Геллерт Гриндевальд сжигает Хогвартс и подчиняет представителей Министерства, а Ньютон Скамандер отправлен в Азкабан по обвинению в его злодеяниях. Пока Хогвартс не восстановлен, студенты отправлены в иностранные школы, а их родители оказываются втянуты в постепенно набирающую обороты Революцию.
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ФОРУМУ ИСПОЛНИЛСЯ ГОД!
Поздравляем нас всех, друзья! Обо всех новинках и плюшках вы можете узнать из темы Новостей.
18/04/2018
Dragomir Krum Hans Gotthart Araminta Burke Aberforth Dumbledore
Administration
Gellert Grindewald Albus Dumbledor Lucretia Carrow Richard Fromm

Fantastic Beasts: Sturm und Drang

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Рыцарь на белой булочке


Рыцарь на белой булочке

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

~   РЫЦАРЬ НА БЕЛОЙ БУЛОЧКЕ   ~
http://se.uploads.ru/So1wV.gif
http://sa.uploads.ru/ulKMx.gif
Куини Голдштейн ~ Якоб Ковальски
15 мая 1927 года ♦ Булочная Ковальски

Вот уже несколько недель в булочную Ковальски приходит прекрасная светловолосая незнакомка. Среди толпы покупателей она всегда выделяется своей яркой и одновременно несколько застенчивой, неуверенной улыбкой. Однако сегодня по неизвестной Якобу причине она не улыбается, и сердце Ковальски не даст ему остаться в стороне.

+6

2

Рабочий день медленно, но верно подходил к концу, и Якоб решил отправить юного Генри домой пораньше, чтобы тот успел на семейный воскресный ужин. Запирая дверь в подсобку, Ковальски изо всех сил старался не задумываться о том факте, что самого его дома никто не ждет. Кроме фото бабушки, разве что. Обычно благодаря особенной популярности булочной и ее постоянной наполненности у владельца не находилось достаточно времени удариться в глубокие думы, однако это воскресенье неожиданно выдалось особенно промозглым для середины мая, и после воскресной службы жители Нью-Йорка предусмотрительно разбрелись по домам вместо прогулок под дождем за вкусненьким. В силу этого нечему было отвлечь Якоба от мыслей о всем том, чем теперь являлась его повседневность.
Нынче в его жизни нашло место множество таинственных свершений, и ни к одному еще не нашлось разгадки. Откуда вдруг взялась эта живая и яркая фантазия, что позволила ему придумать столь необычные образы и названия для выпечки? Что за человек способен так просто подарить чемодан скорлупок чистого серебра? Почему вообще такая форма?
В прочем, пожалуй, самой животрепещущей из тайн для Ковальски была и остается прекрасная светловолосая незнакомка, чья улыбка неизменно заставляла его сердце трепетать в ее присутствии. Вот уже несколько недель она приходила в булочную, брала несколько пышек и исчезала в толпе других покупателей. Еще ни разу им не довелось обмолвиться более, чем 10 словами, однако Якоб всегда чувствовал, будто знает ее целую вечность. Каждый раз, встречаясь взглядом с её карими глазами, между ними будто пробегала искра, однако...
Тяжело вздохнув, Якоб смахнул тряпкой крошки со стола и перевел взгляд за окно, где стеной шел ливень. Не в его правилах было предаваться лени и праздности на рабочем месте, и в силу отсутствия покупателей разумным было бы закрыться пораньше и пойти домой, но что-то удерживало его, заставляло тянуть время в безумной надежде, что...что она придет и им доведется обменяться еще десятком слов.

