Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
Карнавал прошел, всем причастным положен приз, который Лу уже готовит. Следите за обновлениями в теме аватаризации, а имена Королей ждут вас в новостях!
13/11/2017
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Альтернатива » Сугубо Экстраординарное Общество Зельеварителей. Заседание первое.


Сугубо Экстраординарное Общество Зельеварителей. Заседание первое.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

~  Сугубо Экстраординарное Общество Зельеварителей. Заседание первое.    ~
http://sd.uploads.ru/8IO0H.jpg
Гектор Дагворт-Грейнджер (Флоренс МакИвер), Арсениус Джиггер (Тариан МакИвер), Дамокл Белби (Альбус Дамблдор), Арлетта Прайс (Джейн Нортон)
1927 г. н.э. ♦ волшебный клуб, Лондон

Однажды одному молодому человеку ударила в голову мысль собрать всех зельеваров в одной комнате и посмотреть что будет.


P.s. Присоединиться к игре можно в любой момент.

Отредактировано Florence McIver (2017-07-23 17:21:54)

+2

2

Молодой человек лет тридцати сунул в карман белый носовой платок. Потом подумал и сунул еще один. Привычка, оставшаяся с детства. Когда он еще не умел заметать следы колдовством, носовые платки были очень кстати. Правда, матушка недоумевала куда исчезают горы выстиранных и отглаженных хлопковых квадратов.
Гектор был взволнован. Его идея создать общество, где все, кому хоть в какой-то степени интересно зельеварение будут собираться под одной крышей, нашла отклик. Отец, богатый волшебник в летах, одобрял затею сына. Правда, он думал, что Гектор делает это из более приземленных побуждений — сблизиться с влиятельными людьми, заявить о себе, влиться в ряды интеллигенции. Но все это мало беспокоило человека, увлеченного своим делом. Он считал несомненно необходимым объединить усилия современников, создать среду для обмена идеями и популяризовать эту отрасль магических знаний.
Дагворт-Грейнджер прибыл в арендованный им на вечер клуб в Лондоне задолго до назначенного времени. Он поправил очки в золотой оправе, любезно поприветствовал персонал клуба и еще раз проверил меню. Обсуждение животрепещущих вопросов и обмен мнениями не должен сопровождаться урчанием желудков.
Большой обеденный зал был выдержан в едином стиле старинных британских клубов: стены, обшитые деревом, высокий белый камин, начищенный до блеска паркет, тяжелая сверкающая люстра под потолком. Картины на стенах в большинстве своем отражали сельскую жизнь обычных волшебников. Но было здесь и несколько портретов людей высшего ранга. Большую часть зала занимали круглые столы, рассчитанные на компании из пяти-шести человек. Возле двери, ведущей в зал, на массивном столе разместили патефон, который сейчас молчал.
Гектор взглянул на часы. Вот-вот появятся первые приглашенные. Выглянув в холл, молодой человек постарался унять нарастающее волнение. Он подошел к патефону и постаучал по нему волшебной палочкой. Ненавязчивая музыка создавала впечатление благополучия. Дагворт-Грейнджер зацепил большими пальцами карманы орехового в горчичную крапинку жилета и снова выглянул в холл.
[NIC]Гектор Дагворт-Грейнджер[/NIC]
[STA]Основатель СЭОЗ[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/qcp8u.jpg[/AVA]

Отредактировано Florence McIver (2017-08-04 18:51:18)

+2

3

Доехав на кэбе до нужной улицы и выскочив на тротуар, Арлетта Прайс нервно одернула мантию, и, сверившись с приглашением, огляделась кругом. Да, то самое место.
Она успела здорово перенервничать. Давно не доводилось бывать в приличном обществе, но интуиция подсказывала – оно того стоило. Фляга по безмолвной команде прыгнула ей в руку из бездонной сумочки, и Арлетта жадно приложилась к ней, опорожнив треть одним махом. Рукой в перчатке вытерев губы, она тряхнула головой, и неуклюжей походкой, едва не спотыкаясь на каждом шагу, двинулась к нужному входу.
Приглашение не стало для нее неожиданным – мистер Дагворт-Грейнджер был одним из ее давних друзей по перу. Судя по манере письма, он был милым и любознательным юношей. Не исключено, что мог быть даже хорош собой – почему нет? Сейчас она жаждала убедиться в этом не меньше, чем поспорить о сплавах котлов и толщине их стенок.
Арлетта Прайс была горячей натурой, и  ее сводили с ума мужчины, наука и выпивка. При этом нельзя обвинять ее в легкомыслии – страстям она следовала с завидным постоянством и самоотдачей. По крайней мере, таково ее мнение! Но приличное общество держалось совсем иных взглядов. Женщина с вереницей мужей, беспробудная пьяница, и, к довершению – грязнокровка (не станем стесняться выражений покрепче) – нежеланная гостья в волшебных домах что Парижа, что Лондона, что захудалого Брайтона. Это не последняя причина, по которой Арлетта переминалась с ноги на ногу у двери и не решалась войти внутрь. Переписка с мистером Дагворт-Грейнджером велась почти исключительно на профессиональные темы, но тот, разумеется, знал, что А.-К.Прайс – это женщина, или, по крайней мере, догадывался об этом. Иначе как бы он объяснил себе, что за все это время А.-К.Прайс был еще и А.Фриттон, и А.Уилкинс, и даже А.Абд-Манаф-Абдель-Нур? Конечно, как порядочная и преданная (до нового встречного) своему мужу жена, Арлетта каждый раз меняла фамилию и новые публикации подписывала именно ей. Ее исследования считались выдающимися, но из-за вышесказанных обстоятельств мало кто догадался бы, что все это одна и та же персона. Впрочем, Арлетта не стала бы отрицать авторство, спроси кто в лицо – а это вы тот самый А.Кортес, с экспериментом над кишками дикобраза? – но и за славой она не гонялась и была уверена, что наука терпит только преданных ей бессребреников.
Однако приглашение на такое событие было слишком большим искушением, чтоб перед ним устоять, поэтому она все же решилась явиться, предоставив дорогому супругу и не менее дорогой бутыли коньяка провести этот вечер в компании друг друга без ее участия.
Твердо сжав зубы, Арлетта вошла внутрь и оказалась в холле, где столкнулась с кем-то чуть ли не нос к носу.  Он или не он? Впрочем, чем чёрт не шутит.
– Добрый вечер, сэр, – протянула она низким голосом, стягивая отсыревшую перчатку и протягивая тому холеную руку. – Вы мистер Дагворт-Грейнджер? Большая честь познакомиться с вами лично. Я Арлетта Прайс, – и она отдала тому приглашение в знак подтверждения своих слов. Оставалось только надеяться, что он и вправду славный малый – настолько, что “не заметит” даже отчетливый дух перегара.

