аргумент. Но его Дамблдор решил пока не озвучивать, чтобы не всхлопатать на орехи от одной или от обеих Голдштейн. Хотя ни одна не была виновна в том, что Дамблдор просто наблюдателен.

+3

14

Нет, он ещё и смеётся - вы только посмотрите на него! Мало того, что является ни свет, ни заря (который, кстати, час?), переворачивает всю душу, заявляя, что надо тащить Якоба Ковальски на другой материк, так теперь ещё и усмешки! От негодования на бледном лице младшей Голдштейн проступил румянец.
Внезапное движение в дверях и голос заставили девушку подскочить на месте и выронить ношу. Сердце успело рухнуть в ноги вслед за жаровней прежде, чем Куини поняла, что это всего лишь Тина.
- Раппапорт вас всех побери! Никого не учили звонить в двери?! - в сердцах заявляет девушка, хотя и знает, что замечание неоправданно. Пирог живописно рассредоточился по полу и местами по её ногам.
Но это было и плюсом - Куини обнажает снова палочку и опускается убирать последствия своей неловкости, что позволяет ей взять тайм-аут. И да, вот поэтому она и не аврор.
- Неужели это правда? Неужели всё, что он говорит - правда? - крутится у неё в голове. - Тогда...тогда Якоб вспомнит и меня?.. - Куини закусила губу. - С сестрой же итак понятно - явно услышала мой посыл. Ну, с тобой я ещё поговорю.
Наконец она поднимается и делает то, что не делает практически никогда:
- Что ж, хорошо, раз вы так уверенны. Но. Вы обещаете, что возьмёте на себя все последствия? Все риски? Если вы чего-то не учли? - твёрдо глядя в глаза Дамблдору, она нажимает на защиту, которую тот так старательно вокруг себя отстроил. Нажимает старательно, чтобы давление было более, чем ощутимо - чтобы подкрепить свои слова. Профессор Хогвартса может посчитать это за угрозу или наоборот за глупое выступление молоденькой ведьмы - пусть так. Но Куини не собирается опять переворачивать свою жизнь вверх тормашками без хоть каких-либо гарантий.
Тина здесь - так пусть будет свидетелем его слов.

+5

15

Куини всегда сердится очень смешно. Наверное, потому что никому не может прийти в голову, что Куини в принципе умеет сердиться. Но пока сестра ползает по полу, собирая куски морковки, Тина предпочитает не вмешиваться. Пусть пирог останется единственной жертвой. Остается только выяснить, о чем таком эти двое говорили, что привело ее в такое состояние.
Пока Дамблдор говорил, Тина подошла к столу, чтобы заварить и себе кофе: во-первых, взбодриться, а во-вторых, тоже занять руки, пока в голове идет бурная деятельность.
Так вот оно что. Очередная глава приключенческой книги под названием "Британцы и семья Голдштейн". Интересно, наш директор-адвокат в курсе, на какую мозоль наступает, или он просто ткнул пальцем в небо и попал... в Куини.
Как всегда, когда кто-то пытается вплести сестру в свои расчеты, Тина начинает злиться. Но потом Дамблдор переводит голубые глаза на нее и делает последний, точечный удар прямиком в цель.
- Я смотрю, вы в Америку ездите только за тем, чтобы вляпаться в какие-нибудь незаконные истории, - усмехнулась она. И пока думала, какой из десятка аргументов против этой авантюры стоит озвучить, в разговор вступила сама Куини.
Глядя на серьезное лицо сестры, Тина подумала, как все происходящее интересно перекликается с разговором, который у них произошел буквально сегодня ночью.
А может быть, Дамблдор прав? А что, если получится? И даже если они не смогут вызволить Ньюта, что, если Куини и Якоб смогут остаться здесь? Будут печь булочки на двоих, этому острову срочно необходимы хорошие кондитеры!
Тина ищет предлог, чтобы согласиться.
Куини ищет гарантий.
Тина знает, что гарантии невозможны, но на всякий случай уже обдумывает цену билетов в Гонолулу, связи в мире поддельных бумаг и то, под какой вымышленной фамилией объединить Якоба и Куини.
- Вы и правы, и нет, - Тина со вздохом поставила чашку с кофе, который так и не успела даже пригубить. - Максимум, что грозит Якобу со стороны МАКУСА - новое забвение, так что я на его месте опасалась бы мстительного господина, которого мы будем во всем обвинять. Мы с Куини другое дело. Я-то уже взяла себе билет в один конец, когда рассказала вам всю эту историю, - она подошла к сестре сзади и тихонько положила руку на плечо. - Все дальнейшее - тебе решать.
Неважно, уловит ли Дамблдор вложенный в эту фразу второй смысл. Важно, что его поймет Куини.

+2


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Настоящее » Спасти рядового Скамандера