Отредактировано Jacob Kowalski (2017-07-20 20:31:49)

+4

3

Сегодня был ужасный день. Плохой как никогда. Да, и почему был? День-то ещё не закончился?
Примерно такие мысли сопровождали младшую Голдштейн, когда она повернула на Ривингтон-стрит.
Вполне может случиться что-то ещё. Оставалось надеяться, что всё же менее ужасное, чем пожар в Хогвартсе и заключение в тюрьму друга.
Стоило бы ещё начаться дождю, ведь уже было довольно пасмурно. Но в воздухе всё равно слышны те самые волшебные нотки скорого тепла. Когда кое-где ещё лежит снег, но ты уже понимаешь, что зима отступила, и душа наполняется вольно-невольно надеждой и каким-то томлением. Весенний вечер прохладен, но если ты в пальто, то и этот недостаток исчезает.
Да, только сейчас мысли бедной Голдштейн были далеки от романтики. Ей было горько. Горько за Скамандера, а ещё от того, что теперь она осталась одна.
Она так привыкла, что Тина рядом. Она всегда была рядом с ней. Даже когда они жили в приюте... Хотя, скорее как раз особенно тогда, когда они жили в приюте. Сестра всегда была той точкой опоры, рядом с которой даже такая блондинка как она - Куини - чувствует себя под надёжной защитой.
А теперь неизвестно когда она в следующий раз её увидит. Ведь кто знает, сколько времени займет вызволение Ньюта.
- Эх, Тина-Тина, мне уже тебя так не хватает... - прошептала Куини в небо. И оно ответило дождём.
На душе было гадко.
И ноги сами понесли в единственное в этом городе место, где ей всегда становилось лучше.
Да, ходить сюда Куини не следовало - даже нельзя. Но, что поделать, мы так часто не в силах побороть свои слабости...
Звякнул колокольчик и в булочную зашла девушка в розовом пальто и таком же берете.

Отредактировано Queenie Goldstein (2017-08-13 22:45:09)

+4

4

- Видно, небеса приглядывают за мной, - подумал Якоб, стоя за стойкой пекарни и глядя на своего единственного в сей поздний час посетителя. С момента его возвращения в Нью-Йорк количество волшебных совпадений и случайностей в его жизни, казалось, утроилось, и эта невероятная женщина уже стала одним из них.
Вслух же мужчина сказал:
- Добро пожаловать в булочную Ковальски! Чем я могу вам помочь в этот замечательный вечер? - он широко улыбнулся и расправил плечи, стараясь хорошо себя подать. Девушка медленно подняла на него глаза, и губы ее растянулись в ответной улыбке. Однако взор ее был несколько отсутствующим, будто мысли ее были где-то очень далеко, и были они невеселыми. Это встревожило Якоба.
- Сегодня выпечка дня у нас - булочки с корицей "Окама"! В такую проморзглую погоду нет ничего лучше чашечки ароматного кофе и горячей булочки с корицей, вы так не считаете? - широким жестом Ковальски указал на странной формы выпечку на своей витрине. Каждый экземпляр выглядел своего рода, как свернувшаяся клубком крылатая змея. Жители Нью-Йорка - чудной народ, считал Якоб. В свое время он знал множество людей в Европе, и каждый из них при одном взгляде на нечто подобное побледнел бы и перекрестился. А вот ньюйоркцев завораживает все необычное и яркое, что удачно сыграло на руку Якобу, когда тот решил открыть собственную пекарню со своими диковинками.
Девушка сложила руки на стойке и опустила глаза на витрину. Её светлые ресницы веером легли ей на щеки, и казалось, будто в пекарне вдруг стало несколько теплее, чем обычно, хотя все печи уже давно были погашены. Впервые они оказались наедине друг с другом, и шанс того, что кто-то еще придет, был ничтожно мал. От этой мысли Якоб нервно одернул ворот рубашки и отряхнул фартук, не зная куда деть свои неожиданно слишком большие и неповоротливые руки.
Прошла минута, две, но девушка не промолвила ни слова, все так же уставившись на витрину. Было очевидно, что некие тяжелые думы занимали ее голову в этот момент, а вовсе не дилемма о том взять или нет сегодня выпечки.
Немного подумав, Ковальски решительно кивнул и, перегнувшись через разделявшую их стойку, легко коснулся рукава розового пальто. В обычный день этот цвет радовал глаз, но сегодня он казался таким же замутненным, как и взгляд его хозяйки.
- Вы не могли бы подождать минуту-другую здесь? Я вскоре вернусь.