[NIC]Арлетта Прайс[/NIC]
[AVA]https://pp.userapi.com/c638117/v638117153/6bea4/Ia_OyDzDAUc.jpg[/AVA]

Отредактировано Jane Norton (2017-07-23 20:39:11)

+2

4

- Сэр, уважаемый сэр, купите газету! Свежая утренняя газета, всего 2 кната!
Арсениус скривился и хмуро посмотрел на приставшего к нему мальчишку.
- Тебе что, заняться больше нечем? А ну, пшел вон!
Мужчина замахнулся на пацаненка тростью, а потом удовлетворенно хмыкнул, оценив скорость мелькания пяток по мостовой. Подумать только, вот ведь такие же сопляки учатся по его книге "Магические отвары и зелья". И для чего он вообще во все это ввязался? А, ну да. Был чертовски пьян, а какой-то нелепый старикашка требовал от него то ли подтверждение исследований, то ли написанную книгу... Этого Арсениус точно не помнил, помнил, что лишь жутко болела голова от высокого дребезжащего голоса старика, хотелось, чтобы он ушел. И тогда зельевар просто сгреб в охапку все заметки, которые валялись на столе и вручил это ошарашенному старику со словами:
- На, сооруди из всего этого подобие книги.
Представьте себе его удивление, когда через пару месяцев ему пришло странного вида письмо, в котором сообщалось, что он, Арсениус Джиггер, теперь является автором учебника по зельеварению для мелких школяров.
Ну а затем жизнь дала крутой оборот, учебник почему-то оказался востребованным, а самого Джиггера пригласили преподавать. Его терпения хватило на год, после чего он подал заявление об уходе, объяснив это тем, что иначе он начнет непростительными заклинаниями швыряться, химера задери этих мелких остолопов! Никакого уважения к науке! Никакого понимания и ни грамма мозга!
Хорошо еще, что книга продавалась исправно, так что на хорошую выпивку, нормальную еду и одежду вполне хватало. И даже выходить на улицу не приходилось. До недавнего времени.
А все испортил какой-то нервный молодой остолоп, который явился вместе с Арсениусом на светский прием, посвященный прогрессу зельеварения. Почему Джиггер вообще там был? Потому что от еды нахаляву отказываться как-то не в его правилах. Только прием прошел преотвратно. Стоило Арсениусу подойти к столу и опрокинуть стопку, как его в буквальном смысле выдернули со стула и обняли. Джиггер чуть коньяком от такой наглости не подавился.
Задыхаясь и выпучив глаза на наглеца, мужчина потянулся за своей верной тростью, как вдруг парень, резво отпрыгнув в сторону, сообщил, что зовут его Гектор Дагворт-Грейнджер (и что это за фамилия такая вообще?), и он абсолютно рад увидеть на этом приеме такое великое научное светило и познакомиться лично с самим автором магического учебника по зельеварению. Ну каков фрукт, а?! Арсениус аж невольно его наглостью восхитился, поэтому и не двинул его тростью в первую же секунду. Ну а там вроде как и разговорились - коньяк все же имелся в избытке.
Об этом самом Гекторе Арсениус успел уже сто раз забыть, но тот про него, видимо, не забыл, раз умудрился откуда-то узнать его адрес и прислать посыльного с приглашением на какое-то невыговариваемое заседание. Главное, что про зелья будут говорить, остальное неважно.
- Слышь, пацан! Подойди-ка сюда, - Джиггер остановил тростью какого-то пробегающего мимо мальчишку и подтянул его к себе. - Дг.. Дгв... Тьфу, черт его подери! Дгврот-Грейжер где живет, знаешь? Он мне приглашение прислал с этим вот адресом.
Арсениус показал приглашение мальчишке, но тот задумчиво нахмурился, смешно сморщив нос.
- Кто, сэр? Мистер Дагворт-Грейнджер, сэр?
- Да-да, он самый.
- Так он вообще не здесь живет. А этот адрес - это вот тот дом.
- Вот эта лачуга???
Отпустив пацана, Джиггер брезгливо скривился, хотя нужное здание никак нельзя было назвать лачугой, это был вполне милый дом, довольно внушительный и симпатичный. Но у Арсениуса были свои взгляды на этот счет. Подойдя к дому, мужчина пару раз двинул кулаком по двери, а потом мощным пинком отворил дверь и зашел внутрь.
- О, компания уже в сборе, я смотрю? Здарова, Грейжер!
Арсениус подошел к Гектору и мощно долбанул его по спине, где-то в районе лопатки. А вот пусть не думает, что он забыл о том случае с недопитым коньяком!
- А Вас как звать, дамочка? Я Арсениус Джиггер.
После чего, немного поведя носом, мужчина выгнул бровь и добавил:
- Алкоголь с утра? Да Вы, однако ж, истинный зельевар, старушка!
[NIC]Арсениус Джиггер[/NIC][STA]Без виски не подходить[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c639827/v639827344/3d47b/rE1soMPAp6Y.jpg[/AVA]

Отредактировано Tarian McIver (2017-07-23 16:26:27)

+3

5

Дамокл Белби был совсем ещё мальчишкой. Двадцать один год – почти вчерашний студент. Стажёр на последнем курсе в госпитале Св. Мунго, специалист по зельям, единственный из стажёров, кому позволялось брать пациентов без сопровождения куратора. Кто-то дивился его талантам, прочил большое будущие, а кто-то считал молоденьким выскочкой, заучкой, надоедой и всё такое прочее. Хотя сам Дамокл был отчаянно скромным человеком, к тому же очень стеснительным, но… только тогда, когда дело не касалось животрепещущих для него вопросов. Одним из таких было зельеварение. Самый любимый предмет в школе, выбранная профессия и вообще дело всей жизни. Последние слова Дамокл повторял всегда, когда его спрашивали, что для него вся эта его возня. Кстати, в большинстве случаев его всегда высмеивали.
И всё же насмешки не останавливали юного волшебника. В один прекрасный день, перед выпуском из Хогвартса, Дейм Белби решил, что докажет всем в этом мире, что его выбор заслуживает уважения. Своей семье, своим друзьям и всем другим, кто попробует усомниться в этом. Он не собирался с пеной у рта отстаивать свои позиции, он хотел просто работать и иметь на это возможность. А чтобы работать, нужны были знания. В этой погоне Дамоклу повезло познакомиться со своим ныне товарищем по зельям Гектором Дагворт-Грейнджером. Это была конференция «Зельевариение сегодня: оценки прошлого и перспективы будущего». Понадобилось несколько рекомендаций из Мунго и целая кипа документов, чтобы поехать туда представителем госпиталя. Но Белби чувствовал, что должен там быть и не ошибся. Не сказать, что конференция была из ряда выдающихся в восприятии юного зельевара, но то знакомство, которое она ему подарила, стало ценнее многого. Пожалуй, в жизни Дейма ещё не было людей, которые бы настолько понимали его стремления как понимал их Гектор. Последний отнёсся к Белби с большим радушием и сердечностью и, кажется, действительно был рад их общению, пусть и был на несколько лет старше. Дамоклу уже приходилось слышать о достижениях зельевара и потому, помимо всего прочего, для него это было то же, как попасть в ближний круг к знаменитости. На одном из семинаров молодые люди, устроившись на последнем ряду, высмеивали внешний вид «научных мужей», и особо тщательному обсуждению подверглись усы Арсениуса Джиггера.
Они расстались на мажорной ноте, после чего Дамокл неоднократно писал товарищу о своих исследованиях. И вот, в одно по-настоящему прекрасное утро он получил от друга письмо-приглашение на заседание Клуба Зельеваров. Выспросив в госпитале пару выходных, Дамокл прибыл на место назначения. Сердце трепетало в груди, часто колотилось от предвкушения чего-то непременно невероятного. Белби, осторожно шагая, вошёл внутрь здания, адрес которого был указан в письме, аккуратно заглядывая за дверь, а потом и в коридор.
- Гектор! – радостно выдохнул он и уже было сделал несколько смелых шагов в направлении Грейнджера, как заметил незнакомую женщину и довольно знакомого Арсениуса Джиггера.
- То есть, мистер Грейнджер, - одёрнул он сам себя и, покраснев, широко улыбнулся.
Подойдя к собравшимся в коридоре, Белби, славно пятое колесо у телеги, встал где-то с краю, вроде как и не в стороне, но и не рядом с волшебниками. Приблизиться он отчего-то не смел, а сердце продолжало ускорять свой темп. Арсениус, казалось, смотрел на него с презрением, а взгляд незнакомой женщины был оттого волнителен, что принадлежал женщине. Когда-то в школьные годы Дамокл выразил профессору Слагхорну идею создания зелья, которое позволяло бы не робеть перед начальством и девушками. Профессор долго смеялся. Дамокл чувствовал себя идиотом.
Сквозь гул собственного сердцебиения Дамкол услышал звуки играющего в зале патефона. Надо сосредоточиться на них и успокоиться. Сейчас Гектор представит его и можно будет расслабиться. На пару секунд.

[NIC]Дамокл Белби[/NIC][STA]целитель-стажёр[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2vN89.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+2

6

Гектор вел обширную переписку со всеми, у кого были хоть сколько-нибудь стоящие идеи. Порой, его кабинет напоминал совятню, так много почтовых птиц влетало и вылетало из распахнутого окна. Грейнджер всегда старался посвящать письмам пару часов в день, но иногда он предпочитал принять приглашение на вечеринку кузена, нежели дискутировать о необходимости запрета на отпуск более одного галлона отравы для бабочек-тыквоедок в одни руки. Увлеченной натуре, несмотря ни на что, тоже нужно проветривать мозги.
И все же как приятно говорить с людьми, обмениваться идеями просто так, не обременяя себя написанием длинных эссе. Хотя, писать Гектор любит.
Молодой человек очень надеялся, что хоть кто-нибудь придет. Пусть даже один-единственный волшебник или волшебница. Он подошел к окну и выглянул на улицу. Снующие туда-сюда люди не обращали внимания на клуб для английских магов, и Гектор было тоскливо вздохнул, но тут же услышал женский голос, раздавшийся в холле.
– Добрый вечер, сэр. Вы мистер Дагворт-Грейнджер? Большая честь познакомиться с вами лично.
Гектор сорвался с места и бросился к входной двери. Он успел заметить, как некая волшебница, протянула мужчине в строгой отглаженной мантии карточку из плотной серо-голубой бумаги. Грейнджер выскочил вперед, подвинул швейцара и поблагодарив его, забрал приглашение. Кинув взгляд на карточку, он узнал имя волшебницы, которое не расслышал, пока бежал через весь зал.
- Миссис Прайс! Рад, чрезвычайно рад нашей встрече, - сказал Гектор. - Дагворт-Грейнджер — это я.
Поправив очки, он пожал даме руку, как было принято в молодежной среде. Почему-то целовать руки сейчас считалось устаревшим жестом вежливости. Прибывшая гостья показалась ему миловидной особой, которая, похоже, перенервничала и оттого держалась на ногах несколько неуверенно. В письмах Гектору часто доводилась поздравлять ее с бракосочетанием, поэтому он стал думать, что она, должно быть, совершенно очаровательна, раз мужчины так часто останавливают на ней свой выбор.
- Прошу вас, прохо…
О входную дверь что-то дважды ударилось (бладжеры? - мелькнула в голове дурацкая мысль), а потом дверь с грохотом распахнулась и на пороге возник худощавый долговязый Джиггер. Мистер Джиггер, мистер Арсениус Джиггер, конечно же. Когда Гектор был навеселе, он обожал этого склочного старика, испытывал к нему теплоту и привязанность, не только, как к великому зельевару, а как к ворчливому дядюшке. А вот на трезвую голову молодой человек его побаивался.
- О, компания уже в сборе, я смотрю? Здарова, Грейжер!
- Добрый день, мистер… - не успел Гектор протянуть ладонь для рукопожатия, как Джиггер хлопнул его по спине с такой силой, что перехватило дыхание. Наверное, зельевар считал это дружеским приветствием. Часто моргая и вновь поправляя очки, Гектор сказал:
- Рад Вас видеть, сэр! Миссис Прайс, это…
- А Вас как звать, дамочка? Я Арсениус Джиггер.
Похоже, что этот дядька не собирался ждать, пока его представят, и сам взялся за знакомство. Джиггер говорил с мадам Прайс, Грейнджер топтался рядом с ними,а в холле уже появился самый юный в этой компании зельевар. С застенчивым Белби Гектор познакомился на научной конференции. Этот талантливый и достойный молодой человек сразу ему приглянулся. Будущее любой науки всегда за молодежью, только она может предлагать то, до чего никогда не снизойдут матерые ученые. Да и кто еще будет копаться в кишках, щупальцах и гное бубонтюбера с таким детским восторгом?
- Ну какой мистер, - отмахнулся Грейнджер, приветствуя Белби. - Я счастлив, что ты выкроил время для этой встречи.
Гектор подтолкнул Дамокла к Арлетте и Джиггеру и представил его:
- Миссис Прайс, это мой друг и зельевар с большим сердцем Дамокл Белби. Искренен и предан зельеварению всей душой. Мистер Джиггер, Вы, полагаю, знакомы с этим джентельменом. Мистер Арсениус Джиггер автор учебника по зельеварению, по которому я постигал азы. С каким увлечением я читал ваш труд, сэр, когда был мальчишкой! Дамокл, это мадам Арлетта Прайс, увлеченная натура, пищущая великолепные научные статьи. Она оригинально подходит к решению самых разных проблем.
Кратко описав заслуги каждого, Гектор повел гостей в обеденный зал.
- Прошу вас, господа и дамы, пройдемте сюда.
Он зашел в зал последним и указал на стол, расположенный под идиллической картиной с зеленым лугом. На лугу был раскинут плед для пикника. На нем удобно расположилась веселая компания, жующая клубнику и сэндвичи.
- Располагайтесь вот здесь.
Когда компания расселась, Дагворт-Грейнджер взмахнул палочкой и отправил по воздуху своим гостям бокалы с хересом. Сам он остался на ногах, чтобы сказать приветственную речь.
- Дамы и господа! Я еще раз хочу выразить вам свою признательность за то, что вы откликнулись на мое приглашение и пришли, пожертвовав своим временем. Каждый из вас невероятно талантлив, и я надеюсь, что мы будем делиться друг с другом своими мыслями и идеями во имя зельеварения! Позднее я подниму один важный для меня вопрос, но сейчас давайте выпьем за знакомство!
Гектор поднял свой бокал, салютуя гостям, и сделал глоток ароматного прозрачного хереса.
[NIC]Гектор Дагворт-Грейнджер[/NIC]
[STA]Основатель СЭОЗ[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/b9KlF.jpg[/AVA]

Отредактировано Florence McIver (2017-08-15 20:35:49)