Отредактировано Jacob Kowalski (2017-09-24 23:00:10)

+4

5

Много, и правда слишком много для её светловолосой головки, мыслей посетили сегодня Куини.
Мысли о сестре, о Ньюте и его прошлом, которое она кусками (ох уж эти англичане!) считала ранее, о них вместе и их будущем (каким оно будет теперь?), о самой себе, оставшейся одной в таком большом Нью-Йорке... всё это бесконечной чередой кружилось в голове у Куини Голдштейн, которую многие считали весьма ветреной мадемуазель.

Запахи булочной Ковальски окружали как теплый плед. Тут было тепло, вкусно и очень уютно. А именно этого обычно и не хватает, когда тебе плохо.
Якоб что-то говорил, но Куини никак не могла сосредоточиться на его словах. Он был такой душка! И как же это дело ему подходит. Это видно и по счастью, что искрится в его глазах, когда он обслуживает клиентов, и по его румяным от работы с печью щекам и по таким сильным рукам, которые наверняка мастерски замешивают тесто. Хотела бы Куини на это посмотреть.
Что он там говорит? Булочки с корицей "Окама"? Вот, вы только посмотрите, с какой любовью и гордостью он про них рассказывает. Разве может так говорить человек, который находится не на своём месте?
А находится ли на своём месте она - младшая Голдштейн?

Окама... как жаль, что Якоб не помнит, как они все вместе ловили одну из них в чайник.
Перестав разглядывать бесцельно витрину и подняв глаза на владельца булочной, Куини улыбнулась.
Но вот он неожиданно коснулся её рукава, и девушка растерялась, не зная как отреагировать. В следующую секунду мужчина уже исчез где-то в подсобке.
И что ей делать? Уйти? Она заставила его пойти на прямой контакт, а это верный путь к разоблачению.
Ох, Куини-Куини, до чего же ты бестолковая!
Девушка закусилу губу и повернулась было уходить, но ноги не слушались.
Будто сердце дало им команду стоять вопреки приказам мозга.

+2

6

Помимо печей в основной зале, в подсобке на столе у Ковальски стояла еще плита. Даже скорее плиточка, настолько небольшая она была: очень компактная, но сделанная из добротного сплава и, более того, газовая. Это был подарок дорогого его сердцу друга из Европы на открытие пекарни, и Якоб души не чаял в своей малютке, после каждого использования протирал специально выделенной для этого тряпкой.
Войдя в помещение, едва освещенное одной единственной лампочкой, он любовно окинул взглядом свое сокровище, прежде чем снять с него еще горячую турку со свежесваренным кофе.
- Наверное, это судьба, - подумал Ковальски. - Как будто знал, когда варил для себя на вечер.
Немного провозившись в настенном шкафу в поисках двух одинаковых - или хотя бы похожих - чашек, он довольно усмехнулся в усы, найдя там еще и старенькую керамическую сахарницу. Он наполнил ее из жестяной банки, где они обычно хранили сахар в булочной, и разлил по чашкам кофе. Жаркий, густой аромат горького напитка разлился по подсобке, но Якоб знал, что тот ни в какое сравнение не шел с настоящим кофе, который так любят пить ньюйоржцы в различных городских кафе. Однако покупать зерна самому очень дорого, и варится растворимый кофе гораздо быстрее и легче. Хотя, в общем, это было бы неплохой идеей: начать предлагать свой собственный кофе покупателям вместе с выпечкой. Это определенно пришлось бы по нраву местным офисным работникам.
Перед тем, как выйти из подсобки, мужчина вытер вспотевшие ладони о фартук и пригладил челку, чтоб та не топорщилась, что случалось часто из-за сухого и теплого воздуха в булочной. Невольно он задался вопросом: а что если она ушла? Незнакомые мужчина и женщина наедине друг с другом поздним вечером...  Ввиду последних событий в Нью-Йорке неудивительно, если его поведение ее напугало.
Так или иначе, отступать уже было некуда, и, взяв в руки поднос с двумя чашками кофе и сахарницей, он, пятясь, спиной открыл дверь и вышел в основную залу. Она все еще была там. Тихонько и облегченно вздохнув, Ковальски подошел к стойке и аккуратно поставил на нее поднос, стараясь не расплескать кофе. Девушка стояла боком к нему, беспокойно глядя на дверь, что заставило мужчину почувствовать себя еще более виноватым. Разумеется, Ковальски хотелось бы пригласить ее внутрь, где можно присесть и дать отдохнуть ногам, однако тревога на ее лице подсказывала ему, что такое предложение еще больше выведет ее из равновесия. Самым безопасным вариантом было оставить между ними хотя бы какую-то преграду, например, прилавок.
- Дурацкая все же затея, и чего я этим добьюсь?..
Якоб открыл витрину, выбрал несколько самых пышных булочек с корицей и щипцами выудил их оттуда, положив на одну из подготовленных под прилавком тарелок. Разместив все яства на стойке, он пододвинул одну из чашек в сторону девушки.
- Сегодня так холодно, вы наверно замерзли. Угощайтесь! Сегодня – за счет заведения! – сказал он, тепло улыбаясь в усы. Какие бы сомнения не мучали его в данный момент, главной целью Якоба было, в конце концов, помочь и поднять ей настроение.