+2

7

Как только Арлетта протянула человеку приглашение, из-за угла холла выскочил некий юноша и, подбежав к ним, отнял у того конверт.
– Миссис Прайс! Рад, чрезвычайно рад нашей встрече. Дагворт-Грейнджер – это я, – представился он и пожал ей руку. – Прошу вас…
Что тот хотел попросить, Арлетта так и не успела расслышать, потому что раздался страшный шум, и внутрь ворвался еще один гость. Вздрогнув от неожиданности, Арлетта повернулась на звук, и перед ее глазами предстал не кто иной, как сам Арсениус Джиггер (конечно, та  сразу узнала его в лицо).
–  Добрый день, мистер… – начал было Грейнджер, но его быстро опередили:
– О, компания уже в сборе, я смотрю? Здарова, Грейжер! – прогрохотал Джиггер, и, набросившись на несчастного Грейнджера, двинул его по спине, видимо, в знак приветствия. Разве так можно? Ведь всем известно, какие  хрупкие существа эти мужчины.
Находясь в явной растерянности, Грейнджер поправил очки и наконец представил тому Арлетту:
– Рад Вас видеть, сэр! Миссис Прайс, это…
Не суждено тому было править беседой – его вновь перебили.
–  А Вас как звать, дамочка? Я Арсениус Джиггер, – заявил Джиггер, и, принюхавшись, тут же осведомился: – Алкоголь с утра? Да Вы, однако ж, истинный зельевар, старушка!
Арлетта словно приросла к месту, потрясенная такой откровенной наглостью. Нет, ей, конечно, доводилось слыхать, что Арсениус Джиггер – крайне интересная личность, но не до такой же степени! Мало того, что обвиняет ее в пьянстве, так еще обозвал “старушкой!” Ей же всего сорок пять, и, как известно, для волшебников, которые живут дольше магглов, это вообще не возраст. А спиртное с утра сам целитель прописывал – ведь оно расширяет сосуды, что благотворно сказывается на состоянии  всего организма.
– Вы ошиблись, сэр. Это новомодный о-дэ-колонь, – старательно протянула она иноземное слово, всем своим видом изображая оскорбленное достоинство. – Меня зовут Арлетта Прайс, а ваше имя мне, конечно, знакомо, – и она отвернулась от него, давая понять, что больше не собирается рассуждать на такие нетактичные темы.
Можно было опасаться, что в воздухе повиснет опасная пауза, но их спас очередной посетитель.
– Гектор! – воскликнул какой-то мальчишка, ввалившийся в холл. На вид он был еще моложе мистера Грейнджера. Приблизившись к компании и оценив ситуацию, тот явно стушевался:
– То есть, мистер Грейнджер, – поправил он сам себя с улыбкой.
– Ну какой мистер! Я счастлив, что ты выкроил время для этой встречи, – ответствовал Грейнджер и подвел к ним мальчишку:
– Миссис Прайс, это мой друг и зельевар с большим сердцем, Дамокл Белби. Искренен и предан зельеварению всей душой. Мистер Джиггер, Вы, полагаю, знакомы с этим джентльменом. Мистер Арсениус Джиггер – автор учебника по зельеварению, по которому я постигал азы. С каким увлечением я читал ваш труд, сэр, когда был мальчишкой! Дамокл, это мадам Арлетта Прайс, увлеченная натура, пишущая великолепные научные статьи. Она оригинально подходит к решению самых разных проблем.
Мальчишка показался Арлетте весьма взволнованным. И весьма волнующим.
Про Грейнджера она тут же забыла, стоило тому пожать даме ручку вместо того, чтобы почесть за счастье припасть к той с долгожданным поцелуем. Но вот это… Это юное нечто стояло перед ней и отчаянно старалось не краснеть.
Затаившийся где-то в глубине ее души зверь поднял голову, принюхался и торжественно прорычал – он учуял добычу.
– Мистер Бееееелби, – протянула Арлетта, обольстительно улыбнувшись ему. – Видеть юный ум, преданный науке  – в наши дни весьма редкое зрелище и потому – неслыханное… блаженство, – закончила она на такой двусмысленной ноте.
Тем временем Грейнджер времени не терял и повел их за собой в зал.
– Прошу вас, господа и дамы, пройдемте сюда… Располагайтесь вот здесь.
Арлетта, откровенно говоря, рассчитывала на более роскошную обстановку, но развернуться и уйти уже было поздно.
Намеренно заняв место рядом с Белби, Арлетта проворно вцепилась в свой бокал с хересом и во время приветственной речи Грейнджера (“Дамы и господа!... вы такие талантливые!... во имя зельеварения! бла-бла-бла!...”) покосилась на свою избранную жертву в лице мистера Белби и заговорщически подмигнула.
Что зелья, что дражайший супруг уже давно вылетели из ее головы.

[NIC]Арлетта Прайс[/NIC]
[AVA]https://pp.userapi.com/c638117/v638117153/6bea4/Ia_OyDzDAUc.jpg[/AVA]

Отредактировано Jane Norton (2017-08-27 15:26:25)

+3

8

– Вы ошиблись, сэр. Это новомодный о-дэ-колонь.
- Да Вы что? Какой интересный аромат! А где Вы его вообще приобрели? Признайтесь же, у Вас явно весьма обширные связи, - заинтересовался Арсениус любопытной новинкой в мире ароматов.
Мужчина очень хотел узнать, где же можно приобрести подобное чудо, ведь ему далеко не каждый день доводилось узнавать о каких-то новинках. Тем более, если эти новинки имели запах весьма крепкого алкоголя. Ну какой зельевар, скажите на милость, устоит перед подобным ароматом?
Вот только ответ получить было не суждено, потому что какой-то малохольный слюнтяй явился тут, как чертик из табакерки, и встал рядом с компанией взрослых и серьезных людей, обсуждающих важные вопросы. Разумеется, Арсениус был глубоко уязвлен подобным поведением. Подумать только, этот молокосос даже не поприветствовал всех тех, кто уже был в комнате, не считая, конечно, хозяина мероприятия.
- Миссис Прайс, это мой друг и зельевар с большим сердцем Дамокл Белби. Искренен и предан зельеварению всей душой. Мистер Джиггер, Вы, полагаю, знакомы с этим джентельменом. Мистер Арсениус Джиггер автор учебника по зельеварению, по которому я постигал азы. С каким увлечением я читал ваш труд, сэр, когда был мальчишкой! Дамокл, это мадам Арлетта Прайс, увлеченная натура, пишущая великолепные научные статьи. Она оригинально подходит к решению самых разных проблем.
- Мда? - искренне изумился Джиггер то ли факту знакомства с малохольным созданием, то ли тому, что его учебник кто-то читал. Да еще и с увлечением. - Грейжер, ты бестолочь, - безапелляционно сообщил он наконец. - К твоему сведению, учебники не читать надо, а учить! Зубрить, если потребуется! Удивительно, как ты умудрился вырасти кем-то путным с таким-то подходом!
А вот новенького в их очень узком кругу Арсениус смерил презрительным взглядом с толикой заинтересованности. И кто это вообще такой был? Его лицо казалось мужчине отдаленно знакомым, возможно даже кого-то напоминающим. Или может...
- Погоди-ка... - недобро прищурился Джиггер, отстранив Арлетту Прайс немного в сторону, хотя она уже начала что-то говорить этому самому Белби. - Это не ты ли тот самый Дамокл, который сидел на научном семинаре для высокоразвитой интеллектуальной аудитории и ржал так, что я самого себя не слышал?! Это не ты ли обсуждал мои усы вместо того, чтобы подумать о развитии собственного никчемного мозга?!
Арсениус просто кипел и к концу фразы разъярился настолько, что схватил парнишку за воротник и хорошенько потряс его. Он бы и дальше объяснил все, что думает о поведении подобных сопляков в обществе благородных зельеваров, но тут Гектор очень вовремя пригласил всех к столу, так что Джиггер отпустил свою невольную жертву и, смерив его еще раз презрительным взглядом, гордо прошествовал в зал.
Конечно, убранство зала оставляло желать лучшего, но мужчина все же надеялся, что и еда, и выпивка будут на уровне, иначе для чего же еще Грейнджер мог их всех пригласить? К тому же, стол был круглый, так что ему удалось сесть рядом с Арлеттой, как он и планировал.
- Дамы и господа! Я еще раз хочу выразить вам свою признательность за то, что вы откликнулись на мое приглашение и пришли, пожертвовав своим временем. Каждый из вас невероятно талантлив, и я надеюсь, что мы будем делиться друг с другом своими мыслями и идеями во имя зельеварения! Позднее я подниму один важный для меня вопрос, но сейчас давайте выпьем за знакомство!
- Хм, херес! Неплохой выбор, Грейжер. Для начала. Но я все же надеюсь, что на этом твои запасы алкоголя не истощатся.
Хлебнув хереса и оценив его качество, мужчина наклонился поближе к единственной в их компании женщине-зельевару и сказал:
- Миссис Прайс... хотя, к чему нам эти условности! Арлетта, мне, как мужчине с огромной целевой аудиторией не помешает знакомство с такой дамой, как Вы, - он придвинул стул чуть ближе и продолжил, - и, как истинный и безусловно талантливый зельевар, Вы наверняка согласитесь принять мое приглашение. Вы знаете, у меня дома такая большая... лаборатория, - Арсениус, все еще смотря на миссис Прайс, двусмысленно поиграл бровями или, как говорила об этом его кузина, "сделал бровками тык-тык".
[NIC]Арсениус Джиггер[/NIC][STA]Без виски не подходить[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c639827/v639827344/3d47b/rE1soMPAp6Y.jpg[/AVA]

Отредактировано Tarian McIver (2017-08-06 19:31:34)

+3

9

- Ну какой мистер, - ответил Дамоклу Грейнджер. - Я счастлив, что ты выкроил время для этой встречи.
Юноша заулыбался ещё шире.
- Да разве я мог пропустить такое! – он совершенно забавным образом радовался и зарделся одновременно; будь они в другой обстановке, не на глазах у достопочтенных колдунов и ведьм, Дамокл, пожалуй, не сдержался бы от крепких дружеских объятий, но сегодня политес-таки запрещал проявлять свои эмоции. В жизни юного Белби не было другого такого человека, как Гектор, которым юный маг так же бы восхищался. То, что Гектор, не смотря на свой статус, был так благосклонен к обыкновенному стажёру, ещё и настолько младше него самого, бесконечно очаровывало самого Белби. Он был счастлив, благодарен и безумно рад каждому письму Грейнджера, потому формулировки «выкроить время» для него просто не существовало: что бы ни встало препятствием на пути в это место, Дамокл преодолел бы всё ради этой встречи.
Но вот пришёл момент знакомства с теми самыми достопочтенными. Пока Гектор представлял его, Белби резко вскинул руку, проводя пятернёй по волосам, удостоверяясь в своей опрятности. Это был жест из набора нервных ужимок, которые происходили сами собой, в неконтролируемом порядке, когда от волнения пульс отбивал свои ритмы так часто, что вот-вот норовил превратится в один сплошной гул. Миссис Прайс не была знакома ему лично, однако несколько её работ полиглот Белби имел возможность прочесть. Но, к сожалению, сей аспект не обеспечивал его уверенностью в предстоящей беседе, где он бы, как любой другой на его месте, мог бы щегольнуть осведомлённостью, выразить восхищение чужим трудом и, тем самым, расположить автора к себе. Дамокл лишь больше волновался, осознавая свою ничтожность. Тем не менее он всё же нашёл в себе силы улыбнуться миссис Прайс, а потом перевёл взгляд на Арсениуса Джиггера, которому Белби только что представил Грейнджер. Арсениуса Джиггера и его учебник несомненно знали все и, конечно же, Дамокл тоже был среди тех юных волшебников, кто наставлялся в прекрасной науке зельеварения по тругам Арсениуса в подземельях тысячелетнего замка Хогвартс. Вот только не всем студентам, кто читал этот самый учебник, было известно, насколько его создатель прямолинеен, и, похоже, испытывает особое внутреннее удовольствие от того, чтобы высказывать в лицо собеседникам абсолютно всё, что он о них думает, становясь одним из тех немногих представителей рода людского, кто может размазать по стене своей искренностью. В плохом смысле.
- Грейжер, ты бестолочь, - безапелляционно заявляет Джиггер и Белби становится неуютно. Гектор же, кажется, сносит подобные заявления с поразительной лёгкостью, так, что Дамокл, глядя на него, почти завидует такой стойкости и уверенности. И всё же, не смотря на не слишком лестное звание, в конце своей тирады Джиггер признаёт, что Гектор «вырос кем-то путным», что было из его уст просто неслыханной похвалой. Дамокл, в свою очередь, радовался за друга, но ещё больше пугался за самого себя: разве было у него в запасе хоть что-то, что могло хоть немного выгодно выделять его? Но от всех этих несладких мыслей его отвлёк мягкий и почти нежный голос мисси Прайс.
- Мистер Бееееелби, - из её уст его имя прозвучало как-то особенно сахарно, чего сам Дамокл от своего имени, честно сказать, совершенно не ожидал. - Видеть юный ум, преданный науке  – в наши дни весьма редкое зрелище и потому – неслыханное… блаженство, - продолжает женщина и теперь кровь явственно приливает к щекам колдомедика-стажёра.
Дамокл понимает, что сейчас ему нужно открыть рот и поприветствовать и знаменитого зельевара Джиггера и загадочную волшебницу Арлетту Прайс. Глядя в глаза женщины, он улыбается, продолжая зардеться, старается держать спину прямо, держаться достойно, и одновременно соображает, будет ли уместно с его стороны поцеловать миссис Прайс руку. Но успевает только открыть рот, как все его мысли и намерения обрывает внезапно зазвучавший голос Джиггера.
- Погоди-ка… - зельевар несколько бесцеремонно отодвинул волшебницу в сторону, что поставило точку во всех размышлениях Белби, как подобает и не подобает вести себя в обществе замужней дамы; Дамокл осёкся, не произнеся ни звука, и удивлённо уставился на Арсениуса. - Это не ты ли тот самый Дамокл, который сидел на научном семинаре для высокоразвитой интеллектуальной аудитории и ржал так, что я самого себя не слышал?! Это не ты ли обсуждал мои усы вместо того, чтобы подумать о развитии собственного никчемного мозга?!
Белби сделал шаг назад от напирающего на него Джиггера, но это не спасло: рука зельевара ловко вцепилась в воротник будущего колдомедика, обнаруживая в себе недюжинную силу, и затрясла его как котёнка. На этом моменте Дамокл окончательно лишился земли под ногами, и любых вариантов дальнейшего поведения. Как реагировать на подобные действия, кроме абсолютного бессилия скрыть свой шок и испуг, он не знал. Пожалуй, такого публичного унижения ему не устраивали ещё со школы. Но хуже всего, что сейчас Белби был не способен даже разозлиться на Арсениуса, и не мог сделать ничего другого, кроме как рефлекторно вцепиться в его руку, и смотреть в разъярённое лицо с виновато-ужаснувшимся видом. Дело в том, что в словах Джиггера была довольно большая доля истины. Доля. Но как объяснить, что те смешки были совершенно не со зла и на самом деле Белби испытывал к склочному зельевару уважение? Склочный зельевар ни за что не поверит. Он, пожалуй, и забыл, какого это – быть просто мальчишкой, который заскучал с другом на лекции и принялся дурачиться, не потому, что ему на всех кругом плевать, а только потому, что компания очень уж весёлая. Поэтому всё, что смог выдавить из себя Дамокл было:
- Ну… кое-что было слышно, - слова вырвались из моментально пересохшей глотки рвано и неуклюже, но всё-таки вырвались.
В конце концов, этим самым усам, которые в данный момент были к Белби безумно близко, сам Белби был очень благодарен. Потому что, если бы монотонный, безумно самоуверенный и оттого занудный голос Джиггера одновременно не вогнал в скуку юношу-стажёра и молодого, уже знаменитого зельевара, никогда бы первому не заиметь случая познакомиться с последним.
Гектор как всегда сумел разрядить обстановку, сбросить первый наметившийся накал страстей, и Белби облегчённо выдохнул, когда Джиггер нехотя отпустил его воротник и последовал за Грейнджером. Дамокл шёл последним, используя всё время каждого собственного шага, чтобы успеть хотя бы немного прийти в себя. Начало мероприятия получилось для него совершенно не таким, каким он сам себе рисовал, но внутренний голос (пусть и тоже не слишком-то уверенный) настаивал на том, что надо отодвинуть инцидент на второй план и постараться получить максимум пользы от общения с этими людьми. Белби поднял взгляд, глядя в спину Арлетты. Какое, должно быть, омерзительное впечатление он произвёл на неё из-за выходки Джиггера. Что ж, к подобному юному магу было так же, к сожалению, не привыкать.
Убранство зала показалось ему дворцом. Несколько взглядов на обстановку, звуков музыки было достаточно, чтобы Белби счёл предстоящее собрание совершенно особенным моментом в своей жизни, и оттого поразительно прекрасным. Гектор поднял бокал за встречу, и Дамокл последовал его примеру, забывая о том, что сам не употребляет алкоголь ни в каком виде из-за некоторой невосприимчивости к таковому. Точнее сказать, какая-то часть Белби это отлично помнила, но в нынешней ситуации решила промолчать, чтобы снова не ударить в грязь лицом и не обидеть Гектора.
«Я смогу», - решительно подумал Дамокл. Арсениус отвесил очередное оценивающе-шуточное замечание, а Белби, глянувший на него, вместо Джиггера поймал таинственный взгляд миссис Прайс, замечая, как та ему подмигнула. От этой незамысловатой женской уловки, Дамокл немного взбодрился, обнадёжившись, что волшебница всё же не окончательно разочаровалась в нём, улыбнулся, и, после провозглашённого тоста, даже не успев отпить свой херес, решил снова попытаться начать разговор, как вновь его уже почти сорвавшиеся с полуоткрытого рта слова перебил Арсениус Джиггер. Зельевар, кажется, делал вид, что Белби по другую сторону от Арлетты вообще нет, да и вообще перебивал его нарочито, потому Белби не осталось ничего, как молча пригубить, наконец, свой херес.
- … и, как истинный и безусловно талантливый зельевар, - произнёс Джиггер, - Вы наверняка согласитесь принять мое приглашение. Вы знаете, у меня дома такая большая... лаборатория…
Херес Дамокла достиг его глотки, а слова – слуха. Не сумев справиться ни с алкоголем, ни с осознанием услышанного, Белби подавился и выплюнул херес на гладкий полированный стол.