Отредактировано Jacob Kowalski (2017-10-20 07:29:06)

+5

7

Сначала ей почудилось, что пахнет кофе. А в следующую минуту появился Якоб и стало понятно, что не почудилось.
Это что-то невероятное! Якоб, ты невероятен! - чуть не сорвалось с губ растроганной Куини.
Это правда невероятно, потому что Якоб делал то, что так часто делала она сама в трудных ситуациях - создавал уют. Накормить ужином, или налить чашку чая, или, вот, кофе - это часто остаётся незамеченным, этому мало придают значение и только потом, когда человек расслабляется, раскрывается и отдохнёт от этого душой, он подумает: "Как здорово, что она/она приготовили поесть!"
Куини сцепила руки в замок и просто улыбалась, глядя как Якоб сервирует их импровизированное... свидание?
Да, надо быть осторожной, да, нельзя разоблачить себя - это всё Куини прекрасно помнила, но... но ей было 22 и просто необходимо почувствовать, что в жизни ещё есть что-то хорошее.
- За счёт заведения? Тогда я съем две! Как думаете, мне не повредит? - к драклу всё. Простите, неприятности и все проблемы, я подумаю о вас завтра.
С этими мыслями младшая Голдштейн откусила "окаме" голову.
- Это невероятно вкусно! - более-менее прожевав, отметила девушка. - Сделано с любовью?

+4

8

- Еще какой, - рассмеялся Якоб, глядя, как девушка вдохновенно расправляется с неведомой зверушкой. - И вам уж точно не повредит, вы такая худенькая, того и гляди ветром унесет!
Он хотел еще что-нибудь добавить, но не придумал, что. А с ней надо быть вдвойне осторожным. У такой роскошной девушки наверняка от ухажеров отбоя нет, и пошлые комплименты она слышит по несколько раз за день. А вот, глядите-ка, согласилась выпить с ним кофе! Ну, Ковальски, сегодня твой день! Надо хватать удачу за хвост...
- Хотите верьте, хотите нет, но вы сейчас исполняете мою мечту. Вы - мой первый постоянный клиент. Я всегда мечтал, что в моей булочной... ну, то есть мечтал-то я тогда, когда никакой булочной еще и в помине не было. Так вот, я мечтал, что все посетители моей булочной будут постоянными. Что ко мне будут ходить люди со всей округи, много-много лет, хотя бы раз в неделю. Сначала дети, потом влюбленные парочки, потом их дети - и так далее. И всех я буду знать по именам, спрашивать, что нового... - Якоб подцепил пальцем маленькую фарфоровую ручку. - В общем, я поднимаю эту чашку кофе за мою первую постоянную покупательницу.
"Спроси, как ее зовут", - шепнул решительный голос у него в голове.
"Не вздумай", - тут же отозвался другой. - "Ты и так на нее наседаешь".
Так и не разрешив эту дилемму, Якоб заулыбался во весь рот и поднял чашку.