[NIC]Дамокл Белби[/NIC][STA]целитель-стажёр[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2vN89.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+3

10

Идеи — вот что всегда интересовало Гектора. Люди без идей унылы и неинтересны. В школе Грейнджер легко сходился с выдумщиками и мечтателями, которых много среди детей, но становится все меньше по мере взросления. Исследователь — это в первую очередь вдохновленный, наполненный энтузиазмом человек, но никак не подражатель, который способен только воспроизводить чужие эксперименты, читать книги и упорно трудиться, не заботясь о собственном воображении. Невежда всегда гораздо ближе к открытию, чем самый начитанный и закостенелый в своих суждениях ученый.
Вне сомнений, все собравшиеся здесь обладали гибким умом, даже грубый Арсениус Джиггер. Он не просто создал учебник. Сам того не подозревая, он перекроил образовательную программу по дисциплине «Зельеварение». С присущей ему прямотой и бесстрашностью он наплевал на древнюю рецептуру и описал свое видение старых-добрых зелий и, конечно, добавил множество новых. Гектор хотел бы быть таким же смелым, хотя, дипломатичностью он добился много большего.
Арлетта Прайс — крайне оригинальная личность, которая за пару месяцев могла не только написать несколько совершенно невозможных статей, но и сменить фамилию. В узких кругах ее статьи обсуждались, но, как считал Гектор, незаслуженно мало. Все больше разговоров было о новых законопроектах, составе лечебных вод и качественных испанских ингредиентах для зелий. Гектор не просто умирал от скуки среди этого барахла, скопившегося в головах почтенных зельеваров, он был готов выть. Его энергичную подвижную натуру подчиняли общим правилам, а слушали его только по регламенту. Сумев втиснуть себя в рамки, докладывая сухо и ясно, Гектор смог завоевать если не уважение, то расположение светил зельеварения. Но сегодня не тот день, когда стоит говорить не дольше положенного, поэтому молодой человек наслаждался искренностью, с которой мог от всего сердца поблагодарить тех троих, которые приняли его приглашение.
Дамокл, бедный Дамокл, попавший в тиски Джиггера! Гектор собирался было вмешаться, пропустив грубость в свой адрес мимо ушей (он умел не обращать внимание на подобное поведение жилистого зельевара), но все разрешилось само собой. Грейнджер был странным человеком, который, почуяв «своего», готов прощать ему слабости и вопиющее поведение, терпеть все, что угодно, лишь бы с ним делились теми идеями и знаниями, о которых нигде не прочитаешь. А если свой человек оказывается ко всему прочему отличным парнем, то формальное общение по интересам незаметно перерастало в дружбу, как получилось с Дамоклом. Гектор с удовольствием и любопытством мальчишки слушал о разных случаях, произошедших в Мунго, о том, что Белби смог привнести нового или только думает, как исправить и дополнить схему лечения. Ход мыслей не менее интересен готового решения.
- Хм, херес! Неплохой выбор, Грейжер. Для начала. Но я все же надеюсь, что на этом твои запасы алкоголя не истощатся, - не преминул вставить реплику мистер Джиггер.
- Разумеется, нет, сэр, - Гектор едва сдержал улыбку, думая о том, что для этого типа он как раз-таки припас несколько бутылок отменного пойла. С этим опасным зельеваром стоит разговаривать только после того, как он хорошенько заправится. И ведь пьет, как не в себя.
Сделав глоток хереса, молодой человек обернулся, и к нему тот час же подошел официант, чтобы узнать пора ли подавать закуски. Гектор не успел сказать «Несите», как услышал позади себя нечто любопытное:
- ... мужчине с огромной целевой аудиторией не помешает знакомство с такой дамой, как Вы, и, как истинный и безусловно талантливый зельевар, Вы наверняка согласитесь принять мое приглашение. Вы знаете, у меня дома такая большая... лаборатория.
Гектор не сдержался и фыркнул в бокал с хересом.
Только бы не заржать.
Да уж, хозяин вечера будет очень странно смотреться в виде висюльки на люстре, куда его подвесит Джиггер, если тот не сможет сдержаться.
- Гм, - Гектор сел за стол и глубоко вдохнул, чтобы окончательно успокоиться. Но тут Дамокл, который совсем недавно перестал краснеть, выплюнул херес прямо перед собой. Рефлексы работают быстрее палочки, поэтому Грейнджер неуловимым движением выдернул из нагрудного кармана белый платок и накрыл им этот алкогольно-слюнявый казус. Ничего, бывает.
- Бренди или виски? - громко спросил Гектор, пододвигая стул и вообще производя как можно больше шума, чтобы перетянуть все внимание на себя и выручить этим Белби. - Уж вы-то не откажетесь, мистер Джиггер. Миссис Прайс, а вам шампанского или чего покрепче?
Гектор взмахнул палочкой, и на стол опустились пустые бокалы, готовые принять в себя любую жидкость.
- Мы с Дамоклом, пожалуй, ограничимся шампанским, верно?
Грейнджер подмигнул Белби, наливая ему светлого липового чая, так напоминающего по цвету шампанское. Еще раз взмахнув палочкой, он наколдовал игристых пузырьков. А тут подоспели подносы с устрицами, канапе и разнообразными сырами, нарезанными прозрачными ломтиками. Чай с устрицами — сомнительное удовольствие, но все лучше, чем ничего.
[NIC]Гектор Дагворт-Грейнджер[/NIC]
[STA]Основатель СЭОЗ[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/t/b9KlF.jpg[/AVA]

+3

11

На ее ответ про одеколон Джиггер совершенно искренне удивился:
– Да вы что? Какой интересный аромат! А где вы его вообще приобрели? Признайтесь же, у вас явно весьма обширные связи.
Мистер Джиггер, по всей видимости, являл собой ходячее воплощение бесхитростной непосредственности. На таких злиться нет смысла – чего видят, о том и поют. Арлетта чуть смягчилась, но “старушку” ее женское достоинство спускать с рук все равно не хотело. Слава Мерлину, придумывать отговорку не пришлось из-за появления мистера Белби. Как только Грейнджер представил их всех друг другу, Джиггер тут же набросился на несчастное создание, обвиняя того в неуважении к своим усам. Арлетте стало смешно, но из чувства приличия она все же воздержалась от того, чтоб добавить в эту копилку  собственный язвительный комментарий. Бедняга Белби и так раскраснелся после ее приветствия, а нападки Джиггера, похоже, окончательно подорвали его дух.
Уже тогда, когда они расселись в зале за столом, неугомонный Джиггер устроился рядом с ней. Он что, действительно вознамерился помешать ей в охоте на юнцов в этот вечер? Арлетта ощутила вновь нарастающее недовольство. Натура натурой, но у всякого джентльмена должна быть хоть толика чувства приличия.
Джиггер нахально поиграл бровями и бесцеремонно заявил:
– Миссис Прайс... хотя к чему нам эти условности! Арлетта, мне, как мужчине с огромной целевой аудиторией не помешает знакомство с такой дамой, как вы. И, как истинный и безусловно талантливый зельевар, вы наверняка согласитесь принять мое приглашение. Вы знаете, у меня дома такая большая... лаборатория.
В этот момент Грейнджер совершенно отчетливо фыркнул в свой стакан с хересом, а Белби аж поперхнулся и загваздал скатерть. Бедняга!
Опрокинув остатки питья в своем стакане, Арлетта, в свою очередь, фирменным, годами отточенным движением вздернула правую бровь:
– Я этих лабораторий на своем веку повидала… Вот столько, – она постучала ребром ладони под подбородком, давая понять, что сыта этим всем по горло. – Так что ваша вряд ли сможет чем-то меня удивить. К тому же вам прекрасно должно быть известно – искусно владеть инструментами куда важнее, чем это.
Выдав эту беспощадную тираду, Арлетта отвернулась от него. Грейнджер сел к ним за стол и, достав чистый платок, прикрыл им скатерть.
– Бренди или виски? – спросил он собравшихся. – Уж вы-то не откажетесь, мистер Джиггер. Миссис Прайс, а вам шампанского или чего покрепче?
– Покрепче, конечно, – охотно отозвалась Арлетта. – Одним хересом сыт не будешь, знаете ли.
Официтанты притащили еду, и Арлетта окинула угощение критическим взглядом. Она ревностно следила за фигурой и под свой почти полтинник могла похвастаться безупречно тонким силуэтом. Какой нормальный мужчина обратит внимание на корову?
Подцепив с подноса устрицу (чистый белок, прекрасно), Арлетта схватила стакан с виски и, откинувшись на спинку стула, вновь пошла в атаку на юное дарование:
– Итак, мистер Белби, – она отхлебнула и задорно прищурилась. – Чем именно вы занимаетесь? Мистер Грейнджер не успел снадбить нас подробностями, а мы все так жаждем узнать это, верно? Поведайте о своих карьерных успехах.

[NIC]Арлетта Прайс[/NIC]
[AVA]https://pp.userapi.com/c638117/v638117153/6bea4/Ia_OyDzDAUc.jpg[/AVA]

Отредактировано Jane Norton (2017-08-27 18:36:25)