+2

9

Как мечтала Куини, что когда-нибудь встретить мужчину, который сможет вот так непринуждённо перехватить груз забот о домашнем очаге, когда она устанет. Который будет создавать этот самый очаг. Вместе с ней.
Наверное, это всё от передозировки романами, которыми она зачитывалась в семнадцать. И отягчалось тем, что воспоминания об отце были очень смутными. А все мы склонны додумывать в хорошем ключе о том, что помним не ясно.
Но в наше время попробуй найди такого мужчину - все добывают драконов к ужину (а ты поди потом, попробуй его приготовить), а потом читают газеты, лёжа на диване.
И уж совсем единицы - и мужчин и женщин - воплощают свои мечты в жизнь.
Мысли о своих разбитых мечтах Куини решила отбросить, а вместо этого озвучить Якобу мысль предыдущую. После кофейного тоста, конечно же.
Подняв чашечку в ответ, девушка пригубила напиток, отчего вкусовые рецепторы совсем обалдели от счастья. Вкуснейшая булочка с очень неплохим кофе. Это ли не здорово? Определённо, решение прийти сюда было верным.
- Тогда я тоже скажу тост. Правда только после того, как и вы возьмёте себе "закуску", - Куини улыбалась. Уже совсем по обычному. Она наслаждалась моментом, успешно реализовав план подумать о последствиях и проблемах потом.
- За мужчину, воплотившего в жизнь свою мечту! А я думаю, что всё же не единственная, кто регулярно к вам наведывается, - чуть наклонилась к Якобу Куини как бы заговорщически сообщая эту информацию. - Честно скажу, это вызывает у меня восхищение. Мне кажется, в наше время вообще трудно мечтать. Что уж говорить о том, чтобы эти мечты реализовывать. Так что за вас! - отсалютовала чашкой.
- А зовут меня Кэти. Кэтрин, - не моргнув и глазом соврала Голдштейн. Зачем? Да ладно, все мы частенько повинуемся импульсу, особенно подпитанному страхом разоблачения.
- И как давно вы открыли это чудесное место? Вряд ли я была одной из первых покупательниц.

+1

10

- Вот спасибо, - Якоб второй раз поднял чашечку, улыбаясь от удовольствия. Что поделать, он любил, когда ему говорили приятные вещи. А кто же этого не любит? - Приятно познакомиться, Кэтрин!
Кэ-ти. Странно, ему казалось, что имя у нее будет более экзотическое, но "Кэти" - это тоже очень красиво. Прямо как короткие игривые завитки ее волос.
Вот только эта прекрасная булочная - совсем не его заслуга, а таинственного "Доброжелателя". Якоб подумал об этом и невольно заерзал на слуле, словно прекрасная теперь уже знакомая леди могла об этом знать.
- Мы открылись недавно, только в январе. И что от посетителей отбою не будет - это я знал с самого начала, хоть мне и не верили. Сейчас куда ни глянь, везде автомобили, консервы, небоскребы... а людям хочется уюта и тепла. Верите, Кэти - можно я вас так буду называть? - мне даже не хотели давать кредит в банке! Да... - он поднял руку и почесал шею. Было у него такое место, которое периодически чесалось. Насекомое что ли какое укусило. - Случай помог.

+1

11

Вопрос о случае напрашивался сам собой, но... не всколыхнёт ли это воспоминания, которые должны быть стёрты? Куини закусила губу.
Пока всё хорошо, Куини не слышала ничего подозрительного в мыслях этого милого мужчины. Но всё это так зыбко!
- Тогда стоит учредить праздник Дня Случая, - предложила она. - Ибо большей вкуснятины я в жизни не пробовала. А мне есть с чем сравнить, поверьте, - сделала она мелкий взмах рукой, не занятой чашкой. - Уверенна, вскоре дела у вас пойдут настолько успешно, что стоит уже сейчас подумать о расширении. М-м-м, а что вы добавляете в эту... зверушку? - Чуть не ляпнула Куини "дирикол". - Вроде не корица и не ваниль?.. После того как взяла у вас, весь вечер пыталась понять. Жалко, что взяла только одну.
Она сделала ещё глоток и опустила взгляд на столешницу.
Столько всего у Якоба хотелось узнать - где он рос, как звали его любимого котёнка, с кем он дружил, на кого больше похож - на маму или на папу? А характером?
Все эти вопросы вдруг вспорхнули в голове у Голдштейн будто птицы с ветки. Какую схватить?
- Вы придумываете такие интересные названия - наверное в детстве животным тоже забавные клички давали, верно? У вас был котёнок или щенок?

+2

12

- Оставьте мне право хоть на одну профессиональную тайну, - заговорщически проговорил Якоб, тоже отправляя в рот одну пухлую птичку.
Вообще-то ему ни капельки не жаль было раскрыть этой девушке хоть все профессиональные тайны, лишь бы она пришла к нему еще раз вот так выпить кофе... но именно эта кулинарная тайна была связана с крошечным, малю-ю-юсеньким таким нарушением Сухого закона. А с Кэти, хоть ему и казалось, что он знает ее уже давно, он говорил впервые в жизни.
Вопрос о животных всколыхнул в памяти безвозвратные времена, когда зеленая трава волной ложилась под босые ноги, и было жизненно необходимо решать серьезную проблему - пойти еще выкупаться в речке или решить, что это слишком сложно, и лучше понежиться на солнышке...
- У меня была корова по имени Ойка, - добросовестно начал перечислять он, - бык Гжегож, коза Марыська, а еще куча кур, цыплят и голубей, которых обычно называли "Вот этот вот", - он поглядел реакцию девушки. Получилась ли шутка? - Это все, конечно, не я придумал, а бабушка с дедушкой. Я провел детство в деревне, в Европе, а потом мы переехали в Нью-Йорк с родителями и жили в крохотной квартирке, так что никак не могли себе позволить домашних животных.
Он ностальгически вздохнул, словно оплакивая так и не названного щенка или котенка, и вдруг рассердился сам на себя. Да она еще, пожалуй, решит, что он самовлюбленный идиот, который только и может, что говорить о себе.
- Слушайте, а почему мы все время говорим обо мне?! Я вот с удовольствием послушаю про вас! Мне почему-то кажется, что вы такая... городская девчонка, у которой на каждый случай есть интересная история.

+4

13

Ого!
- Ничего себе! - удивлённо воскликнула Куинни и рассмеялась, украдкой вытирая сахарную пудру с уголка губ. - Тогда неудивительно, что форма вашей выпечки - это всевозможные зверушки.
Даже детство Якобы было незатейливым и простодушным. Хотя, ведь это же наоборот - он стал таким благодаря этому чистому и светлому детству. Здорово.
Куини нравилось смотреть как светятся счастьем глаза собеседника. Это было так... волнующе.
- То есть я оторва, хотите вы сказать? - лукаво переиначила слова Голдштейн. - На самом деле вы угадали лишь наполовину, - она сложила напополам подвернувшуюся под руку салфетку. - Я действительно всю жизнь провела в городе. Только не спрашивайте, где находится Варик-стрит... в городе с животными тяжело, но одним из любимейших наших развлечений было смотреть как подковывают лошадей. А ещё кататься на трамвае - это случалось редко, оттого видимо и было каким-то чудом.
Воспоминания захватили Куини.
- А, помните, несколько лет назад выдалась снежная зима, - с энтузиазмом продолжила девушка, схватив Якоба за руку. - Так мы отправились кататься на 50-ую улицу - ближе места конечно не нашли.  О, это было так весело! А вы любите зиму?

посмотреть воспоминания

Отредактировано Queenie Goldstein (2018-04-21 21:46:28)

+2


Вы здесь » Fantastic Beasts: Sturm und Drang » Прошлое » Рыцарь на белой булочке