+2

12

А дамочка оказалась весьма неприступной! Подумать только она посмела ему - самому Джиггеру! - адресовать столько уничижительный взгляд, не удостоив даже вниманием его потрясающую технику игры бровями!
– Я этих лабораторий на своем веку повидала… Вот столько. Так что ваша вряд ли сможет чем-то меня удивить. К тому же вам прекрасно должно быть известно – искусно владеть инструментами куда важнее, чем это.
Наверное, любой другой зельевар был бы уязвлен подобной отповедью. Любой... но только не Арсениус. Наверное, он не добился бы такого успеха, если бы сдавался после первой же неудачи. Скорее, наоборот, самые сложные задачи пробуждали в нем исключительный интерес, заставляя пытаться снова и снова, пока решение не будет наконец-то найдено. Вот и сейчас мужчина хотел уже было ответить что-то в подобном духе, но Гектор снова был тут как тут!
- Бренди или виски? Уж вы-то не откажетесь, мистер Джиггер.
- Ах ты ж, мелкий пройдоха, перо гиппогрифа тебе в ухо! Когда это ты мысли читать научился?
К слову, и виски, и бренди на столе водились в избытке, к тому же еще и закуски принесли. Надо сказать, закуски оставляли желать лучшего, по мнению Джиггера. Ну что это? Какие-то мелкие устрицы и канапе! Да тут даже есть-то нечего! Впрочем, после того, как зельевар налил себе доверху стакан виски и одним глотком его опустошил, закуски стали казаться весьма недурственными. А уж после второго стакана Арениус даже снизошел до сыра, который ел только в очень исключительных случаях. Так уж повелось, что мужчина не любил ни вкус, ни запах сыра, даже сырные дырочки были для него чем-то отвратительным. Но только до того времени, как он выпьет. Подумать только, а ведь Гектор оказался неплохим, по сути, парнем! Правда, только после третьего стакана. Балбес, конечно, который ничегошеньки не понимает в людях, а пытается быть для каждого хорошим, но умен, умен, чертяка, и с этим не поспоришь! Некоторые из его исследований действительно заинтересовали Арсениуса, причем настолько, что он самолично выходил из дома, чтобы купить научный журнал со статьями молодого зельевара. И только Джиггер собрался заявить об этом во всеуслышанье, как его отвлек голос Арлетты.
– Итак, мистер Белби, чем именно вы занимаетесь? Мистер Грейнджер не успел снадбить нас подробностями, а мы все так жаждем узнать это, верно? Поведайте о своих карьерных успехах.
- Карьерные успехи? У этого слюнтяя? - Арсениус так небрежно взмахнул рукой, что небольшая часть виски из... какого там по счету?.. бокала вылилась на стол.
Джиггер удивленно уставился на растекающееся пятно жидкости, а потом небрежно вытер его ближайшей салфеткой. Так а чем это он? Ах да, Белби.
- И в какой же карьере можно увидеть подобных слизней? Быть может, в отделе кормления флоббер-червей? Или поливки хищных мухоловок своими слезами? На большее ты все равно не годишься.
Кивнув в подтверждении своих слов, Джиггер налил себе стакан бренди и, отхлебнув добрый глоток, с любопытством вылупился на Белби, ожидая его рассказа. Хотя может и зря он так про него? Вроде тоже неплохой парнишка... Где там еще бренди?
[NIC]Арсениус Джиггер[/NIC][STA]Без виски не подходить[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c639827/v639827344/3d47b/rE1soMPAp6Y.jpg[/AVA]

Отредактировано Tarian McIver (2017-10-04 17:47:49)

+3

13

Когда Гектор налил в фужер для шампанского липовый чай, Дамокл был готов признаться ему в любви. Это было так благородно и милосердно со стороны Грейнджера, что Белби не нашёл, что ответить, кроме как смотреть зельевару в глаза самым преданным и благодарным взглядом, на какой был способен. Вот таких людей только и можно было называть «лучшими друзьями»! И, так как у Дамокла даже самые обычные друзья были в огромнейшем дефиците, счастью его в эту минуту просто не было предела. Он кивнул в ответ на слова Грейнджера, беря в руки бокал с «шампанским», и чуть сконфуженно улыбнулся.
Надо сказать, ему было несколько приятно услышать категоричный ответ миссис Прайс на столь наглую бесцеремонность Джиггера. Конечно, Белби понимал, что, если рассматривать его и старика Арсениуса в сравнении, как профессионалов, то ещё совсем юный стажёр проигрывает по всем фронтам. И тем не менее, в сторону старика Арсениуса миссис Прайс высказывалась холодно и жёстко, а Дамоклу, похоже, благоволила. Опыта адекватного общения с противоположным полом у мальчишки не было вовсе – только коллекция бессвязных звуков из набора «как убедить девушку в том, что ты – рыба, когда она спрашивает, как у тебя дела». Потому он не имел никакого понятия о расшифровке тех сигналов, которые может посылать ему заинтересованная в нём каким-либо образом женщина. Он о внимании хорошеньких целительниц из Мунго не мечтал – что уж говорить о взрослой, успешной, самодостаточной женщине, давно состоявшейся как личность и признанной на самом высоком профессиональном уровне. Но рядом с Джиггером, который только и делал, что говорил о нём гадости, Дамокл рефлекторно эмоционально тянулся и к миссис Прайс, и к Грейнджеру за их внимание к незначительному зеленоротому стажёру. Да, самооценка у Дамокла Белби оставляла желать лучшего.
Официанты начали разносить еду, и, для укрепления духа, Дамокл положил себе на тарелку что-то, что первым попалось на глаза. От волнения разыгрался аппетит. Кажется, это было какое-то канапе, с каким-то мясом, паштетом или чем-то вроде этого. Дамокл отправил пару таких в рот, запивая своим псевдо-шампанским, тихо пережёвывая, пока миссис Прайс и мистер Джиггер общались с Гектором. Арсениус требовал выпивку, из-за чего Белби на него даже не взглянул. Но когда миссис Прайс попросила «покрепче», счёл это довольно элегантным жестом. Всё же было довольно волнительно, что такая женщина обращала на него своё внимание. А могла бы и вовсе не замечать, приравняв к мебели.
Будто прочтя его мысли, Арлетта спросила о его успехах, и Дамокл, взглянув на неё, немедленно покраснел и смущённо заулыбался. Ему очень хотело ответить что-то достойное, так, чтобы знаменитая миссис Прайс не сочла его всего лишь вчерашним школьником. Но именно из-за этого он вдруг растерял все свои мысли, суждения и идеи, которые намеревался претворить когда-нибудь в открытия. Однако, не успел он даже открыть своего рта, как противный, занудный Арсениус вновь начал поливать его грязью. На этот раз Дамокл нахмурился, и, одарив старого зельевара оскорблённым взглядом, уставился куда-то перед собой, пытаясь держать себя в руках, пока на него медленно, но верно наваливался гнев. «В конце концов, всему есть свои пределы! Есть нормы приличия, поведения в обществе! И, позвольте заметить, они относятся ко всем, не взирая на возраст и статус!» - примерно так бы ответил Дамокл Белби своему обидчику, если бы хватало духу. К тому же он всё убеждал себя, что отреагировать на подобные глупые выпады, значило бы опуститься до уровня глупца. Поэтому Дамокл усердно пытался сохранить твёрдость, не поддаться на провокацию, и для этого начал скручивать в руках салфетку, поданную вместе с канапе.
И всё же, после слов «на большее ты не годишься» Белби метнул в Джиггера оскорблённый взгляд, которым мог бы прожечь дыру во лбу старика-зельевара, если бы был на это способен. Ну или хотя бы отвесить воображаемую пощёчину. Так и подмывало ответить Джиггеру что-нибудь колкое, но его расплывающаяся в улыбке рожа, в которой уже виднелись отблески алкогольного опьянения, показалась юному волшебнику настолько отталкивающей, что вместо ответа Джиггеру он перевёл взгляд на прекрасную миссис Прайс.
- Я – колдомедик, мадам, - вежливо ответил он, справляясь с эмоциями в голосе, - точнее стажёр. Последний год. Хочу работать в отделе зелий и создавать новые лекарства от болезней, которые волшебники ещё не умеют лечить, - все эти слова Дамокл произносил так твёрдо, будто уже был на полпути к своей цели и имел в запасе готовые разработки, которые мог завтра представить на суд высокому сообществу зельеваров. Глядя в глаза Арлетты, видя её заинтересованность в нём, юноша вдруг так вдохновился, что закончил свой ответ заявлением: - Например, лекарство от Ликантропии!

[NIC]Дамокл Белби[/NIC][STA]целитель-стажёр[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2vN89.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+2


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Альтернатива » Сугубо Экстраординарное Общество Зельеварителей. Заседание первое.